На главную стр. 

Все написанное в этом произведении является художественным вымыслом, навеянным непроверенными слухами, а любые совпадения имен, названий и событий являются случайными.

Четвертый Фактор
Дмитрий Половец

Вера была,  значит, быть и надежде.
А зло губит зло, убивая, как прежде.
Кто правильно внял – забывает о горе.
Князья меж собою давно уже в ссоре.

Бывает, что люди – пустые созданья.
Но начался штурм на границе сознанья.
Кто–то Посланье прочтет и завоет,
Другой же –  в Пророчестве  Чудо откроет.

Мишель Нострадамус о 2012 годе.


Глава 1. Звонок из будущего

7462 дня до Конца Света – 17 июля 1992

Санкт–Петербург

– Алло, Князь. Вы где сегодня? – Миша старался говорить тихо, чтобы родители не услышали.

– У Винта в Ручьях. Его предки уехали на месяц. К семи подходи. Бабки не забудь.

– Хорошо. – Миша положил трубку.

Накинул ветровку. Пошел к выходу. Столкнулся с отцом в коридоре.

– Ты куда?

– Пойду на дискотеку с ребятами. Буду поздно.

– Вы бы загород съездили. На рыбалку сходили. Торчишь целыми днями в городе. Скоро каникулы закончатся.

Дверь захлопнулась.

Миша вышел на Академической. Оттуда до конца Науки –  на трамвае. Дальше пошел пешком. Дом Винта находился недалеко от железной дороги. «Главное – на местных не нарваться», – подумал Миша. Ускорил шаг. Прошел станцию. Оказался перед пустырем. На другом конце – облезлая «хрущевка».

От неожиданности Миша вздрогнул. Резко повернул голову назад. Вокруг никого. Между заброшенным ларьком и огромной лужей звонил телефон–автомат. «Тьфу!», – Миша сплюнул. Пару секунд помялся на месте. Подошел к телефону. Слегка дрожащей от волнения рукой снял трубку.

– Министерство культуры, – басом произнес Миша.

– Перестань паясничать и ни в коем случае не клади трубку, – голос на том конце провода показался очень знакомым.

– Ну что Вы?! Я и не собираюсь прерывать нашу беседу. На что жалуетесь?

– Вот идиот! Я же говорю тебе, перестань паясничать. У нас очень мало времени.

– У нас? Очень интересно! Слушай, а ты кто? – Миша вдруг осознал, что голос говорящего с ним человека очень напоминает его собственный, и даже интонации   те же.

– Вот это другое дело. Теперь слушай. Я – это ты, только в другом измерении. Я как бы твой дубль, живущий в другом мире. Понимаешь?

– Ладно, мэн. Хватит прикалываться. Получается у тебя, конечно, классно! Леха, ты что ли? А как ты рассчитал, что я тут проходить буду? И номер узнал!

– Опять начинается. Я не Леха, я Ми–ша. Я – это ты. Хорошо, давай я тебе докажу.

– Докажешь?

– Да, докажу. Помнишь, как ты в Житомир к бабке ездил? Тебе лет пять–шесть было. И решил там петуха покрасить кисточкой. Чуть глаз ему не выколол.

– Ну, так это все знают, – неуверенно произнес Миша.

– Все знают? А то, что этот петух потом тебе снился постоянно, тоже все знают? Травма детства. Еще: ты в пятом классе был влюблен в Наташку Семанюк. Ты украл рубль у Миронова в походе, в шестом классе. До сих пор, наверное, совесть мучает. Даже на день рождения к нему не пошел, стыдно было в глаза смотреть. Но признаться побоялся. Продолжать?

Миша молчал. Его вывел из оцепенения вопрос незнакомца.

– Какое сегодня число? И год? Только не молчи. Времени очень мало.

– 17 июля, 1992 год, – выдавил из себя Миша.

– Ты восьмой класс закончил?

– Ну, закончил…

– Отлично! Значит, я не ошибся. Мне удалось найти место пересечения наших миров.

– Это типа Бермудского треугольника? – Этот глупый вопрос – первое, что пришло Мише в голову. Он задал его, чтобы как-то выйти из состояния шока и доказать себе, что он еще способен мыслить.

– Вопросы потом. Сначала о главном. Запомни! В 2012–ом году человечество окажется на грани катастрофы и попытается перейти в другое измерение. Но это не решит его проблем. Нужно искать другое решение! Ты должен что–то изменить! Индейцы племени лакота обладают дополнительной информацией…

Мимо пронесся автомобиль, обдав Мишу грязной водой из лужи. «Ка–азел!», – он инстинктивно отбросил трубку и подался в сторону удаляющейся иномарки. Через несколько секунд приступ ярости стих.

– Алло. Меня тут…

Гудки. Миша отпустил трубку. Она закачалась возле него, как маятник. Он стоял неподвижно. Прошло около пяти минут. «Бред. Может, показалось. Все, нужно с травой завязывать!» Он со всей силы ударил ногой по болтающейся трубке, развернулся и быстро зашагал в сторону дома Винта.

Квартиру нашел с трудом. Позвонил.

– Кто? – спросил прокуренный голос.

– Это я.

Дверь открыл Князь. На нем была рваная тельняшка, доставшаяся ему когда–то от старшего брата – десантника. Полуприкрытые глаза. Или полуоткрытые. Он явно был не в настроении. Но положение наркодиллера обязывало держать себя в руках. Он никогда не читал книг о правильном ведении бизнеса. Он вообще не читал книг, и, может быть, даже не догадывался, что его занятие можно назвать бизнесом. Тем не менее, внутренний голос подсказывал ему, что с клиентами нужно вести себя по возможности вежливо, хотя возможности Князя в этом вопросе и были ограничены. Несколько секунд он смотрел на Мишу, пытаясь понять, каким образом тот узнал, что он будет сегодня у Винта.

– А, Лунин, бабло принес? – наконец, Князь вспомнил о телефонном разговоре. Это стоило ему больших усилий.

– Принес.

Миша вошел в темную прихожую. Где–то в глубине квартиры гремела западная музыка.

– Тебе травы опять?

– А что? – насторожился Миша.

– Да, вроде, не пионер уже. Пора на Гарика переходить.

– Героин?

– Он самый.

– Ладно, я подумаю.

– Думай. У нас все добровольно.

– Вообще хотел что–то новое попробовать.

– Новое? Романтик, бля. Там на кухне Лысый с Винтом мульку варят. Вот и попробуй.

– А что это?

– Эфедрин трехпроцентный с марганцовкой за 10 копеек из аптеки.

– Это пьют, что ли?

– Пьют?! Ха! Ну, ты рассмешил! Ширяют, конечно.

– Прямо в вену?

– Криво в вену.

– И чего?

– Чего, чего? Сам потом расскажешь чего.

Миша пошел на кухню. В коридоре было темно. Под ногами шуршали старые газеты. Раздавался звон пустых бутылок.

– Ах! Хорошо пошло..., – послышался хриплый женский голос из кухни.

На столе, заставленном маленькими пузырьками, грязными стаканами и пустыми консервными банками, лежало два шприца. На полу сидело трое парней и две девушки. Все с засученными рукавами.

– Опоздал, чувак, – сказал налысо бритый парень с детским лицом. И закрыл глаза.

– Слушай, Винт, а какие приходы от этой вашей мульки? – Миша обратился к Винту, так как не знал больше никого из присутствующих.

– Ты кто? – поинтересовалась девица с панковской причёской.  

– Миша.

– А я –  Стрелка. Хочешь, анекдот расскажу?

– Ну, давай.

– «Сидят два панка, пьют пиво... К ним приближается мент. Один панк другому говорит:
– Вот сейчас будет документы требовать, в отделение заберет...
Подходит мент:
– Ребята, дайте пива!
– А мы уже все выпили...
– Ну, тогда –  ваши документы, и пройдемте...»

Все, кроме Миши, дружно заржали.

– Ты не понял, что ли? – сочувствующе поинтересовалась Стрелка.

– Понял. Прикид у тебя классный.

– Давай еще раз, – предложил длинный детина из дальнего угла кухни.

– Муха, ты чего, паровоз?

– Может, мы этого зарядим в аптеку. Он не засвеченный, – не унимался Муха. – Слушай, как тебя?

– Миша.

– Миша…, – он задумался. – Откуда такая стремная кликуха?

– Это имя.

– Неважно. Идешь в аптеку. Здесь недалеко. Просишь эфедрин. Тебе тетка говорит: «Молодой человек, у нас есть двух-и трехпроцентный. Вам какой нужен?» Берешь несколько пузырьков трехпроцентного и приносишь сюда. Понял?

– Понял.

– Давай, Мишаня, – подбодрила Стрелка. – Одна нога здесь, другая – там.

Миша поплелся к двери.

– Ты куда, Лунин? – лениво поинтересовался Князь.

– Меня в аптеку послали.

– Хорошо. Прикид у тебя цивильный. Все, что попросишь – дадут. Хоть какую–то пользу принесешь человечеству.

– Пользу человечеству? – Мишино сердце бешено застучало. Он побледнел, вспомнив о разговоре с дублем.

– Ты чего, Лунин, готовый уже?

– Да так, ничего, – произнес он дрожащим голосом.

– Смотри мне тут, не окочурься, – для проверки Князь со всей силы ударил Мишу по плечу.

Князев Владимир Сергеевич: 17 лет. Кличка – Князь. С трудом закончил 8 классов школы. На второй год не оставался. Состоит на учете в милиции. Продает наркотики. Зарабатывает больше отца. Отец, естественно, не догадывается.

Миша вышел на лестничную площадку. Кто–то подскочил сзади, заткнул рот и больно заломил руку. Миша даже не пытался вырваться. Князь еще не успел закрыть дверь на ключ. К ней подбежало четыре человека в униформе цвета хаки и черных масках. Один из них был с автоматом. Он сильно ударил по двери ногой. Князь отлетел в сторону и больно ударился о стену.

– Лунин, ты че! – взревел Князь, но не успел договорить. Ему, по–видимому, тоже заткнули рот.

Все произошло в считанные секунды. Из квартиры послышался шум. Там происходила какая–то возня. «Менты!» – заорал Муха, но тут же затих. – «Всем лежать! Руки за голову!»

Через двадцать минут, восемь обитателей квартиры Винта, включая Мишу, стояли внизу у милицейской машины.

– Руки положить на машину! – командовал мужик с автоматом. – Ноги на ширине плеч!

Их обыскали. Все содержимое карманов было вытрясено.

– В машине никаких разговоров! Ясно?!

В отделение ехали долго. «Это явно кто–то покруче простого участкового», – думал Миша. – «Может быть, захват оперативной группы по борьбе с наркотиками?», – мысли  путались. – «Интересно, за использование – условно или… Нужно будет сказать, что случайно туда зашел. К другу. Зашел к другу. Зашел к другу».

– Ты навел? – ужасающим шепотом прошипел Князь, глядя Мише прямо в глаза.

– Разговоры! – заорал кто–то с переднего сиденья, отгороженного от задержанных решеткой.

Князь поднял правую руку и медленно, чтобы никто не заметил, провел большим пальцем поперек своего горла. Мише стало жутко.

– Это не я, – прошептал он, почти не открывая рта, но Князь уже не смотрел на него.

Глава 2. Допрос

7461 день до Конца Света – 18 июля 1992

Санкт–Петербург

– Лунин!

Миша подскочил на каменном холодном полу. Уже наступил день. Минут десять назад ему удалось задремать. Всю ночь он провел в камере с Мухой и еще тремя малолетками. Было холодно и страшно. Полная неопределенность. Он всегда знал, что это когда-нибудь произойдет. «Может, это и к лучшему. Теперь точно завяжу. Главное, чтобы в колонию не отправили. Нет, не смогут. Отец обязательно отмажет»

– Лунин!!!

– Да. – Миша, нехотя, повернулся. Его глаза были красными от бессонницы.

– Вставай, пошли со мной. – Дверь в камеру открылась,  в глаза ударил яркий дневной свет. – Иди вперед.

 Мишу привели в кабинет. За столом сидел усталый усатый мужик в штатском. Слева от него на стене висела большая карта города, размеченная какими–то значками. Он вяло посмотрел на карту и зевнул.

– Из Ручьев, значит, – сказал он. Затем, как будто собравшись с силами, потянулся, выпрямился на стуле, и произнес грозным голосом: «садись».

 – Миша сел.

– Фамилия?

– Лунин.

– Имя, отчество?

– Михаил Александрович.

– Год рождения?

– 16 февраля 1976 года.

– Что делал в квартире?

– Я в гости зашел к другу, – выдал Миша свою домашнюю заготовку.

– Какому другу?

– Князю, Князеву Вовке.

– Чья квартира?

– Еременко, кажется. Сергея Еременко.

– Откуда с Князевым знаком?

– Мы в школе вместе учились. Я потом в 470-ю, физико-математическую, перешел. А он – еще раньше в ПТУ.

– Наркотики употребляешь?

– Нет.

– А это что? У тебя в кармане лежало. – Усатый показал пакет.

– Не знаю. Это не мое.

– Не твое?! Ты знаешь, что тебе только за ношение срок полагается! – Он со всей силы стукнул кулаком по столу.

Мишу всего трясло. Он не знал уголовного кодекса и не мог оценить правдивость слов Усатого. Но, попав в шоковую ситуацию,  и не пытался что–то оценивать. Все мысли из головы улетучились. Максимум, на что он был способен в данный момент, – отвечать на задаваемые  вопросы «да», «нет», или дать исчерпывающий ответ из трех–четырех слов.  Усатый, конечно,  это понял.

– Кто тебе продавал наркотики?

– Какие наркотики? – У Миши оставался совсем небольшой запас сил, чтобы сопротивляться.

– Или ты говоришь, у кого покупал траву, или  сейчас отправляешься в колонию. Ты понял?! – заорал мужик. – Я лично тебя туда отвезу! С родителями не успеешь попрощаться. Они сейчас, наверное, тебя по всему городу разыскивают. По моргам.

Нервы Мишы не выдержали. Он расплакался. Усатый выдержал паузу и поднес ему стакан воды.

– Ладно, Лунин. Давай так – ты мне говоришь, кто продавал, а я постараюсь тебя отсюда выпустить как можно раньше. Поставим на учет. И все. За чистосердечное признание.

В этот момент в дверь постучали.

– Да, – раздраженно прокричал Усатый. Ему только что обломали примененный им впервые на практике метод под названием «хороший полицейский – плохой полицейский». О методе он узнал несколько дней назад из какого–то американского боевика, и сам сейчас с блеском сыграл обе роли. Ему не хватило нескольких минут, чтобы расколоть Мишу. Дверь открылась, за ней показался молодой парень в милицейской форме.

– Вениамин Прохорович, можно Вас на минуточку?

– Ну, что там еще? – Усатый недовольно встал и подошел к парню. Они о чем–то шептались. Миша пил воду.

Луценко Вениамин Прохорович: 39 лет. Сотрудник отдела по борьбе с наркотиками. Регулярно выполняет план по изъятию. Сам не принимает. Сверхплановое сбывает. Считает удачей задержание детей состоятельных родителей. За таких можно получить откуп. Любимый фильм – «Рокки 4»

Через пару минут Усатый вернулся . Сел за стол. Почесал затылок.

– Повезло тебе, Лунин, с отцом. Человек он! С большой буквы «че»! Не то, что ты! А я и не знал. Отпущу тебя. К такому отцу на перевоспитание – не грех.  И совесть моя чиста. Отцу скажи, чтобы зашел ко мне на днях. Очень хочу с ним лично познакомиться. Он поймет. Луценко моя фамилия. Запомнил?

– Да.

– Все, ступай. Вещи не забудь забрать. Он тебя на улице ждет, – Усатый попытался улыбнуться, но ничего эстетического из этой затеи не вышло.

 Миша вышел на улицу. Он сразу увидел отца и заплаканную маму. Они сидели недалеко в машине. Мама увидела его, подбежала и обняла.

– Мишенька, ну как же так?! Ну, чего тебе не хватало? Ты не стесняйся. Скажи. Мы все для тебя сделаем, – мать снова расплакалась.

– Катя, я же просил, – сердито сказал подошедший отец.

– Да ну тебя! – она отошла в сторону, отвернулась и вытирала платком потекшую косметику.

Лунин Александр Владимирович: 42 года. Юрист. Во время августовского путча в 1991 году поехал в Москву защищать Белый Дом, в котором находился Президиум Верховного Совета. В последние полгода серьезно занялся политикой. Демократ.

Лунина-Заславская Екатерина Николаевна: 40 лет. Имеет два высших образования. Домохозяйка.

Домой ехали молча.

– Мишенька, ты голодный? Я твой любимый грибной суп приготовила.

– Не, я не хочу, мам. Я спать пошел. Они меня всю ночь в камере держали.

– Хорошо, сыночек. Конечно. Я тебе постелю.

Миша дошел до кровати. Лег и сразу уснул. Родители шептались на кухне.

– Это все твое воспитание! – тихо говорил рассерженный отец. – Избаловала его. Ему 16 лет. Я в 16 лет уже с родителями не жил. Сам всего добивался. А он привык, что все у него есть. Если что – родители все сделают. Наркотики – это бегство от действительности. Для слабохарактерных. Что–то не получается, они сразу к наркотикам.

– Мое воспитание?! – негодовала мать. – Да ты вообще никаким воспитанием не занимаешься! Тебе важна только твоя политика. На семью тебе наплевать. Ты когда последний раз с сыном разговаривал? Интересовался, как у него дела?

– Ты мою политику не трогай. Если бы все сидели дома, никакой демократии в стране бы не было.

– Какой демократии?! Это не демократия, а анархия. Одни бандиты. Сначала мы растим этих бандитов, а потом пытаемся их перевоспитывать. Но уже поздно. Воспитанием нужно с детства заниматься.

– Результат твоего воспитания провел сегодня ночь в КПЗ!

– Разговаривать с тобой по–человечески невозможно. Ты ведешь себя, как ребенок. Не видишь или не хочешь видеть то, что происходит вокруг. Иди, сражайся с ветряными мельницами. Твой друг Ельцин всегда поможет…

Миша проснулся под вечер. Поел суп. Дома был только отец.

– Миша. Я с тобой поговорить хотел.

– Давай. Только без нравоучений, если можно. Мне и так хреново.

– Давно ты это…?

– Полгода. Это несерьезно. Баловался немного. Все. Хватит, – отрезал Миша.

– Хорошо. Я не буду с тобой говорить о том, что произошло. Ты уже взрослый. Сам все понимаешь. У тебя все есть – способности, отличные родители, которые тебе всегда помогут. Весь мир перед тобой открыт. Не делай глупостей, о которых будешь потом жалеть всю жизнь.

– Тебя, кстати, Луценко просил к нему зайти.

– Хорошо, забудем об этом случае. Мы с мамой тебе полностью доверяем. Ты попал под влияние плохой компании. Я могу это понять. Все зависит от окружения. И я постараюсь тебе помочь.

– Как помочь?

– Именно об этом я и хотел поговорить. Страна наша сейчас развивается. Мы строим новое общество, в котором нам не будут диктовать, что делать. Каждый будет сам для себя все решать. Это настоящая свобода личности. Понимаешь? Но демократию нужно поддерживать и защищать. Кое–кому это не нравится. Они пытаются тянуть нас назад.  В Москве сейчас все главные события происходят.  Мне предложили перевестись туда. Мы с мамой подумали и решили, что так всем нам будет лучше. Короче говоря, на следующей неделе  переезжаем в Москву.

– Я не поеду.

– Как не поедешь?

– Зачем мне Москва? Мне и тут хорошо. Что я там делать буду? У меня друзья в Питере.

– Видели мы твоих друзей!

– Это мое дело, с кем дружить! – Миша встал из-за стола.

– Не дури. Ты и так уже дел натворил!

– Я никуда не еду.

Он ушел в свою комнату, демонстративно хлопнув дверью. Лег на кровать. Нажал на кнопку магнитофона.

Группа крови на рукаве.
Мой порядковый номер на рукаве.
Пожелай мне удачи в бою, пожелай мне-е
Не остаться в этой траве.

К горлу подступили слезы. «Это правда. У меня и друзей–то нормальных нет. Я ведь и наркотики эти чертовы стал употреблять из-за одиночества. А что мне было делать?», – думал Миша. Он всегда боялся себе в этом признаться. Мир рушился. Точнее говоря, Миша осознал, что и рушиться нечему. Это было еще страшнее. А тут еще этот странный разговор по телефону. Он как будто разделил его жизнь на две части. То, что он еще вчера считал вечным, всего этого на самом деле просто не существовало... Он пролежал полчаса, переводя отрешенный взгляд с чемпионского состава «Зенита»–84 на висевшую рядом на стене фотографию Виктора Цоя. Кассета закончила играть. Он полежал еще немного в полной тишине. Потом вышел на улицу.

Во дворе никого не было. Решил поехать в центр. Он любил гулять по Невскому. Это успокаивало. Вышел у Гостиного Двора. Пошел в сторону Дворцовой Площади. Масса людей, по каким–то неуловимым законам, разделялась на части, затем снова сливалась, перекатывалась с одной стороны улицы на другую и обратно, застревала на светофорах, топила его в своем встречном потоке, потом  выбрасывала наружу, снова подхватывала сзади течением и оставляла через какое–то время. Мише это нравилось. Он прощался с городом, хотя и гнал от себя эту ужасную мысль.

– Лунин!

Миша обернулся и увидел Кирпича. Кирпич жил в Ручьях и был одним из предводителей местных гопников. Когда–то Князь познакомил Мишу с Кирпичем. Это давало почти стопроцентную гарантию безопасного нахождения в районе Ручьев. Не раз знакомство с Кирпичем спасало Мишу. На вопрос «кого знаешь?», можно было гордо ответить «Кирпича!».  В большинстве случаев этого было вполне достаточно.

– Здорово.

– Я слышал, вас с Князем менты замели, – Кирпич шепелявил. Вообще, кличка Кирпич идеально подходила для описания его внешности и внутреннего мира. Каждый раз, услышав эту кличку, посторонний человек мог долго удивляться, как же он сам не догадался.

– Да, было дело.

– Князя скоро отпустят. Но ему срок грозит. Он на тебя очень зол. Говорит, что ты их сдал ментам.

– Неправда! Я никого не закладывал. Зачем мне это нужно? Сам подумай.

– Правда, неправда. Мое дело тебя предупредить. У Князя с башкой не лады. Это факт известный. Ты с ним лучше не связывайся. Ему один раз Архимедыч не доплатил, так он его чуть до смерти не забил.

– А что мне делать?

– Не знаю. Свали куда–нибудь, пока он не остынет.

– А сколько он обычно остывает?

– Не знаю. Пару лет.

– Ладно. Спасибо за информацию.

Кирпич исчез. Миша застыл посреди улицы. Его задевали прохожие. «Эй, ты что, заснул?», – закричал кто–то. Миша вышел из оцепенения. Решение было принято. Развернулся. Поехал домой.

– Па, ты дома? – закричал он с порога.

– Дома.

– Если в Москву ехать, то сегодня…

Глава 3. Тайна планеты Х

2935 дней до Конца Света – 8 декабря 2004

 Пасадена, штат Калифорния

К зданию Лаборатории Реактивного Движения НАСА подъехал небольшой микроавтобус, разукрашенный символикой НАСА. Водитель вышел на улицу и закурил. Сегодня он приехал раньше обычного. По радио объявили о сильном тумане в горах, и он не хотел торопиться, хотя после тридцати лет исправной службы мог доехать от своего дома до Лаборатории с закрытыми глазами. Сотрудники Лаборатории заканчивали работу через 15 минут. Как всегда, ровно в 16:00 входная дверь распахнулась. Десять человек, разбившиеся на небольшие группки и что–то энергично обсуждавшие, направились к микроавтобусу.

– Добрый день, мистер Смит.

– Добрый день, – улыбнулся добродушный водитель и снял кепку в знак уважения.

Роджер Смит: 53 года. Водителем автобуса работает 32 года. Женат. Двое детей. За пределы Калифорнии не выезжал ни разу.

– Как там туман?

– Не волнуйтесь, я доставлю вас домой в любое время и в любую погоду. А вы думайте о работе, исследуйте мир, космос, делайте научные открытия, чтобы нам, простым смертным, было лучше и комфортнее жить. Может быть, и я когда-нибудь стану водителем межпланетных перевозок. Буду возить вас с Марса на Землю.

Все засмеялись и стали занимать свои места.

В это время из здания Лаборатории вышел   представительный, средних лет мужчина  с аккуратной французской бородкой. Он был явно взволнован, но старался это скрыть. Он бросил взгляд в сторону микроавтобуса, и быстрым шагом направился к новенькой красной Хонде. Завел. Резко нажал на газ. Машина рванула и врезалась в мощный железный забор в пяти метрах от стоянки. Послышался резкий звук удара, осколки разбитых фар разлетелись на много метров. Закричала женщина. Мистер Смит выскочил из микроавтобуса. Подбежал к машине. Рванул ручку водительской двери. К счастью, она не застряла. Позади мистера Смита уже стояли несколько пассажиров микроавтобуса. Один из них держал в руке мобильный телефон. Он был готов в любой момент набрать номер скорой помощи. По–видимому, удар оказался не очень сильным. Воздушные подушки не раскрылись.

– Вы в порядке, мистер Ферман? – дрожащим голосом спросил мистер Смит, рассматривая водителя.

– Все нормально. Не волнуйтесь, – ученый, извиняясь, поднял руки вверх. – Это все – моя рассеянность. Забыл переключить на задний ход. И дал газ! – он виновато улыбнулся.

Мистеру Ферману помогли выйти из машины.

– И как назло мне нужно срочно ехать домой. Сегодня годовщина свадьбы. Не мне вам рассказывать, что это значит. И чем  может обернуться опоздание. Нет времени ни на какие автосалоны. Думаю, оставить машину здесь и заняться ей завтра с утра.

– Конечно, мистер Ферман. Все это – мелочи. С кем не бывает! Не берите в голову. А завтра все уладите. Я подвезу Вас домой, – предложил мистер Смит.

– Большое спасибо. Надеюсь, не доставил Вам много хлопот.

– Ну что Вы! Знаете, что нужно сделать, чтобы никогда не забывать о годовщине свадьбы?

– Что?

– Один раз забыть о ней.

– Это Вы из собственного опыта? – засмеялся мистер Ферман.

– Вы смеетесь. Значит все окей, – водитель облегченно вздохнул.

Мистер Ферман зашел в автобус. Оценивающе посмотрел на пассажиров. Прошел в самый конец. Молча сел на заднее сиденье рядом с молодым человеком, закутанным в красный шарф. Тот повернулся в сторону мистера Фермана, поправляя спадающие с крючковатого носа очки. Он хотел что–то сказать, но не решался. Через несколько минут автобус тронулся.

– Фрэнк, ты слышал, что Дэйв Розенберг покончил с собой? – шепотом обратился молодой человек к своему новому соседу – Фрэнку Ферману.

– Конечно, как я мог об этом не слышать! Все только и говорят о его смерти, – в глазах мистера Фермана мелькнула еле заметная улыбка. Он ждал этого вопроса. – Это уже третий случай. Автомобильная катастрофа, сердечный приступ, теперь самоубийство… И все они работали в обсерватории на вершине горы Маунт-Вильсон в Пасадене. Тебе не кажется это странным?

– Почему ты связываешь эти случаи именно с работой в обсерватории? Ведь и мы с тобой там постоянно крутимся. Ты хочешь сказать, что… – молодой человек осекся.

– По крайней мере, нам не стоит увольняться, – пошутил Фрэнк. – Меня не удивило это самоубийство. Я, кажется, начинаю кое о чем догадываться, – его голос стал еле слышен. – Дэйв занимался планетой Х. И все они занимались той же темой. Дэйв продвинулся больше других.

– Фрэнк, пожалуйста, расскажи мне подробнее об этом проекте.

Фрэнк Ферман: 45 лет. Ученый–астроном. 20 лет назад мечтал получить Нобелевскую премию. 8 лет назад мечтал получить хорошую зарплату. Работает в НАСА 10 лет. Последние 5 лет ни о чем не мечтает. С детства борется за справедливость, ради которой готов пожертвовать многим.

– Хорошо. Но только, если это останется между нами. Ты знаешь, в последнее время мне в голову стали лезть нехорошие мысли. И я решил проверить, что же особенного нашел Дэйв в этой планете. Ты должен понимать, Мэтт, что обладание информацией о планете Нибиру сегодня становится опасным для жизни. Кто–то упорно старается скрыть эту информацию от людей. И у меня такое чувство, что этот кто–то – наше правительство.

– Что ты хочешь сказать?! Ты думаешь, ЦРУ убирает астрономов?!

Мурашки пробежали у Мэтта по коже. Он даже засомневался, хочет ли он знать что–либо о Нибиру. Мэтт открыл рот, чтобы остановить Фрэнка. Но... любопытство взяло верх.  Он сделал вид, что зевнул.

Мэтт Мэйсон: 26 лет. Студент факультета аэронавтики и космоса калифорнийского университета Беркли. Проходит практику в Лаборатории Реактивного Движения НАСА. Нередко страдает из-за излишнего любопытства.

– Мне кажется, что за мной следят. И прослушивают. Я специально разбил сегодня машину, чтобы поехать на автобусе. Мне кажется, это единственное место, где я могу с кем–то поговорить. Я очень надеялся, что ты спросишь меня о смерти Дэйва. Сам бы я ни за что не начал этот разговор. Но если ты спросил, значит тебя волнует судьба нашего товарища. Ты готов меня выслушать, Мэтт? Я не обижусь, если ты откажешься.

Мистер Ферман слишком хорошо знал Мэтта. Его любопытство было общеизвестно. Этим мистер Ферман  и решил воспользоваться. Все, что произошло сегодня, было им заранее тщательно спланировано.

Сам Мэтт рассказывал мистеру Ферману, как в детстве чуть не лишился жизни из-за своего чрезмерного любопытства. В своих фантазиях он играл роль сыщика и однажды «заподозрил» соседа мистера Даррелла в совершении преступления. Мэтту было 7 лет. Он незаметно забрался в багажник соседской машины, чтобы подслушать, о чем говорит мистер Даррелл и собрать «улики» против него. Бедного Мэтта никто не заметил, и его оставили в закрытой машине. Он пролежал в багажнике несколько часов, чуть не задохнувшись.

– Говори, Фрэнк, – после недолгого колебания Мэтт принял решение.

– Хорошо, – мистер Ферман посмотрел по сторонам и жестом показал Мэтту сесть ближе.  В 19 веке, в районе Месопотамии проводились раскопки, в результате которых были обнаружены древнейшие города, упоминающиеся в Библии – Вавилон, Ур, Аккад, Эриду, Мари.

– Это территория современного Ирака?

– Точно. Во время раскопок были обнаружены сотни глиняных табличек, на которых в хронологическом порядке была описана история Шумерской цивилизации, которая образовалась около 6000 лет назад. Интересно, что шумерские хроники включали также историю развития планеты Земля в течение 450 000 лет до возникновения шумерской цивилизации. Они знали, как выглядит Солнечная система из космоса. Подробно описали все планеты, включая даже цвет. Но существует одно отличие по отношению к современному описанию Солнечной системы, и отличие это – дополнительное небесное тело между Юпитером и Марсом, которое шумеры назвали Нибиру, что в переводе означает «Планета, которая пересекает». Существуют другие источники, описывающие его. Например, у аккадцев оно называется «Мардук». Шумерские хроники сообщают, что это была огромная планета, которая вращалась в направлении, противоположном всем остальным. Она имела чрезвычайно вытянутую и наклонную эллиптическую орбиту. Нибиру появляется в нашей солнечной системе каждые 3600 лет. Затем она уходит за орбиты наших планет и исчезает из поля зрения.

После каждой фразы мистер Ферман замолкал и на несколько секунд впивался напряженным взглядом в затылки своих сослуживцев, затем тем же взглядом сканировал крышу автобуса, и лишь закончив эту процедуру, продолжал свой рассказ.

– А что говорят шумерские таблички о возникновении Земли? – спросил Мэтт.

– Известному востоковеду Захарие Ситчину удалось расшифровать шумерские таблички и предложить гипотезу возникновения Земли. Я подробно изучил его работы. Шумерские жрецы считали, что именно Нибиру стала причиной возникновения планеты Земля. Во время одного из своих заходов в Солнечную систему, Нибиру очень близко подошла к планете Тиамат. Одна из лун Нибиру столкнулась с Тиамат, расколов ее на две части. Первая часть вместе со своей луной переместилась от удара на орбиту между Марсом и Венерой и стала Землей, а другая часть рассыпалась на миллионы кусочков, образовав пояс астероидов между Марсом и Юпитером, так называемый «кованый браслет».

– Тут еще инопланетян не хватает, – усмехнулся Мэтт.

– Я ученый и поэтому не верю во всякую чушь, вроде НЛО и человечков с антенной на затылке. Я верю фактам, которые сам могу проверить. Тем не менее, в шумерских хрониках действительно говорится о том, что планету Нибиру заселяли разумные существа, во что я сам, конечно, не верю. Они, по описанию, были в полтора–два раза выше людей. Шумеры называли их нифелимами, или аннунаками и считали богами. Жили они аж 360 000 земных лет! Они появились на Земле 445 000 лет назад. Причина их посещения Земли также описана. В какой–то момент аннунаки столкнулись с проблемой разряжения атмосферы. Это – что–то похожее на нашу проблему с озоновым слоем. И тогда они пришли к выводу, что нужно распылить частицы золота в озоновом слое вокруг Нибиру. Это должно было способствовать сохранению на планете тепла и света, которые отражались бы «золотым щитом» и возвращались обратно на Нибиру. «Золотой щит» также должен был защищать планету от вредных лучей Солнца, фильтруя их.

– Не удивлюсь, если золото они решили добывать на Земле…

Водитель включил радио.

– Какого черта сейчас это радио, – раздраженно зашипел мистер Ферман. – Да. Золото добывали из вод Персидского залива, но потом взялись за разработку шахтным способом в Юго–Восточной Африке.

– Ты знаешь, я как раз недавно читал результаты археологических исследований, где сообщается, что в Южной Африке в течение каменного века велись горнодобывающие работы.

Кто–то посмотрел на мистера Фермана с переднего ряда и улыбнулся. Мистер Ферман вздрогнул.  Он незаметно дернул Мэтта за край пальто, чтобы тот замолчал, и нервно улыбнулся в ответ. Сослуживец рукой сделал знак, по всей видимости, говорящий о том, чтобы мистер Ферман успокоился, и отвернулся. 

– Не знаю, не знаю, что они там раскопали, но в инопланетян поверю только под угрозой пыток. Помнишь Галилео Галилея? Чем я хуже? – мечтательно произнес Фрэнк. – Скажем, если бы меня, как Галилея, заставляли принять официальную идеологию под угрозой пыток, я еще, может, и согласился бы… К сожалению, часто обстоятельства вынуждают нас скрывать свои взгляды... Да. Так на чем мы остановились? Шахты. Аннунаки оставили своих товарищей–шахтеров на Земле, и те добывали золото, которое переправлялось на Нибиру каждые 3600 лет, когда Нибиру приближалась к Земле. Так продолжалось около 100 000 лет. А так как аннунаки жили очень долго, а работать в шахте 360 000 лет совсем не весело, произошло восстание. В конце концов, аннунаки решили вывести на Земле существ, способных работать в шахтах. Так появились шумеры. Аннунаки скрестили себя с обезьянами. Создание человека было описано в шумерских хрониках и похоже на сегодняшнее оплодотворение в пробирке. Символически этот процесс представлен двумя сплетенными змеями и точь-в-точь напоминает человеческую ДНК.

– Насколько я понимаю, все, что ты сейчас рассказал, – это лирическое отступление, – нетерпеливо перебил Мэтт. Он жил ближе всех к лаборатории и очень боялся, что  мистер Ферман не успеет закончить свой рассказ до того, как его привезут домой. – Ты хочешь сообщить мне что–то важное о смерти Дэйва?

– Совершенно верно! Главное находится на этих трех листах, – Фрэнк дрожащей рукой достал из кармана и развернул несколько листов с графиками и таблицами. – Вот. Проанализировав всю имеющуюся информацию и сделав расчеты, я пришел к выводу, что в декабре 2012 года Нибиру в очередной раз приблизится к Земле, причем настолько близко, что возможно столкновение. Но даже если столкновения не произойдет, а Нибиру просто приблизится к одному из полюсов Земли, это приведет к повторению всемирного потопа. Льды растают. Самой же Нибиру никакие катаклизмы не грозят, так как ее кора в 10 раз толще земной – примерно 10 процентов от общей массы.

– Ты считаешь, что Дэйв Розенберг пришел к тем же выводам?

– Я в этом не сомневаюсь!

CNN 15 декабря, 2004: В сорвавшемся микроавтобусе НАСА погибло три человека.

Пассажирский микроавтобус Лаборатории Реактивного Движения НАСА пролетел 200 футов, свалившись с горного серпантина. Микроавтобус вез шестерых служащих лаборатории в Пасадене, двух подрядчиков и двух служащих НАСА. Причину несчастного случая определить не удалось. Находящийся на высоте примерно 1500 футов участок шоссе был окутан облаками и туманом. Склоны горы были покрыты снегом, но дорога оставалась чистой.

Глава 4. Два сценария конца света

1894 дня до Конца Света – 15 октября 2007

Белый Дом, США

– Мистер Президент!

– Слушаю.

– Извините, что разбудил. Дело государственной важности.

– Что случилось?

Заспанный голос президента говорил о том, что нельзя сразу переходить к делу государственной важности. На другом конце провода это почувствовали.

– Во-первых, сегодня не 1 апреля. Во-вторых, в 2012-ом году ожидается конец света.

Президент США: 58 лет. Женат 30 лет. По политическим соображениям ни разу не изменял жене, о чем иногда жалеет. Любит свою жену, детей, внуков, страну. Не любит Северную Корею, Иран, Россию, республиканцев.

– Черт возьми, Майкл! Вы мне рассказывали, что у Вас бессонница, но меня хоть пожалейте. 3 часа ночи! Вы что там, Нострадамуса начитались вместо снотворного? Конец света не мог подождать до утра?!

Президент ненавидел эти срочные ночные звонки. В глубине души он считал, что неотложных дел не бывает, даже неотложных дел государственной важности. Наверное, именно благодаря такому взгляду на жизнь он спокойно спал и почти не болел в отличие от своих предшественников. С трудом продрав глаза, Президент с сожалением взглянул на спящую рядом жену, тяжело вздохнул, поправил пижаму и начал сползать с кровати. «Тяжело работать королем» – подумал он. – «Но ведь я мечтал об этом с детства. Нет, не с детства. С первого курса. Точно. Я тогда впервые заговорил об этом с Ником. Классный был парень, этот Ник. Я ему даже завидовал. Девушки его любили больше меня. Зато я стал президентом США! Не знаю, что лучше…»

– Простите сэр, но на этот раз все намного серьезнее, – продожил Майкл, поняв, что с Президентом можно вести осмысленную беседу. – Я только что получил сообщение нашего сверхсекретного научного отдела при ЦРУ и счел своим долгом сообщить Вам об этом. Я мог бы подождать до утра. Наверное, это ничего не изменит. Но я считаю, что это – самая важная информация за всю историю США, а может быть, и всего человечества. Конец света предсказывают не только библейские и новоявленные пророки, и даже не экстрасенсы, а ученые из НАСА. Их, в отличие от библейских персонажей, можно пощупать и даже поговорить с ними.

– Майкл, Вы знаете, чего обычно хотят ученые? Я Вам расскажу, если для Вас это до сих пор секрет. Им нужны три вещи – знания ради знаний, почет и деньги на их игрушки. А я не собираюсь субсидировать конец света! У меня нет для этого бюджета. Я Вам больше скажу – если мы не выкарабкаемся из глобального кризиса, который нам предсказывают другие ученые, конец света настанет намного раньше.

– Сэр, мы провели секретные исследования, которые подтвердили выводы НАСА. Давайте встретимся. Я все объясню, это не займет много времени. А времени у нас действительно осталось очень мало.

– Хорошо. Через 20 минут в моем кабинете.

– Спасибо, сэр.

Спустя 20 минут. Кабинет Президента.

– Разрешите?

– Входите, Майкл.

Майкл Хафф: 50 лет. Правая рука Президента США. Мозг Президента США. Умен. Дальновиден и логичен. Всегда прав. Круг друзей строго ограничен. В полемику не вступает никогда.

 В комнату энергичной походкой вошел полный, невысокого роста человек средних лет. Большая голова, высокий лоб, очки, несколько скрывающие проницательный взгляд. В руке он держал кожаную папку с какими–то документами. Ходили слухи, что Майкл никогда не расстается со своей знаменитой папкой. Наверное, спецслужбы многих стран были ли бы готовы пожертвовать многим ради того, чтобы ознакомиться с ее содержимым. Кто–то из персонала даже придумал про это неприличный анекдот и рассказал его одной из уборщиц, после чего в Белом Доме его больше не видели.

– Простите сэр, но нам лучше поговорить в другом месте. Я хочу быть уверен, что нас никто не слышит. И не видит.

– Ну, хорошо, хорошо – покорно согласился Президент, смирившись с мыслью, что сегодня  выспаться ему не удастся.

Они вышли из кабинета Президента.  В коридоре не встретили никого, что было  странным для такого времени.  Быстро прошли к лифту в другом конце длинного коридора, дважды оставив отпечатки пальцев по дороге. Доступ к этому лифту был строго ограничен.

– В Черную комнату? – спросил Президент.

– Да, – Майкл нажал кнопку лифта: «–10».

Черной комнатой называлось самое безопасное место для сверхсекретных совещаний в Белом Доме.  Черная комната находилась глубоко под землей и была построена еще при Кеннеди. Ежедневно двое работников спецслужб проверяли ее десять раз на предмет утечки информации, сообщаемой в ней. В свою очередь, этих двух работников  проверяли еще несколько десятков других.

– Ну, что там у нас стряслось? – спросил Президент, усаживаясь в мягкое кресло, когда, наконец, дверь за ними герметично закрылась. – Ученые запугали очередным концом света? Сколько мы этих концов света уже пережили! Я со счета сбился, – Президент самодовольно засмеялся. – Мне стыдно перед Черной комнатой. У нее слишком высокая квалификация для такого рода информации.

– На этот раз, как я сказал, все намного серьезнее. Естественно, Вы можете не верить нашей Академии Наук, которая, как Вы выражаетесь, хочет получить деньги на свои игрушки. Я с Вами полностью согласен. Но, не верить экспертам наших спецслужб или просто игнорировать их сигналы тревоги было бы губительной ошибкой. А их выводы не предвещают ничего хорошего.

– Ну, ладно, выкладывайте. Что там у Вас?

– Начнем с мистики. Небольшое вступление. Существует некий календарь, составленный жрецами древней цивилизации майя. Календарь исключительно точный. Учитывая то, что он был создан много веков назад, такая точность без каких–либо приборов представляется чем–то из области фантастики. Не имею понятия, как им это удалось, но интересен тот факт, что календарь обрывается 21 декабря 2012 года. Точнее говоря, заканчивается очередной цикл, так называемая «Эра Пятого Солнца», а индейцы верили, что начало нового цикла всегда сопряжено с чудовищными потрясениями.

– Ну и что?

– Наши ученые–эксперты обнаружили, что действительно существует несколько сценариев катастрофы на Земле в конце 2012 года.

– Но это же – просто гипотезы?

– Сэр! Поверьте, я не стал бы будить Вас посреди ночи, чтобы поделиться гипотезами. Каждый такой сценарий может стать реальностью с вероятностью в 90, если не все 100 процентов.

– Давайте для начала сосредоточимся на двух основных, – предложил Президент.  Его стало знобить. Неожиданно он осознал, что находится в Черной комнате, где ему приходится бывать не очень часто, и рядом с ним сидит очень серьезный человек и говорит о конце света. А если быть еще точнее, он говорит, что жить Президенту осталось пять лет.

– Корональные выбросы на Солнце и столкновение Земли с другой планетой, – донесся до Президента голос Майкла, как будто тот зачитал приговор.

– Начнем с первого сценария, – Президент нервно почесал нос.

– Окей. Вариант первый: солнечная активность грозит нам глобальной катастрофой. Последствия внезапного солнечного шторма сравнимы с ядерной войной. Причиной катастрофы станут геомагнитные бури невиданной силы, вызванные колоссальными вспышками на Солнце – так называемыми корональными выбросами. Заряд плазмы, извергнутый на нашу планету, парализует все электрические сети и все то, что работает от электричества. Из строя выйдут все энергосистемы, трансформаторы. Самые уязвимые элементы – это как раз трансформаторы. Они быстро перегреются и расплавятся. По оценкам экспертов, только в США через 90 секунд после удара сгорят 300 ключевых трансформаторов. Эти приборы нельзя отремонтировать, их можно только заменить. Но заводы, на которых они производятся, будут парализованы. Поэтому процесс восстановления затянется. В принципе, никто не погибнет от геомагнитных бурь. Последствия проявятся не сразу. Например, перестанет поступать питьевая вода, отключатся бензоколонки, перестанут функционировать нефте-и газопроводы. Автономные энергосистемы в больницах и других учреждениях проработают три дня, затем остановятся. Выйдут из строя системы охлаждения и хранения продуктов. В итоге из-за косвенных последствий паралича системы энергоснабжения в течение года умрут миллионы людей.

– Если все дело в трансформаторах, почему не запастись ими заранее?

– Дело в том, что последствия геомагнитных бурь непредсказуемы. Как я уже упомянул, они сравнимы с ядерной войной. Я привел пример возможного развития событий. Существуют более пессимистичные версии, по которым большинство человечества погибнет сразу, но, я думаю, и того, что я рассказал, достаточно. Все это должно произойти в конце 2012–го года с вероятностью, близкой к 100%!

Капли пота выступили на лбу Президента. Он налил себе  воды. Рука дрожала.

– Второй сценарий?

– Второй сценарий – столкновение или сближение с планетой Нибиру.

– Я что–то не припомню, чтобы в школе мне про нее рассказывали.

– Это объясняется двумя причинами. Во-первых, она появляется в Солнечной системе раз в 3600 лет. Во-вторых, наши спецслужбы тщательно скрывают факт ее существования от мировой общественности, включая школьников.

– Почему скрывают?

– Не будем сейчас вдаваться в подробности. Так исторически сложилось. Это решение было принято одним из Ваших предшественников. Главная причина – государственная безопасность. Известие о Нибиру может вызвать панику, доллар и человеческая жизнь обесценятся. Все это может привести к государственному перевороту… ну, и так далее.

– Допустим…

– Нибиру уже сейчас находится недалеко от Земли. В прошлом году мы построили в Антарктиде инфракрасный телескоп. Истинная причина его строительства была, естественно, засекречена. Зона наблюдения Нибиру на ближайший год – Антарктида и Южное Чили. С начала–середины 2012 года Нибиру будет видна со всей поверхности Земли невооруженным взглядом.

– Какую угрозу для нас представляет Нибиру?

– Для начала скажу, что вычисления наших экспертов привели к фантастическому результату – Нибиру максимально приблизится к Земле 21 декабря 2012 года. Именно в этот день обрывается календарь майя. Теперь вернемся к Вашему вопросу. Чем нам грозит Нибиру? По нашим расчетам, Нибиру пройдет очень близко от Земли или даже столкнется с нашей планетой. Последствия – катаклизмы, глобальные климатические изменения на Земле, повторение всемирного потопа. Никто не выживет. Вы в порядке, сэр? – спросил Майкл, заметив странное поведение Президента. – Возьмите себя в руки. Не волнуйтесь. Наши ученые обязательно что-нибудь придумают.

– Это –  какой–то голливудский фильм. И я в роли Президента, спасающего американскую нацию. Никогда бы не подумал… Может мне все это снится?!

– Да уж, накаркали эти режиссеры в Голливуде! Вы очень кстати сказали «американскую нацию». Я бы посоветовал держать в секрете выводы наших специалистов, так как нам может понадобиться электроэнергия. А делиться ею со всем миром при некотором раскладе представляется невозможным. Максимальная конспирация обязательна!

– Но ведь выводы НАСА всем известны.

– Да, известны. Но, как вы понимаете, к ним обычно никто всерьез не относится. Кроме того, ученых можно просто запугать, и они перестанут говорить то, что думают. В какой–то момент нам пришлось пойти на это. Мы также организовали в СМИ кампанию по высмеиванию и травле всех, кто хоть как-то был причастен и согласен с гипотезой о «планете Х», включая астрономов и историков. Кампанию против теории новой планеты возглавили известные академики.

– Что Вы предлагаете, Майкл? – перебил Президент. – О Ваших отношениях с учеными поговорим на каком-нибудь банкете.

– Мы должны выделить все возможные ресурсы, включая денежные, на решение этой проблемы. Наши специалисты продвинулись довольно далеко. Но им нужно полностью развязать руки. В данный момент, только от них зависит дальнейшая судьба США, да и всего человечества, в том числе и нас с Вами.

– Хорошо. Я даю Вам все полномочия. Докладывайте мне лично, – этой фразой заканчивалось большинство важных встреч Президента и его советника. Президент обессилено откинулся на спинку кресла. Не верить Майклу не было никаких оснований.

– Да, сэр. Я позвоню доктору, чтобы осмотрел Вас. Вам необходимо немного отдохнуть.

 

 

 

 

 

Глава 5. Будет ли жизнь на Марсе?

1892 дня до Конца Света – 17 октября 2007

Москва, Кремль

– Алло, соедините меня с господином Луговым.

– Представьтесь, пожалуйста.

– Передайте ему, что звонит Джон Оуэн. Великобритания.

– Господин Луговой занят, пожалуйста, перезвоните позже.

– Это очень срочно. Только сообщите ему мое имя.

Через минуту в трубке послышался приятный голос.

– Алло.

– Серей Матвеевич?

– Да. Джон? Рад тебя слышать. Я сейчас перезвоню.

Он поднялся с кресла. Подошел к двери кабинета. Открыл.

– Татьяна Игоревна, полчаса меня не беспокоить, – закрыл дверь на ключ. Достал из кармана прибор, напоминающий мобильный телефон. Набрал номер.

– Рад слышать тебя, брат Хун-Ахпу, – тихо произнес Сергей Матвеевич.

– Здравствуй, дорогой Вукуб-Каме. Как ты думаешь, сколько лет понадобится человечеству, чтобы иметь такой безопасный канал связи, как наш? – он засмеялся. – Так запросто звонить из Кремля, когда все вокруг прослушивается.

– Думаю лет двадцать, не меньше. Наш президент говорит: чтобы тебя не прослушивали, нужно ехать в Финляндию, – он ухмыльнулся. – Есть новости, Хун-Ахпу? – Сергей Матвеевич заговорил на непонятном языке. Это было одно из наречий древней цивилизации майя.

– Началось.

– Отлично! – глаза Сергея Матвеевича засветились.

– Чему ты рад, Вукуб-Каме?!

– Мы были готовы к этому. Конец света не застал нас врасплох. Это пол–успеха.

– Все уже оповещены. Информация поступила из США. Все идет по плану.

– Нужно срочно заняться разработкой Марса. Все технологии готовы. Вы уже приняли решение, откуда запускать экспедицию?

– Лучше всего сделать это в США. Там больше возможностей. Я считаю, что нужно поручить это дело Стиву Элисону.

Да, ты прав. Лучше Теель-Кусама никто не справится с этим делом. Тем более что в США у нас есть еще несколько человек, которые ему помогут.

– Срочно свяжись с ним. Нельзя терять время. Сколько потребуется на установку оборудования?

– Несколько месяцев. Потом запуск экспедиции. Год полета. В экспедиции наших людей не будет. Риск нам не нужен.

– Желательно, чтобы они вернулись до декабря 2012. Не хотел бы их оставлять на Марсе. Это может быть опасно для нас.

– Посмотрим. Возможно, какая–то помощь все же понадобится. Главное не торопиться с принятием решений. Нужно все тщательно продумать.

– Хорошо. Держи меня в курсе.

Сергей Матвеевич убрал странный прибор в карман. Задумался. Записал что–то в своем блокноте. Снова достал прибор. Набрал номер.

– Теель-Кусам, здравствуй.

– Приветствую тебя, Вукуб-Каме. Я уже переговорил с Хун-Ахпу. Экспедиция вылетит с территории США. Мне не составит труда скрыть это от общественности и даже от правительства.

– Я в этом не сомневаюсь. Мы – майя! Наши технологии на много лет опережают все, что придумано человеком до сих пор.

– Они всегда считали нас богами, – Теель-Кусам засмеялся. – Итак, какие задачи мы должны решить?

– Начну с того, что Марс – место гиблое. Он кажется совершенно непригодным для жизни человека. Почему? На то есть несколько причин. Во-первых, разряженная атмосфера. Давление примерно 1/150 от земного. В таких условиях вода закипает при температуре 0,5 градуса Цельсия.

– Температура человеческого тела немного выше.

– Очень правильное замечание. Без специального скафандра наша кровь закипит меньше чем за секунду. А ходить всю жизнь в герметичном, жестком скафандре не очень хочется. Кроме того, вода при таких условиях не может существовать в жидком виде. Это либо пар, либо лед. Промежуточного состояния не существует. Во-вторых, практически полное отсутствие кислорода в атмосфере. Его на Марсе примерно 0.13%. В–третьих, – холод. Средняя температура –50 градусов Цельсия. Диапазон температур от –130 до +20. И последнее – солнечная радиация.

– Первое впечатление – безнадежно. Какие у нас есть решения этих проблем?

– Есть два решения, которые мы будем проводить одновременно. Одно из них должно занять много времени, и я не уверен, что мы успеем до конца 2012 года. Другое – более локально и займет не так много времени.

– Сначала расскажи о глобальном решении.

– Создать подходящую атмосферу с помощью кислорода. Теоретически, можно было бы засадить Марс какими-нибудь растениями, например, лишайниками. И пусть себе потребляют углекислый газ и вырабатывают кислород. Тут есть несколько проблем. Возможно, что для такого действия на Марсе будет недостаточно углекислого газа. А если его и хватит, то наверняка растения не приживутся. Поэтому от такой идеи придется отказаться. В условиях Марса мы не сможем использовать земные биологические сущности для производства кислорода. Они будут быстро вымирать. Может быть, эту проблему и можно решить, но на это уйдут годы.

– Какие у нас альтернативы?

– Роботы. Или заводы–роботы. Можно сказать, что они довольно примитивны. У каждого такого объекта всего две задачи: производить кислород из подножных минералов и создавать свои копии. Они будут использовать оксиды марсианского грунта.

– Откуда они будут брать энергию?

– На это существует дежурный ответ. Конечно, от Солнца. Мы завершили все эксперименты на Земле. Все готово. По нашим подсчетам достаточно доставить на Марс около двадцати таких роботов. И тогда, к концу 2012 года мы сможем ходить по Марсу даже без масок.

– А запасной вариант?

– Более простой. Давление атмосферы на Марсе падает примерно в три раза каждые 11 километров. Температура, в свою очередь, падает на 2.5 градуса каждый километр. Таким образом, несложный подсчет показывает, что если мы опустимся на 32 – 35 километров, то сможем жить практически под открытым небом.

– Значит, нам осталось вырыть большой котлован?

–  Совершенно верно. Все технические документы я уже переслал.

– Мы работаем с лучшими учеными. Часть из них полетит на Марс через несколько месяцев.

– Обязательно подумай о нашей безопасности на Марсе. Что мы будем делать с теми, кто на нас работает? Это нужно решить заранее. Можно ли оставить часть из них с нами. Что если они захотят захватить власть? Это очень важные вопросы.

– Не волнуйся, Вукуб-Каме. И всем передай, чтобы не волновались. Все будет сделано в лучшем виде!

 

 

 

 

 

 

 

Глава 6. Лакота, лакота...

1828 дней до Конца Света – 20 декабря 2007

Москва

Садовое кольцо в сторону Курского вокзала стояло без движения. Третье кольцо стояло. 

– Давай через Зацепский Вал, там уйдем на Яузскую набережную, – предложил Миша.

Немного проехали Яузскую и снова встали перед Ростокинским проездом. Миша взглянул на часы, потом на водителя, молодого щупленького парня лет двадцати трех со светлыми волосами, аккуратно зачесанными на пробор. Он нервно барабанил тонкими пальцами по рулю.

– Все, Витя, расслабься. Я им звоню, переносим встречу на завтра.

Зинкевич Виктор Михайлович: 22 года. Родился в Мытищах. В армии не служил. В прошлом году поступал в МГУ. Результат отрицательный. Дядя работает в военкомате. В Москве живет 2 года. Болеет за «Спартак».

– Как меня эти пробки доконали, Михаил Александрович!

– Правда? А мне нравится, – Миша с трудом сдерживал себя. – Выключи этот «Ленинград»! Сотый раз за сегодня диск слушаем!

– Радио?

– Да что угодно, только не «поедем на дачу»!

Виктор включил радио.

«Сегодня 20 декабря 2007 года. «Эхо Москвы» и я, Екатерина Еремина, поделимся с вами международными новостями. Вашингтон: североамериканские индейцы племени лакота разрывают договор с федеральным правительством США. Договор был подписан более 150 лет назад. Представитель вождей Рассел Минз заявил в Вашингтоне, что индейцы отныне не считают себя американскими гражданами. Всем желающим отказаться от гражданства США будут выданы новые паспорта и новые водительские удостоверения. Земли индейцев лакота располагаются на территориях пяти штатов: Небраска, Северная и Южная Дакота, Монтана и Вайоминг. Индейцы утверждают, что соглашения неоднократно нарушались, чтобы «украсть их культуру, их землю и их способность поддерживать собственный образ жизни». По словам Минза, выход из соглашений полностью легален. Минз заявил: «Это соответствует законам США, в частности статье шестой Конституции. Это соответствует законам о договорах, принятых на Венской конвенции и ратифицированных США и остальной частью мирового сообщества в 1980 году. Мы имеем юридическое право быть свободными и независимыми»

– Что за чушь! – Виктор посмотрел на Мишу. – Михаил Александрович, что с вами?

Побледневший Миша молчал.

– Михаил Александрович, может, воды?

– Воды? Не надо воды.

Наступила долгая пауза.

– Лакота, лакота, иди на Федота, с Федота на Якова, с Якова на всякого, – монотонно проговорил Миша, отрешенно глядя на радио. – Ну и что нам с этим делать?

– С чем? – удивленный Виктор подозрительно покосился на шефа.

– Давай домой. День сегодня тяжелый. Хотя нет. Постой. Останови здесь.

Витя отъехал в сторону.

– Я пешком. Так быстрее. Потом на метро домой вернусь. Где тут ближайшая библиотека? Знаешь?

– По–моему, ближайшая – это электронная библиотека Мошкова.

– Да. Тоже правильно. Что–то у меня совсем крыша поехала.

– Тут недалеко Интернет-кафе. Вперед немного пройдите. Вам подойдет такой вариант?

– Подойдет. Ладно, я пошел. До завтра. Утром, как обычно.

– До завтра, – изумленный Виктор долго смотрел вслед своему шефу.

Миша быстро зашагал в направлении Интернет-кафе. Он машинально сунул руку в карман и судорожно пытался достать запутавшийся там мобильник. Достал. Со второго раза набрал правильный номер.

– Пирятинский, здорово!

– Мишка! Сколько лет, сколько зим! Как жизнь молодая? – послышался заспанный голос Пирятинского.

– Ты дрыхнешь, как всегда? Дела ничего. Вашими молитвами. Только вопросов много в последнее время.

– Вопросы – это хорошо. Посылай в «Что? Где? Когда?»

– У меня – экзистенциальные.

– Это хуже. Главное – не запускать. Ты о Махараджи слышал? Трансцендентальная медитация. Прикольная штука. Обязательно попробуй. Я практикую уже несколько месяцев. Или Ошо – динамическая медитация. Тоже прикольно.

– Помогает?

– Неправильный вопрос.

– Хорошо, тогда внимание – правильный вопрос: cлушай, Пирятинский, ты могуч, ты гоняешь стаи туч. И кроссворды решаешь.

– Да, такой я.

– Эрудит, короче.

– Эрудит, если не сказать больше.

Пирятинский Максим Миронович: 31 год. По профессии – математик. По жизни – флегматик. Максимальный стаж работы на одном месте – 5 месяцев. Уровень общих знаний не уступает Федору Двинятину и Максиму Поташеву. В данный момент ищет смысл жизни. От финансового кризиса не пострадал, в связи с отсутствием рублей и иностранной валюты в размере, превышающем карманные расходы.

– Что ты знаешь об индейцах племени лакота?

– Ты, брат, загнул. Индейцы лакота. На Интернете поищи. Могу тебе предложить взамен других индейцев – племени яки. Читал Карлоса Кастанеду? Они в Мексике живут. Но у меня такое подозрение, что все индейцы живут в Мексике и трясут своей точкой сборки без перерыва.

– Чего ты торгуешься? Мы же не на базаре. Мне мои индейцы дороги, – Миша вошел в Интернет-кафе. – Все. Я пошел на Интернете проверять. Спасибо, Макс. Не пропадай.

– Я бы поспорил, кто из нас имеет лучшую способность пропадать. Но вижу, что тебе не терпится к твоим краснокожим. Так что, взаимно. Не пропадай. Пока.

Миша подошел к бару.

– Девушка, у вас водка есть?

– Нет. У нас есть Интернет и пиво.

– Интернет без водки – деньги на ветер. Давайте «Балтику». Девятку.

– Располагайтесь. Я принесу.

Миша сел напротив свободного компьютера. Зашел в поисковик и написал «индейцы лакота». Окно зависло. «Черт!» Пересел за другой компьютер. Повторил операцию. Результат – без изменения. Кроме него, в кафе сидела девочка–школьница.

– У вас Интернет накрылся, – закричала она обиженным голосом.

– Медным тазом, – добавил Миша. – Что же это такое?

– Не волнуйтесь. Сейчас все исправим, – сообщил вышедший хозяин заведения.

Прошло двадцать пять минут. Миша допил пиво. Интернет не оживал. Он вышел из кафе и медленно поплелся к метро. Через час был дома. Долго стоял под душем. Завалился на диван перед телевизором. Щелкнул пультом.

– Правильный ответ  – манометр. Браво! У Вас сто тысяч рублей, и мы переходим к следующему вопросу, – сообщил Максим Галкин.

Миша вспомнил Макса Пирятинского, который, бывая у него в гостях, нередко доходил до максимальной суммы, предлагаемой в передаче «Кто хочет стать миллионером», за что получил от Мишы прозвище «подпольный миллионер Корейко». На самом деле денег у Пирятинского не было вообще. Торговлю своим интеллектом он считал недостойным занятием. А может быть, просто был слишком ленив, и поэтому занимал деньги у Миши.

– Итак, следующий вопрос: «Где проживают индейцы племени лакота?» Варианты ответа – Центральная Америка, Мексика, Северная Америка, Азия.

У Миши отвисла челюсть.

– Честно говоря, не знаю. Давайте возьмем подсказку, – улыбнулась безвкусно размалеванная девушка в красном костюме.

– Лариса, вы помните, что звонок другу уже использован?

– К сожалению, – вздохнула девушка.

– Остается «помощь зала» или «50 на 50». Что выбираете?

– Давайте «50 на 50».

– Хорошо. Уважаемый компьютер. Уберите, пожалуйста, два неправильных ответа, – обратился ведущий к уважаемому компьютеру.

На экране остались Северная Америка и Мексика. Миша застыл в позе пантеры перед смертельным прыжком. В этот момент вырубило пробки. Квартиру накрыла темнота. В связи с событиями последнего дня, долго оставаться во мраке Миша не мог. Было в этом что-то слишком зловещее. Он пошел на кухню, чиркнул спичкой, откопал в одном из ящиков свечку и зажег ее. На всю процедуру ушло полкоробка спичек. Миша подошел к зеркалу и посмотрел на себя. Ему впервые в жизни пришла в голову мысль, что им кто-то управляет. И не только им, а всем. Какая-то сила. Она насмехается над ним. Он даже обиделся.

– Что это такое?! Что за наезды?! – обратился он к кому-то, глядя в потолок. – А может, ты тут? – резко опустил голову вниз. – Или тут, внутри меня? – открыл рот и посветил свечкой. – Или везде? Со мной такие штучки не пройдут. Хватит меня дурить! Не хочешь, чтобы я выяснял про лакота, не надо. Только потом не проси!

Все это Миша произносил громко, вслух, с выражением. Вскоре ему надоело дурачиться. Он дал себе слово, что сам никогда больше не будет искать информацию о лакота. Только если случайно услышит о них. Но что-то его продолжало мучить. Вдруг он осознал, что именно – уже никогда не сможет он жить, как раньше! Сегодня кто-то изменил направление поезда, везущего его последние 31 год. Подменил неизвестный пункт назначения «А» на неизвестный пункт назначения «Б». Ему стало не по себе. Тихо напевая песню Макаревича, Миша отправился искать выбитую пробку:

Арлекины и пираты,
Циркачи и акробаты,
И злодей, чей вид внушает страх,
Волк и заяц, тигры в клетке –
Все они – марионетки
В ловких и натруженных руках.
 
Кукол дергают за нитки,
На лице у них улыбки,
И играет клоун на трубе.
И в процессе представленья
Создается впечатленье,
Что куклы пляшут сами по себе.
 
Ах до чего ж порой обидно,
Что хозяина не видно –
Вверх и в темноту уходит нить.
А куклы так ему послушны,
И мы верим простодушно
В то, что куклы могут говорить.

 

Глава 7. Можно ли изменить историю?

1634 дня до Конца Света – 1 июля 2008

Денвер, Штат Колорадо

Заброшенное здание бывшего завода по сборке компьютеров, обнесенное металлической оградой. Минус шестнадцатый уровень – пятьдесят метров вниз от поверхности земли.

– Все готовы? Начинаем через три минуты! Сэм, позови оператора, – сосредоточенно произнес Кэвин.

Он поднял глаза вверх, где за стеклянным куполом испытательной комнаты, заглядывая внутрь прозрачной сферы, толпились остальные сотрудники секретной лаборатории. В самой комнате находились три человека – Кэвин и молодая девушка сидели в креслах, высокий оператор в кепке настраивал камеры. Одна камера была сфокусирована на Кэвине, другая –  на девушке. На головах Кэвина и девушки были голубые шлемы с множеством датчиков. Информация из них поступала на различные, странного вида, приборы и компьютеры. Управляющие устройства были подключены к шлемам через оптические кабели.

– Сюзан, – тихо обратился Кэвин к девушке. – Посмотри вверх.

Девушка подняла глаза к стеклянному куполу.

– Видишь там головастика в очках?

– Да, – Сюзан улыбнулась, насколько точно определил Кевин одного из наблюдателей.

– Это Майкл Хафф, советник президента. Говорят, что президент без его ведома  не принимает ни одного решения. Точнее говоря, –  ни одного верного решения.

– От него зависит наш бюджет? – чуть дрожащим от волнения голосом спросила девушка.

– С тобой приятно работать. Сегодня все должно пройти без единой задоринки. Мы обязаны доказать, что движемся в правильном направлении. От этого человека напрямую зависит судьба нашего проекта!

– Все в наших руках, – Сюзан подняла большой палец. Беспокойство, которое она пыталась скрыть, не проходило. Ей уже приходилось принимать участие в одном из экспериментов проекта, но то, что должно было произойти через несколько минут, не укладывалось ни в какие рамки обычного человеческого разума.

– Итак, – начал Кэвин, когда увидел свое изображение на экране монитора, висящего на стене, – мы начинаем наш четвертый эксперимент в проекте PVTransformer–2012. Сегодня мы попытаемся практически доказать следующее утверждение: прошлое субъективно и существует только в наших настоящих органах ощущения. Объясню это на примере. Востоковеду Захарие Ситчину удалось расшифровать шумерские глиняные таблички, найденные в районе Месопотамии во время археологических раскопок в 19 веке. Благодаря этому, Ситчин воссоздал в хронологическом порядке историю развития Шумерского царства. Эта теория сегодня является общепринятой в научном мире. Нашу задачу представит Сюзан, которая участвует в этом эксперименте вместе со мной. Пожалуйста, Сюзан.

На экране появилось изображение девушки. После недолгой паузы она взяла себя в руки и заговорила.

– Сорок восьмой правитель Шумерского царства был отравлен одним из своих приближенных. Этот исторический факт не вызывает сомнений. Таково наше восприятие реальности на данный момент. Это так же очевидно для нас, как, например, открытие Америки Колумбом, Вторая Мировая Война или развал Советского Союза. Мы с Кэвином перенесемся в нашем восприятии реальности в эпоху существования Шумерского царства и попробуем повлиять на ход истории. Когда мы вернемся в нашу настоящую реальность, ни о каких изменениях в истории известно не будет. Все останется, как прежде.  По–прежнему будет считаться, что сорок восьмой правитель был отравлен.

– Я бы хотел более четко определить один термин, который мы используем, – добавил Кэвин. – Реальность. Восприятие реальности – что это такое? Когда мы говорим «реальность», мы подразумеваем наши физические ощущения, воспринимаемые через пять органов чувств, а также все, что находится в памяти человека. Это значит, что, согласно такому определению, времени не существует. Прошлое является частью настоящей реальности. Одна часть прошлого – личное прошлое, находится в памяти в виде воспоминаний,  другая часть – находится в памяти в виде исторических фактов, которые человек где–то слышал или читал. Нельзя с уверенностью сказать, происходили ли в действительности события из обеих частей прошлого, но они составляют настоящее восприятие реальности в каждый отдельно взятый момент. Сэм, запускай систему…

 

Глава 8. Ану

1975 год до н.э.

Месопотамия, Город Ур – столица Шумерского царства

Меж Тигром и Евфратом ветер разнес весть о смертельной болезни Правителя. К полудню печаль окутала Шумерское царство. Женщины плакали, мужчины молили богов о выздоровлении своего повелителя. Казалось, время остановилось из-за зноя, не отпускавшего эту землю даже на ночь. Ветра не было. Пальмы, дворцы, ступенчатые крыши зиккуратов, где день и ночь шла служба богам, казались навечно застывшими. Тревожные звуки богослужений разносились над городом.

– Приведите ко мне Ану, моего старшего сына и наследника, – слабым голосом произнес лежащий на деревянной кровати седовласый старец Лану, сорок седьмой Правитель Шумерского царства.

– Он здесь, о великий Правитель.

– Ану, подойди, – не открывая глаз, произнес старец. – Очень скоро я покину этот мир, и хочу попрощаться с тобой. Ты будешь управлять государством.  Это – большая ответственность не только перед народом. Ты получил достаточно знаний о том, что находится на земле и небе, и ты будешь хранить и приумножать их. Но это не все.

Царь сделал знак рукой, приглашая сына подвинуться ближе. Юноша лет шестнадцати с благородными чертами лица, обрамленного пробивающейся бородкой, опустился на колени, склонив ухо к устам старца.

– Всем известно об избранности нашего народа и его близости к небесам. Но я открою тебе тайну, о которой знают лишь двое посвященных – главный придворный ученый Энки и верховный жрец Ками. Все знания, которыми мы обладаем, были получены от божественных существ, которых мы называем аннунаками. Никто не знает точно, откуда приходят аннунаки. Но люди заметили, что каждые 3600 лет бог–повелитель неба Ан приближает к Земле загадочную планету Нибиру. И тогда на Земле появляются аннунаки, жители этой планеты. В течение этих долгих лет мы добываем для них золото, а они взамен передают нам удивительные знания.

Аннунаки подарили нам колесо, научили нас письму. Благодаря ним, мы знаем, как доставить воду на поля. Они раскрыли нам тайны добычи металлов. Все науки – математика, астрономия, все о четырех основах жизни мы получили от пришельцев с далекой планеты, – Лану чуть заметно усмехнулся. – Есть еще одна тайна, известная лишь мне, – слабой рукой он притянул голову Ану к себе так, что  ухо сына коснулось губ царя. – На планете Нибиру нет ни одной живой души. Только пустыни. И ветер, разносящий пески. Лишь твой отец знает, кто такие аннунаки. Это пришельцы из будущего, зовущие себя майя. Мы их рабы. Понимаешь? Мы рабы знаний, за которые платим тяжелейшим трудом сотен поколений. Но так было с моим отцом, так было с дедом и прадедом, так будет всегда… – это были последние слова, слетевшие с уст Лану, сорок седьмого правителя Шумерского царства,  услышанные его наследником Ану. Лану тяжело дышал.

Сзади послышался сдержанный кашель. Ану повернулся. Его лицо было залито слезами. Царственному сыну, провожающему отца к богам, не положено было плакать. Но Ану был еще слишком молод.

– Приветствую тебя, юный Правитель!  Дай мне возможность попрощаться с моим царем, наставником и другом, – говоривший –  немолодой  высокий статный мужчина с четырехугольным головным убором, завернутый в темно–синий плащ, был ни кто иной, как сам главный ученый Энки.

Ану молча поднялся с колен и вышел из комнаты. За ним последовали все присутствующие, оставив ученого наедине с умирающим Правителем.

– Великий Повелитель! Мы служили тебе верой и правдой. Весь народ Шумерского царства уважал и любил тебя. Ты был храбр и безжалостен к врагам, добр и справедлив к друзьям. И ты навсегда останешься в нашем сердце. Но сможет ли Ану стать похожим на тебя? Он еще совсем молод и слишком свободолюбив. Не навредит ли это всем нам? Ведь очень скоро, и именно во время его правления, придут аннунаки.

Гнев исказил лицо старца. Он попытался ответить, но в это самое мгновение безжалостные боги забрали его жизнь. Лану спустился в нижний мир.

Все жители Шумерского царства провожали Правителя в последний путь. После омовения тело умершего было забальзамировано и помещено в каменный саркофаг, который замуровали внутри выстроенной за один день высокой пирамиды, увенчанной золотым куполом. Церемония коронования Ану была исполнена на следующий день рано утром в присутствии такого же огромного количества подданных царства.

Солнце остановилось на третий месяц правления Ану. За это время народ успел полюбить своего  юного Правителя за его открытый и искренний характер. Часто он бывал вспыльчив, но быстро отходил. Ану всегда помнил слова своего отца Лану, что «управлять государством – большая ответственность перед народом», и следовал этому мудрому совету. Но боги хотели большего. Ану понял это, когда Солнце остановило свой путь по небу. И ночь не сменила день.

– Мы должны принести жертву богам, – сказал Ану Энки.

– Не спеши, мой Повелитель. Я знаю, чего хотят боги. И у нас есть то, что им нужно.

– Что ты имеешь в виду?

– Золото!

 На третий день взору жителей Шумерского царства в небе предстал огненно–красный шар неизвестной планеты. Шар был настолько велик, что заслонял собой Солнце. Люди падали на землю от страха и молились.

Вскоре после этого в спальне молодого царя появился Энки.

– Что ты здесь делаешь? – воскликнул проснувшийся Ану.

– Мой повелитель, скоро они будут здесь.

– Кто они?

– Аннунаки! Одевайся и следуй за мной. Все посвященные уже ждут тебя в тайной комнате в башне.

Накинув на себя одежду и сдерживая дрожь от волнения, Ану вышел из спальни и быстрым шагом поспешил за торопливо идущим ученым. «Аннунаки сделали мой народ рабами. Мы должны выбрать себе других покровителей», – размышлял он, спотыкаясь о камни, которыми была выложена дорожка, ведущая из дворца к башне. Он десятки раз поднимался по каменным ступенькам на вершину этого круглого массивного сооружения. Там не было ничего особенного, за исключением смотровой площадки, с которой стражники наблюдали за окрестностями города. Энки и Ану обошли башню со стороны, противоположной ступенькам, и вплотную приблизились к стене, уходящей высоко вверх. Оглянувшись по сторонам, ученый вытащил из–под накидки ключи и открыл потайную дверь, почти не видимую на фоне стены. Они поднялись по лестнице в тайную комнату, где уже находились двое учеников Энки и Верховный Жрец. Ученый усадил юношу на свободное место и сел рядом. Все молчали. Волнение Ану постепенно проходило. Вдруг комната наполнилась серебристым сиянием и прямо перед сидящими предстали три человеческие фигуры, лица которых невозможно было разглядеть из–за ослепляющего света.

– Аннунаки! – воскликнул Энки и опустился на колени. – Мы ждали вас 3600 лет. Мы готовились к вашему приходу. Я так рад, что судьба дала мне возможность встретить вас на Земле.

– Золото готово? – спросил один из аннунаков.

– Да. Мы добывали его сотни лет, чтобы получить от вас новые знания.

– Хорошо. Я никогда не сомневался в преданности Шумерского царства, – сказал аннунак.

– Вы не получите золото! – неожиданно произнес Ану. В его голосе была решимость.

– Что? Мы не ослышались?

– Мой Повелитель, – зашептал на ухо Ану Верховый Жрец. – Не забывайтесь. Мы не можем идти против наших богов. Они уничтожат нас. Если Вас хоть как-то заботит судьба Вашего народа, откажитесь от своих слов.

– Судьба народа? Я думаю только о своем народе! Анунаки нам больше не боги. Мы найдем себе других покровителей, которые не будут угнетать наш народ. Они обманывают нас. Мне известно, что они не пришельцы с планеты Нибиру. Они такие же люди, как мы!

– Мой Повелитель, – недовольно заговорил ученый Энки. – Люди не могут обладать знаниями, которые мы получаем от наших богов. Опомнитесь! Еще не поздно!

– Они не получат ничего! Мои подданные больше не будут страдать, изнемогая от непосильной работы по добыче золота. Ради чего? Ради знаний, которые нужны тебе, Энки? В Шумерском царстве живут простые люди. Им не нужны излишества. Они хотят, чтобы у них всегда был кусок хлеба и стакан воды, чтобы все члены их семей были здоровы и счастливы. Им не нужны твои знания! Природа сама учит их.

– Мы вернемся за золотом завтра! А вам я советую поскорее покинуть это место, на улице начинается гроза, – воскликнул разгневанный аннунак. И они исчезли.

Ану со своими приближенными успели отойти на несколько десятков шагов от башни, когда услышали за спиной ужасающий грохот. Присев и зажмурив глаза, что совсем не подобало царскому сану, напуганный юноша осторожно обернулся в сторону башни, и его глазам предстала страшная картина –  молния, попав в вершину башни, разбила на мелкие куски каменный купол, который обрушился внутрь.

 

– Они уничтожат нас! – вскричал Верховный Жрец.

– Я не изменю своего решения, – твердо сказал Ану.

Энки всю жизнь готовил себя к встрече с аннунаками. Он сотни раз высчитывал дату их прихода. Представлял, как увидит их, как они будут обучать его, дадут ему новые знания. А он передаст эти знания жителям Шумерского царства, за что будет уважаем всеми. Он станет важнее самого царя! И вдруг какой–то безмозглый царевич, не видящий дальше своего носа, в одно мгновение перечеркивает смысл его жизни! Энки не мог стерпеть такого удара судьбы. Он посмотрел на сидящего рядом с ним ученика.

– Яду мне! – решение было принято еще в башне – Ану не помешает ему принять знание аннунаков.

Через несколько минут Энки уже разливал в бокалы вино. В один из них он опустил белый порошок. Вино в бокале зашипело, принимая в себя смертельное зелье. «Никто ни посмеет встать на моем пути!» – подумал Энки и отправился к Ану, неся в руках два бокала с вином.

Ану сидел на берегу реки. Он снова и снова задавал себе один и тот же вопрос: «Делаю ли я все на благо своему народу? Я буду непоколебим и избавлю Шумерское царство от рабства аннунаков!», – думал царевич. – «Я даже готов отдать им все золото, не принимая знаний. Это сделает нас свободными навсегда. Люди перестанут страдать»

Вдруг рядом с ним появились мужчина и женщина, закутанные в лохмотья. Они, по–видимому, были очень бедны и непонятно, как стража могла пропустить их к Правителю.

– А он не испугается? – тихо спросила женщина.

– Ничего, психика у них тут здоровая. Это тебе не наша кислотная молодежь.

Ану прислушался к незнакомой речи. Его внимание привлекла женщина. Темные шелковистые волосы, светлая кожа, словно бы лучи солнца не касались ее. Он не мог оторвать взгляда от ее сияющего лица. Женщина смотрела на него без обычного подобострастия, положенного человеку ее положения. Возможно, он видел ее раньше.

– Как вы попали сюда? – воскликнул Ану.

– Мой Повелитель, – начал мужчина. – Выслушай нас. Мы желаем тебе добра. И поэтому хотели предупредить о том, что придворный ученый Энки собирается отравить тебя. Не принимай вино из его рук! – человек заговорил на языке шумеров, используя иногда непонятные слова. Речь была довольно странной, и Ану решил, что это какой–то незнакомый ему диалект. Ану приходилось напрягать все свои извилины, чтобы что–то понять.

– Почему я должен верить тебе? Энки предан мне, как и все жители Шумерского царства. А ты, видимо, не здешний, раз не понимаешь этого. – В действительности Ану едва сдерживался. Мужчина вызвал гнев молодого правителя – обыкновенный нищий. Как он посмел усомниться в преданности Энки?!

– Если Энки поднесет тебе бокал вина, прикажи ему самому выпить. А вот и он.

Ану повернул голову и действительно увидел Энки, несущего два бокала вина.

– Энки, – удивленно произнес Ану, но, обернувшись, не увидел мужчину и женщину. Они бесследно исчезли.

– Мой Повелитель, – заговорил Энки, притворно улыбаясь. – Я служил верой и правдой твоему отцу. И я буду служить верой и правдой тебе. В знак нашего примирения давай выпьем это прекрасное вино и забудем о том, что произошло между нами сегодня, – он протянул бокал.

– Мне кажется, что вино в этом бокале более ароматно, и в знак нашего примирения, я хотел бы, чтобы ты выпил его, а я возьму второй бокал.

– Я не могу выпить более ароматное вино, когда вместе со мной пьет мой великий Повелитель.

– Хорошо. Тогда мы отдадим это вино барану. Стража, приведите барана!

Через несколько минут бедный баран упал замертво, отведав вино, предназначенное Ану.

– Ты считаешь меня бараном, Энки?! – разгневанный Ану схватился за голову. – Я доверял тебе. Схватите его и казните завтра на площади!

Глава 9. Модель PVTransformer–2012

1328 дней до Конца Света – 3 мая 2009

 Белый Дом, США

В кабинет американского президента вошли два человека.

– Разрешите?

– Входите, Майкл.

– Позвольте представить Вам – Кэвин Фелпс, руководитель наших секретных исследований о конце света.

Кэвин Фелпс улыбнулся. Это был высокий мужчина лет пятидесяти пяти с длинными седыми волосами, заплетенными сзади в косичку. На нем был новый элегантный черный костюм. По–видимому, он чувствовал себя в нем не очень уютно.

Кэвин Фелпс: На вид 55 лет. Остальная информация недоступна.

– Для меня большая честь встретиться с Вами, мистер Президент, – эту фразу он произнес очень быстро, как будто зазубрил ее и сейчас выдал на экзамене. Действительно мистер Фелпс ненавидел  все условности в целом и правила хорошего тона в частности как одну из условностей нашего мира.

– Ну что вы, мистер…

– Фелпс, – подсказал Майкл.

– Извините, мистер Фелпс. Сегодня, во время страшной опасности, грозящей нашей стране, все мы равны. От нас зависит будущее американцев. Насколько я понимаю, у Вас есть для меня какие–то новости? – обратился Президент к Майклу.

– Да. Давайте пройдем в Черную комнату.

Через десять менут, пройдя все проверки, мистер Фелпс сидел на красном мягком кресле  в небольшой затемненной комнате. Дверь автоматически закрылась. Это место нравилось ему намного больше, чем кабинет Президента. А Президент ему вообще не нравился.

– У Вас есть новости? – спросил Президент. На этот раз он не шутил и был готов к худшему.

– Да, сэр. И как это обычно бывает – одна хорошая, другая плохая, – ответил Майкл.

– И как это обычно бывает, Вы спросите меня, с какой из них начать?

– Нет, на этот раз не спрошу. Начать нужно с плохой, так как без нее не было бы и хорошей. Мистер Фелпс все объяснит. Пожалуйста, мистер Фелпс.

– Итак, плохая новость – нам не удастся спасти человечество. Большая его часть погибнет с вероятностью почти в 100%, – мистер Фелпс взял паузу. – Чтобы объявить хорошую новость, нужно кое-что объяснить. Постараюсь сделать это как можно проще, – он задумался на несколько секунд. – Вы когда-нибудь видели живого динозавра?

– Нет, – после заявления Фелпса о том, что человечество погибнет, в глазах Президента читалось умеренное раздражение. Почва медленно уходила из–под ног.

– И я не видел. И Майкл, мне кажется, тоже. И смею вас заверить, никто не видел. Так почему мы решили, что они когда–либо существовали? Или взять, например, планету Марс. Мы спорим, есть ли жизнь на Марсе. А почему мы не спорим, существует ли сам Марс? Я, например, никогда не был на Марсе. На самом деле, он для меня просто не существует. Кто-то мне о нем рассказал, но почему я должен кому-то верить? Может, это какой-то мировой заговор против меня? Мне хотят внушить, что существует такая планета, Марс.

– А что же тогда для Вас существует? – Президент не скрывал раздражения.

– Существует некая картина мира, которую создают мои пять органов чувств, пять органов восприятия. Они улавливают определенный диапазон информации вне себя. Вся эта информация передается в мозг и перерабатывается, к ней прибавляется ассоциативная информация из памяти, и все это в конце концов создает картину нашего мира или то, что мы называем нашим физическим миром.  Мы не знаем, что действительно находится вне нас. Мы лишь улавливаем мизерную часть этого неизвестного нам пространства, в котором находимся. Вы, наверняка, слышали утверждение квантовой физики о том, что результат опыта зависит от наблюдателя. Точнее, результат опыта зависит от органов восприятия наблюдателя. Еще Блез Паскаль говорил: «Всегда есть достаточно света для тех, кто желает видеть, и достаточно тьмы для тех, кто желает обратного».

– А как происходит работа наших органов чувств? – Президент заинтересовался, он вдруг начал догадываться, к чему клонит мистер Фелпс, хотя догадка и казалась ему слишком фантастической.

– В природе существует закон, который я называю законом подобия свойств. Мы воспринимаем нашу реальность согласно тому, насколько совпадаем с ней по свойствам. Например, радиоприемник улавливает радиоволны, потому что в нем находится генератор, который создает подобные волны и воспринимает внешнее воздействие благодаря эффекту резонанса.  Приемник фактически улавливает свое подобие воздействию извне. Так же устроено наше ухо – вокруг нас существуют тысячи всевозможных вибраций, но наше ухо воспринимает только некоторые из них. Оно способно вибрировать, генерируя определенные, естественные для человека колебания, и поэтому только такие колебания оно ощущает снаружи.

Итак, мы всегда воспринимаем не окружающее нас как таковое, а меру своего подобия тому, что находится вне нас. Если мера подобия увеличивается, то мы ощущаем, что, якобы, вне нас находится большая картина, большее воздействие. Если мы генерируем в себе только небольшой диапазон колебаний, то улавливаем лишь малую часть окружающего мира.

Допустим, механизм нашего уха настроен так, что оно улавливает диапазон частот от 20 до 20 тысяч герц, значит, мы слышим только звуки, частота которых от 20 до 20 тысяч герц, не более и не менее. Если старый человек, у которого ухудшается слух, слышит в диапазоне от 50 до 10 тысяч герц, то ему кажется, будто снаружи нет звуков более низких или более высоких частот. То же самое касается зрения, и так далее. Вокруг нас существуют миллиарды всевозможных воздействий, но мы ощущаем только то, к чему наши органы чувств привыкли, для чего они были созданы, на что способны.

Но нужно заметить, что в конце концов картину реальности строит наш мозг, который получает сигналы от наших пяти органов чувств. Мы проводили интересные эксперименты: испытуемому добавлялся фильтр между органами чувств и мозгом. Задачей этого фильтра было блокирование приходящих извне сигналов и воспроизведение своих. Затем фильтр посылал сгенерированные им сигналы в мозг. Таким образом, испытуемые слышали звуки, которых вокруг них не существовало, видели картины, которых на самом деле не было.

Об этом можно говорить еще очень долго и приводить множество интересных примеров. Некоторые из них могут даже показаться нереальными. Но я не хочу отнимать у вас много времени, и поэтому перейду к главному – к нашему изобретению. PVT – Perception Vector Transformer [*ТВВ – Трансформатор Вектора Восприятия]. Модель PVTransformer–2012. Слово «вектор» фигурирует в названии вследствие того, что картина мира складывается из зрения, слуха, осязания и так далее, каждый в определенном диапазоне. Ничего подобного не было в истории человечества! Эта  уникальнейшая технология позволит, в каком–то смысле, спасти американский народ.

– В каком–то смысле?! И это Вы называете хорошей новостью?!

Президент закрыл глаза, схватился за голову. Несколько минут он молчал, пытаясь переварить информацию.

– Можно продолжить? – осторожно спросил мистер Фелпс.

– Да, извините.

– Почему я сказал «в каком–то смысле»? Дело в том, что чтобы понять наше решение проблемы, нужно разрушить стереотипы. Все, что я рассказывал, может быть интересно простому обывателю. Он даже может с этим согласиться. Но когда он вдруг осознает, что все, о чем я говорил, было о нем самом, он просто испугается. Я подчеркиваю: когда он осознает. Для него изменение сознания или «вектора восприятия», как мы его называем, равносильно смерти. Но нам кажется, что переход в другой мир намного более приятен, чем физическая смерть на планете Земля. Мы должны подготовить американцев к этому шагу, изменить общественное мнение, сломать стереотипы.

–  Ваше решение – переход в другой мир? Как будет выглядеть этот мир? – Президент, кажется, смирился со всей абсурдностью ситуации и даже начал задавать вопросы.

– На этот вопрос я не могу Вам ответить однозначно. Что значит выглядеть? Если Вы посмотрите на него своими глазами, Вы, возможно, его просто не заметите. Сегодня органы восприятия людей настроены приблизительно на один и тот же диапазон. Есть люди, которые лучше видят или слышат. Есть даже экстрасенсы, видящие биополе других людей. Может ли экстрасенс объяснить обычному человеку то, что он видит? Не знаю. Мы собираемся поменять органы восприятия людей. Перевести их в другое измерение. Мы спроектировали новый мир. Наша работа еще не закончена, но мы успеем до середины 2012–го года. У нас будет еще полгода на общественную кампанию, разъяснительную работу. В конце концов, каждый сам вправе выбирать, перейти ли ему в другую реальность или погибнуть в нашей. Мы избавим людей от проблем и страданий нашего мира. Главное – это внутреннее ощущение комфорта, а внешняя оболочка не так важна. Внутренне людям будет хорошо, внешне – я не могу описать Вам новый мир, поскольку Ваши органы восприятия ему не соответствуют.

– Майкл, у нас есть другие варианты?

– К сожалению, нет, сэр. Но мы не обязаны принимать сегодня какое–либо стратегическое решение. Наши специалисты закончат все разработки к середине 2012–го. Параллельно с этим мы будем искать другие решения, хотя никаких шансов, похоже, нет.

– Мистер Фелпс, у меня к Вам личная просьба. Не могли бы Вы оставить в новом мире должность президента?

– В чувстве юмора Вам не откажешь! Постараюсь сделать все от меня зависящее.

Глава 10. ФСБ начинает действовать

467 дней до Конца Света – 11 сентября 2011

Москва

– Мухина ко мне, срочно!

Покрасневший от ярости полковник одного из аналитических отделов ФСБ Петраков не находил себе места. Он в очередной раз достал из лежавшей перед ним папки распечатку, несколько секунд сканировал ее глазами и, наконец, отшвырнул в сторону. Он часто злился на своих подчиненных, но сегодня был особый случай, который мог стоить ему карьеры. По сути дела, ничего особенного, но интуиция подсказывала ему, что его отдел пропустил дело мирового масштаба. Это пахло международным скандалом. Никаких доказательств не было, но Петракову доказательства никогда не требовались. Он уже сейчас четко представлял себе ближайшее развитие событий.  Через пять минут в дверь постучали.

– Разрешите, Сергей Иванович?

Петраков Сергей Иванович: 57 лет. Три года назад пережил инфаркт. Имеет уникальную способность предвидеть события. Несмотря на возраст, – максималист. Требователен к подчиненным. Не пьет. Любит классическую музыку. Кандидат в мастера по шахматам.

– Какой я тебе Сергей Иванович? – Петраков стукнул кулаком по столу. – Я для тебя товарищ полковник!

– Извините, товарищ полковник, – Мухин никогда не видел таким своего шефа.

– Куда вы смотрите, идиоты, мать вашу! С кем мне приходится работать!

– Что–то случилось?

– Случилось?! Конечно, случилось! Американцы убирают пятерых своих астрономов, грохают огромные бабки, чтобы построить на станции «Амундсен–Скотт» в Антарктиде Телескоп Южного Полюса. А вы не обращаете на это внимания?! – он нервно схватил распечатку. – Вот, полюбуйся!

15 декабря 2004 – микроавтобус НАСА сорвался с горного серпантина в Пасадене, погибло трое служащих Лаборатории Реактивного Движения НАСА.

До этого в течение десяти лет при странных обстоятельствах погибло еще трое уволившихся работников Лаборатории.

12 января 2010 – при падении вагона французской канатной дороги погибло 20 человек. Вагон сорвался с каната, но сам канат не порвался. Большинство жертв, как сообщают, были служащими обсерватории, на которой работают французские, немецкие и испанские ученые. Канатная дорога использовалась только обсерваторией, никаких туристов в вагоне не было. Высокопоставленный представитель профсоюза канатных дорог сообщил, что канатная дорога недавно прошла проверку на безопасность.

– Еще вопросы, Мухин?

– Никак нет, товарищ полковник.

– И чтоб на глаза мне не попадался без результатов. Понял?

– Так точно!

Алексей Васильевич Мухин: 38 лет. Москвич в третьем поколении. От родителей унаследовал не только московскую прописку, но и работу. Отец и дед, по стопам которых он пошел, тоже работали в «органах». Хороший исполнитель. Действует строго по инструкции. Материалы изучает тщательно. Результаты заданий перепроверяет всегда.

Исследование содержимого служебной папки не заняло у Мухина  много времени: две докладных от сотрудников внешней разведки о загадочной гибели нескольких ученых из НАСА, в основном астрономов. Газетное сообщение с комментариями специалистов о несчастном случае на канатной дороге.

Еще разного рода информация, которая могла быть связана с данной темой, по мнению аналитиков. Внимание Мухина сразу же привлекла служебная записка–характеристика на некоего Михаила Александровича Лунина, бизнесмена 1976 года рождения, родившегося в Петербурге, проживающего ныне в Москве, зарегистрировавшего свою фирму на территории института «Информэлектро». Фирма была связана с высокими технологиями в области оптимизации вычислений в кластерных компьютерных системах. Немного покопавшись в Интернете, Мухин дал для себя простое объяснение профиля фирмы – объединяем несколько компьютеров, тогда они быстрее выполняют математические действия. Он остался доволен собой. Фирма называлась «ХХ1 век».

Сюзан Джойс 1983 года рождения, американская подданная…

Мухин мысленно усмехнулся. Сюзан Джойс родилась в маленьком поселке на границе между Россией и Казахстаном, росла в Оренбурге. Родители эмигрировали в Америку в 1992. К эмигрантам, лимитчикам и прочим перемещающимся категориям граждан он относился снисходительно.

«Ну, что ж, – подумал он, – проблем с этими двумя быть не должно. Наблюдение будет установлено по стандартной схеме». Мухин мысленно представил городок Баумана и старый парк, по которому были разбросаны корпуса. Было в этом парке что-то питерское.

Глава 11. Переговоры с «Астрономикс»

463 дня до Конца Света – 15 сентября 2011

Москва, Утро

Утреннее солнце освещало административный корпус института «Информэлектро». В кабинете было сумрачно – окна закрывала тень от маленькой старой церкви. Миша любил свой кабинет, любил этот парк, в котором прошла юность великого основателя Северной Столицы.

– Михаил Александрович, сегодня в три у Вас встреча. Сюзан Джойс, представитель американской компании «Астрономикс», лично приехала в Москву, чтобы ознакомиться с нашим продуктом и вести переговоры о его покупке.

Света поставила на маленький столик возле Миши вазочку. На этот раз – с розами.

Светлана Дмитриевна Макарова: 22 года. Стройная. Симпатичная. Волосы светлые, глаза голубые. Работает в фирме «ХХ1» четыре года. Знает английский и испанский языки. Исключительно понятливый, точный и преданный человек. Заканчивает Всероссийский заочный финансово–экономический институт. Два последних года ждет принца на белом коне.

 Не часто женщины появлялись в Мишином кабинете. Обычно это были представительницы небольших фирм – подтянутые спортивные неопределенного возраста с тренированными улыбками. Программистские мозги Миши без труда просчитывали каждую их последующую фразу. Впрочем, для этого не нужны были особые усилия. Каждая из них была похожа на автомат, который поглощал или выдавал денежную купюру в зависимости от введенного в него кода.

– Спасибо, Света. О каком количестве лицензий идет речь?

– Около пяти тысяч.

– Ого! – Миша подскочил в кресле.

– Если все пойдет нормально, эта сделка может стать самой большой в нашей непродолжительной истории. Поэтому я подумала, что Вы лично захотите вести переговоры.

 – За что я тебя уважаю, Света, так это за то, что ты в отличие от других секретарш, еще и думаешь.

Миша нередко говорил комплименты своей секретарше. Сотрудники маленькой фирмы приходили и увольнялись. Света оставалась на своем месте вот уже четыре с половиной года. Самым большим ее достоинством Миша считал полное отсутствие неуместных проявлений женственности, к которым он относил капризы, непредсказуемость, манерность, а самое главное, какие-либо поползновения на его свободу и самостоятельность. Личные отношения, вторгнувшиеся в служебные, вызывали в нем брезгливость.

Он встал, осторожно заглянул в зеркало и подумал, что фраза «имидж ничто» сегодня не актуальна. На него смотрел заросший молодой человек в пиджаке, из-под которого торчала неидеально выглаженная голубая рубашка. Когда-то он был программистом, со всеми вытекающими отсюда последствиями – клавиатура, залитая пивом, фидошная борода и футболка с надписью «Windows должны умереть». Пять лет назад он открыл собственную фирму, но от старых привычек избавлялся с большим трудом.

– Может, мне подстричься?

– Не помешает, – Света на всякий случай попыталась быстро скрыться.

– Чего ты убежала? Я не против продуктивной критики, – крикнул Миша ей вдогонку, и она остановилась в дверях.

– Ну, тогда не плохо было бы еще и рубашку прогладить. Американцы на это внимание обращают. Внешний вид – часть бизнеса.

– Вот этим ты и займешься.

– Я–то займусь, а Вам бы не помешало жениться, а то сидите с утра до вечера на работе.

– Я имел в виду продуктивную критику по работе, а не по личной жизни. Тем более, кто сегодня женится? Только народ смешить. Чтобы через два года развестись?

– Зачем разводиться? У нас слово любовь потеряло изначальный смысл. Сегодня у нас, Михаил Александрович, когда говорят любовь, подразумевают пять гормонов – серотонин, адреналин, эндорфины, дофамин и окситоцин, а настоящая любовь начинается прежде всего с желания идти на уступки. Раньше вообще родители выбирали своим детям жениха и невесту, а они на свадьбе чуть ли не первый раз виделись. И ничего. Очень даже хорошо жили. И любили.

– Так раньше и компьютеров не было, и самолетов. Слушай Свет, у меня для таких разговоров имеется мама.

– Ладно, давайте Вашу рубашку.

Рубашки Мише гладила в основном мама. Иногда, в таких вот экстренных случаях – Света. Семь лет назад от Миши ушла жена, не прожив с ним и года. Без всяких объяснений. Как потом выяснилось, она ушла к его другу и партнеру по бизнесу. Миша долго еще переживал. Эти двое были дороги ему. Он согласился на развод без промедления, не смог продолжать отношений с их семьей, и, потеряв значительную сумму, вышел из их общего бизнеса. Как потом выяснилось, не зря. Старая фирма, доставшаяся бывшему другу, разорилась. Новая фирма, которую открыл Миша, процветала.

Москва. Полдень

Приближалось время встречи с американкой. Миша волновался. Он не смог собрать сведений о фирме «Астрономикс». Это оказалось делом сложным. В обычных информационных сводках фирма не упоминалась. У них даже отсутствовала домашняя страничка на Интернете, что было совсем странно. За полдня ему так и не удалось вернуть обычное для него хладнокровие при совершении сделок.

В 15:05 в кабинет вошла Сюзан – эффектная брюнетка лет двадцати пяти в строгом костюме. Ее волосы были аккуратно уложены несколькими красивыми волнами, а сзади собраны в узел. Лицо было совершенно открытым и приветливым. Такой Миша и представлял себе типичную американскую бизнес–вумэн.

– Добрый день, – сказала Сюзан по–английски и улыбнулась.

Что–то притягательное было в ее стройной фигурке, но самое главное – улыбка у нее была исключительная! Он не знал – почему, и чем это можно было объяснить, но именно ее улыбка на сияющем белокожем лице восстановила его обычное самочувствие.

– Михаил, – сказал Миша, вставая.

 Он неловко задел стол. Ваза покачнулась. Но именно в этот момент к нему вернулась уверенность. Он строго посмотрел на вазу, и цветы остались стоять, как ни в чем не бывало. Миша и Сюзан засмеялись.

– Добрый день, Михаил. Извините за небольшое опоздание. Я много слышала о московских пробках, но такого увидеть, честно говоря, не ожидала. – Миша внимательно слушал Сюзан. Словно впитывал ее речь. Причина этого, пожалуй, заключалась не в нем. Голос у нее был удивительным, словно бы шелестящим, шелковистым. Ее речь, правильная и спокойная, завораживала и давала собеседнику ощущение подлинности.

– Ничего страшного. У нас из-за пробок начало заседаний частенько задерживается. Для Москвы Вы даже слишком пунктуальны.

– Я стараюсь. Меня зовут Сюзан Джойс.

– Очень приятно. Мне сказали, что Ваша компания заинтересовалась нашим программным обеспечением.

– Да. Мы хотим использовать Ваш продукт. Сейчас у нас около пяти тысяч компьютеров. Возможно, что количество их возрастет…

– Вам придется получить лицензию для каждого компьютера.

– Да, я знаю. У меня есть разрешения от президента нашей компании на получение нужного количества лицензий.

– Ваша компания называется «Астрономикс»?

– Да.

– Да Вы садитесь. – Миша подвинул Сюзан кресло. Он поймал себя на том, что «пялится» на иностранку больше, чем того требовали приличия. Он даже забыл предложить ей сесть. Придвигая ей кресло, он старался скрыть свою неловкость.

– Спасибо. – Сюзан села. Движения ее были просты, лишены рисовки. Однако она принимала от Миши эту простую заботу о себе так, что Мише показалось, что он совершил нечто важное и значительное.

– Пять тысяч компьютеров – это очень большая корпорация. Но ни в одном месте в Интернете о ней нет упоминания. По–моему, немного странно.

Миша вел беседу в деловом тоне, но ему словно бы хотелось услышать большее.

– Дело в том, что мы выполняем правительственные заказы, часть из которых засекречена. – И не смотрите на меня так, – улыбнулась Сюзен, – все равно больше я ничего не могу сказать.

– Вы покупаете продукцию для своих секретных проектов в других странах?! Я бы на вашем месте с Россией точно не связывался.

– Спасибо за совет, – Сюзен продолжала безмятежно улыбаться. – Это обычная практика. Наши проекты никак не связаны с такими организациями, как Пентагон, ФБР и ЦРУ. Мы ведем научные разработки. И нам нужно лучшее в мире программное обеспечение. Ваш ускоритель для сложнейших математических вычислений я считаю лучшим в мире. Я лично ознакомилась с демо-версией и, проведя сравнительный анализ всех известных на рынке продуктов, выбрала именно Ваше программное обеспечение.

Миша замер. Девушка, не зная того, сделала ему большой комплимент – именно эта разработка была предметом его гордости.

– Не хочу, чтобы между нами осталось недопонимание. Наш ускоритель подходит только для определенного рода вычислений.

– Я, естественно, об этом знаю. Это именно то, что нам нужно. И цена нас устраивает.  – Сюзен светилась улыбкой. – Да не отговаривайте меня!

– Ну что же. Отлично. – Миша внутренне ликовал, но совсем не потому, что сделка совершилась так быстро и выгодно для него. Случилось что–то, чему он не мог пока дать объяснения. – Переговоры у нас получились быстрые. Хорошо иметь дело с людьми, которые знают, чего хотят. Сегодня Вы можете протестировать нашу программу в лаборатории, и если все будет нормально, завтра подпишем все документы.

– Хорошо, – Сюзан встала и  протянула руку, и Мише на миг показалось, что он нашел объяснение своему ликованию. Сюзан сочетала в себе женственность и в то же время какую-то внутреннюю силу и целеустремленность. Миша подумал, что эмансипация американских женщин добавляет им какую-то изюминку, если они, конечно, не становятся фанатиками этой эмансипации, а используют ее как еще одно украшение.

Москва. Вечер

Миша ушел с работы раньше обычного. Ему не удалось задержать хорошее настроение надолго. Все складывалось слишком гладко и в то же время как-то подозрительно. Американская засекреченная корпорация, выполняющая правительственные заказы, выбирает продукт его небольшой компании, называя его лучшим в мире. До сих пор все заказчики у Миши были из России или ближнего зарубежья, не считая двух британских и одного французского университетов. Но, с другой стороны, какая разница, как они его нашли. Деньги-то платят, причем большие деньги.

– Михаил Александрович, – к Мише подошел высокий мужчина с бледным лицом в длинном сером плаще, почти касающемся земли.

– Мы знакомы?

– Пока нет. Но все поправимо. Алексей Васильевич Мухин, – он достал из кармана плаща удостоверение работника ФСБ и показал Мише.

– Вы не ошиблись? – Миша сделал удивленный вид, подумав про себя, что «халявы» в природе не существует.

– Вы не волнуйтесь, Михаил Александрович. Я просто хотел с Вами поговорить. И попросить об одной небольшой услуге. Пойдемте. Посидим. Кофейку выпьем. Как говорится, – фирма платит.

– Если фирма платит, то почему только кофейку?

– Мне нравиться Ваш ход мыслей. Добавим к кофейку пирожное. Я на работе не пью.

Они зашли в первое подвернувшееся на пути кафе.

– Михаил Александрович, я слышал, у Вас наклевывается крупная сделка.

– Да.

– Поздравляю. Всегда приятно признание наших талантов на Западе. Сколько ни утекает туда мозгов, а Россия от этого беднее не становится. На их место приходят новые, не менее талантливые.

– Да ну, какой я талант?

– Не скажите, не скажите. Американцы выбирают именно Ваш продукт, называют его лучшим в мире.

– Вы хорошо осведомлены.

– По долгу службы, как говорится.

– Чем же я Вам могу помочь?

– Как я уже сказал, одна небольшая услуга, за которую вы получите удвоенную сумму, то есть, деньги от американцев и еще столько же – от нас. Ну и главное – поможете своей стране.

– Хорошо, я согласен, – других вариантов у Миши, естественно, не было.

– Вот и отлично. Задержите подписание контракта на несколько дней. Завтра к Вам в офис придут несколько наших программистов. Они поработают пару дней. Ознакомятся с исходниками программы и сделают несколько изменений. Изменения не отразятся на самом продукте, то есть, Ваше программное обеспечение будет работать как раньше, без всяких сбоев и ошибок. Согласны?

Мухин протянул руку, и Мише ничего не оставалось, как ее пожать.

Глава 12. Сюзан

462 дня до Конца Света – 16 сентября 2011

Москва

– Алло, Сюзан. Доброе утро. Есть небольшие изменения.

– Что случилось?

Фраза была короткой, и Миша не сразу узнал Сюзан.

– Подписание нашего контракта откладывается на несколько дней, по независящим от меня причинам. Вы могли бы задержаться в Москве ненадолго?

– Да, конечно.  – Миша услышал знакомые шелестящие интоннации. – Я как раз сожалела, что приходится уезжать из Москвы так рано. Странно, но мне всегда хотелось побывать в Москве, в России…

– Отлично. В качестве компенсации могу предложить Вам сегодня экскурсию по городу,  – нашелся Миша

– Будете гидом? Ничего странного. Если сбываются мечты – так сразу все.

– В смысле? – Мише казалось, что Сюзен смеется.

– Знаете, я всегда мечтала увидеть город глазами человека, который в нем долго прожил, который его любит. Тогда ты словно получаешь дополнительные впечатления, желания, а не просто любуешься мертвой архитектурой.

Она не смеялась. Миша еще раз обратил внимание на простоту и подлинность выражения ею своих желаний.

– Я попробую. Хотя есть такая пословица: «сапожник без сапог». Чудес от меня не ждите. Но кое-что, конечно, показать смогу.

– Я очень рада...

– Тогда через 40 минут я заеду за Вами.

– Я жду.

Сюзан положила трубку и задумалась. Ничто в сегодняшней России не напоминало ей о той холодной дикой стране, которую она оставила, когда ей было 8 лет. Гостиница как гостиница, не хуже, чем в Америке. Люди как люди. Через два–три дня все закончится. Поскорее бы.

Но она не обманула Мишу – ей действительно хотелось увидеть столицу этого дикого государства. Ведь до восьми лет она представляла себе Москву удивительным городом, где сбываются все мечты.

«Свалился на мою голову этот Мухин, – думал Миша.  Ясное дело – большая засекреченная американская корпорация покупает в России программное обеспечение. Там что, полные идиоты сидят? Они не понимают, кто первым об этом узнает?! Ну и черт с ними. Пусть сами разбираются. Развлеку американку, получу бабки и забуду. Еще и прослушивать будут, наверное. Желательно ничего личного не рассказывать. Хотя какая разница?! Они обо мне знают намного больше, чем я и мои родители вместе взятые»

– Вы куда, Михаил Александрович? – Света сразу почуяла «неладное».

– Американку выгуливать.

– Этот пункт входит в договор?  – Света сделала строгое лицо.

– Без этого пункта никакого договора нам не видать. Я тебе потом объясню. Через несколько дней. Есть некоторые обстоятельства. Ты пока про это нашим не болтай. Сегодня несколько мужиков зайдут. Оказалось, что в ФСБ работают хорошие программисты… Организуй им все, что они попросят. Хорошо?

– Хорошо, – Света обиженно посмотрела на свои новые туфли, борясь с любопытством.

Через 40 минут Миша подъехал к гостинице и распахнул дверь серебристого «Форда». На этот раз Сюзан опоздала на 20 минут.

– Добрый день! – Миша узнал ее вчерашнюю улыбку.

– Добрый день, – ответил он. Как и вчера, к нему сразу пришло ощущение легкости.

– Ваша искренняя улыбка оказывает на меня благоприятное воздействие, – признался Миша. – Куда едем? Есть пожелания?

– Конечно, на Красную Площадь. Всегда мечтала посмотреть на Мавзолей. – Сюзен покосилась на Мишу,  – только не смейтесь, пожалуйста.

– Зиккурат на Красной Площади. Первый  фараон Советского Союза.  Ну–ну. Главная знаковая святыня нового культа – мумия красного фараона.

– Вы  находите что-то общее между Лениным и египетскими фараонами?

– Я бы не стал сравнивать нашего бедного дедушку, или уже скорее прадедушку, с фараонами. Его все-таки не по своей воле засушили.

– А говорите, что плохой экскурсовод, – пошутила Сюзан.

– На самом деле я родился в Питере, то есть тогда он еще назывался Ленинград. Ну вот, опять Ленина помянули. Он сейчас, наверное, из-за нас снова в Мавзолее перевернулся, и все вокруг в шоке!

– Не думаю, что в шоке. Все знают, что он живее всех живых, – болтая, Сюзан с интересом смотрела по сторонам.

– Почему Вы в Москву переехали?

– Мне было тогда 16 лет. Я переехал с родителями. Папа пошел на повышение. Но я догадываюсь, что переехали они, в основном, из-за меня. Я тогда связался с одной  нехорошей компанией.

– Правда? Никогда бы не подумала, – улыбнулась Сюзан.

– Наркотики. Сегодня этим никого не удивишь. В 92–ом со мной трубка заговорила моим же голосом посреди бела дня. После этого я сам испугался.

Сюзен помолчала, словно припоминая что-то.

– Я в последнее время на работе сталкиваюсь с очень интересными и нелогичными вещами, с аномалиями. Так что говорящей трубкой меня не удивишь. И что же она Вам сообщила?

– Да так, чушь всякую, – Мише не хотелось рассказывать об индейцах лакота и о переходе человечества в другое измерение. После этого нужно было еще контракт подписывать.

– Какой город Вы больше любите?

– Однозначно – Питер. Надеюсь когда-нибудь туда вернуться.

Красная Площадь очень впечатлила Сюзан. На пробки и ее осмотр ушло полдня. «Форд» ехал по Садовому Кольцу. Миша показывал Сюзан знаменитые дома и улицы. Он почувствовал, что английский стал мешать ему. Ему вдруг очень захотелось сказать Сюзан «ты» по-русски.

Сюзан задавала вопросы, и Мише казалось, что она была уже в этом городе. Он хотел спросить ее об этом, но вместо этого  с сожалением сказал: «Смотрите, это Таганка. Там находится один из известных русских театров».

– Я не очень интересуюсь театрами, – призналась Сюзан.

– А чем?

– Я математик. Закончила MIT с отличием. Правда, правда, – засмеялась она, поймав удивленный взгляд Миши. – Мне очень повезло, все мои мечты сбылись. Я танцевала, занималась горными лыжами и конным спортом. Мне все удавалось. Вот и сейчас…

– Я думал, Вы – просто женщина. – Комплимент явно не удался.

– И это правда, – засмеялась Сюзан. Она еще что-то хотела сказать, но Миша был уязвлен столь высоким уровнем образования американки.

– Мне кажется, что закончить MIT с отличием сегодня может только китаец. – Сказал он и поймал себя на  этом мелочном чувстве зависти. Поймал – и ему стало неловко от этого.

– Да, это не просто. Один из самых сложных технических вузов в мире. – Сюзен не заметила Мишиного замешательства. Даже для китайцев, родители которых помешаны на образовании своих детей. Знаете, что у нас было начертано на стене туалета?

– ?

– «Эйнштейн умер, Менделеев умер, Ньютон умер, и я тоже себя неважно чувствую»

У Сюзан зазвонил телефон.

– Мамочка, извини, я не позвонила. Да не волнуйся, ложись спать, пожалуйста. Здесь день... На улице тепло…

Миша остолбенел. Сюзан говорила на чистейшем русском языке!

– Меня очень хорошо встретили… Сейчас я на экскурсии, у Белого Дома. У них тоже есть, представляешь?! Потом расскажу… Я тебя целую. Ну, все. Бай.

Она посмотрела на изумленного Мишу.

– Извини, пожалуйста, – продолжала Сюзен на русском. – Сначала я хотела сохранить какую-то дистанцию с тобой. А потом просто не хотела тебя обидеть. Знаешь, на русском я говорю только с очень близкими людьми.

– Когда вы уехали? – спросил Миша.

– В 1992, 17 июля.

– 17 июля?!

– А что случилось 17 июля?

– Да так, ничего.

«Ну и совпадения», – подумал Миша, вспомнив разговор с дублем, который состоялся в тот же день.

– Поехали, я покажу тебе Арбат, – предложил он.

– Поехали.

В одной из пробок около их машины, как назло, козырнул гаишник.

– Лейтенант Онищенко, – дежурно сообщил он. – Проверка документов.

Миша достал права.

– Лунин Михаил Александрович. А это что за фото на правах? Со школьного выпускного вечера?

– Не совсем. Но я хорошо заспиртован. Не за рулем, конечно.

– А за рулем  успели постареть. И борода отвалилась. – Гаишнику хотелось балагурить.

– Это из-за пробок. Но Вы, конечно, правы. Ничто не вечно. Обязательно сфотографируюсь сегодня и права обновлю.

– Ладно. У меня вчера сын родился.

– Поздравляю Вас, – Миша закрыл окно.

– И себя. – В редких случаях чувство юмора помогало ему с гаишниками.

– Дай посмотреть.

– Что?

– Права.

Миша протянул Сюзан права. Только сейчас он обратил внимание на ее озабоченное выражение лица.

– Что-то случилось?

– Да нет. Мне показалось, что я тебя где-то видела.

– Ты знаешь, у меня тоже такое чувство.

«Не слишком ли много совпадений за один раз?» – подумал он.

– Где  ты меня видел?

– Ты будешь смеяться – во сне.  Несколько лет назад. У меня никогда не было таких ярких снов. Как будто это действительно произошло со мной. Мне снилось, что я царь Шумерского царства и меня пытался отравить жрец. А девушка, очень похожая на тебя, успела меня предупредить.

Сюзан было не до смеха. Она замолчала минут на двадцать. Оба чувствовали, что происходит что-то важное, но даже возникшая между ними симпатия не могла объяснить обоим важности и глубины того, что происходило.

Остаток дня они провели на Арбате. Сюзан болтала с уличными художниками, заходила в антикварные лавки. Вела себя уверенно и просто. Рассказывала о жизни в Оренбурге и в Америке, смешно передразнивала сибиряков и американцев. Миша охотно смеялся. В толпе мелькнул ничем не примечательный парень в смешном «петушке». «Где-то я его сегодня видел. И даже не один раз», – подумал Миша.

Парень быстро скрылся из Мишиного поля зрения, растворившись в толпе. У него зазвонил телефон. «Да. Прослушиваем. Ничего особенного. Катались по городу, сейчас на Арбате тусуются. Он ей какие–то свои приходы рассказывает. На чем он сидел?.. Ясно. Да… Буду докладывать».

 

 

Глава 13. Поцелуй в ухо

461 день до Конца Света – 17 сентября 2011

Москва

Весь следующий день Миша возил Сюзан по Москве. Показывал ей все уголки столицы. Каждый квартал, каждая станция метро была связана с какой-то историей – с приколами, случившимися с его друзьями или с ним. Миша вспоминал, рассказывал. Сюзен смеялась.

– Я была маленькой девочкой и мечтала о Москве, как мечтают все провинциалы. Конечно, потом я забыла об этом, – призналась Сюзан. Спасибо тебе! О таком гиде я и мечтать не могла.

День закончился романтическим ужином в ресторане. Миша был взволнован. Он не знал, что делать. Все произошло очень неожиданно. Сделка с американским заказчиком такого масштаба. Разговор с Мухиным. Выгодное предложение с его стороны. Он понял, что основной проблемой, вызывающей  беспокойство, было его отношение к Сюзан.

Правда заключалась в том, что незнакомая девушка, приехавшая из Америки, была ему далеко не безразлична. Рядом с ней он почувствовал особое ощущение завершенности, истинности. Девушка была дорога ему. Он не хотел ее упускать.

За ними наверняка следили, и может быть, даже прослушивали. Мысль о такой возможности лишала его свободы. Он был взбешен тем, что не мог проявить своих чувств по отношению к Сюзан. Не мог начать ухаживать за ней.

Рассказать обо всем Сюзан? Но, с другой стороны, – он гражданин России и дал слово Мухину.  Ему даже деньги заплатили немалые. В конце концов Миша пришел к выводу, что лучший выход из создавшейся ситуации – расторгнуть контракт так, чтобы ни ФСБ, ни Сюзан ничего не заподозрили. Он начал издалека.

– Какие последствия могут быть, если наша сделка неожиданно сорвется?

Реакции Сюзан Миша предположить никак не мог. Она наклонилась к его уху, поцеловала и быстро проговорила:

– Не волнуйся, я все знаю.

После этих волшебных слов Миша, впервые за последние несколько дней успокоился. Ему совсем не хотелось выяснять, откуда Сюзан знает, и что она знает. Своими словами она как будто отпустила ему грех, мучивший его в последнее время.  Он вновь обрел свободу. Ночью он спал…

…в отличие от Мухина.

Мухин смотрел на дело Сюзан Джойс. Такого поворота событий он предположить заранее не мог. Ай да Михаил Александрович! Пытается закрутить роман с американкой. Пикапер хренов! Дело становилось запутанным. А поначалу все складывалось так хорошо. Рассказал ли ей Михаил о разговоре с Мухиным и изменениях в программе? Он снял трубку телефона.

– Кто вел Сюзан Джойс?

– Томашевский.

– Соедините меня с ним… Толик, привет. Как там наш Дон Жуан?

– Алексей Васильевич, он про нас ничего не рассказал. Мы все время прослушивали. Один раз только заявил, что–то вроде: «Какие последствия могут быть, если наша сделка неожиданно сорвется?»

– А она?

– А она наклонилась и поцеловала его в ухо.

– Ты уверен?

– В чем?

– В том, что она его поцеловала в ухо, а не нашептала ему что-нибудь?

– Уверен.

– Ладно. Она через пару дней возвращается. Поедешь с ней. Там на месте с нашими агентами разберетесь. Нам нужно установить место расположения их компьютеров. Наш человек должен иметь возможность приблизиться к ним на расстояние меньше одного километра. Чем ближе, тем лучше.

– Понял, Алексей Васильевич.

– Не нравятся мне эти поцелуи в ушко…

Глава 14. Внутренняя связь

460 дней до Конца Света – 18 сентября 2011

Москва

Наступил третий день – подписание договора. Миша ощущал возрастающее воздействие пяти гормонов любви. Но это не единственное, что он чувствовал. Его явно связывало с Сюзан что-то выходящее за рамки времени и пространства. Ему очень не хотелось терять эту девушку. Все, что Миша смог придумать – это позвонить в «Пушкин».

– Ресторан «Пушкин». Здравствуйте.

– Я бы хотел заказать столик на час дня.

– Сколько человек?

– Двое. Американская подданная и российский подданный.

– Спасибо за дополнительную информацию. Это плохо кончится.

– Вы очень вежливы, девушка. Но по новостям передавали, что гонка вооружений и холодная война завершены.

– Извините, – голос незнакомой девушки звучал насмешливо. – Я, по–видимому, пропустила. Выходила поиграть в песочнице, – она била Мишу его же оружием.

– Вы мне столик-то зарезервировали? – сдался он.

– Конечно! Как Вас зовут?

– Михаил.

– Михаил! Весь наш дружный коллектив, включая двух охранников – бывших спецназовцев – с нетерпением ждет Вас.

Миша положил трубку. Девушка из ресторана его развеселила. Но была в ее словах доля правды. «Плохо кончится» – действительно, какие у нас перспективы? Она уедет в свою Америку. Я останусь здесь. Она, естественно, не захочет жить в России, а я – в США. И что дальше?

Света подготовила все документы заранее.

– Согласны ли вы, Михаил Александрович Лунин, взять в же… партнеры Сюзан Джойс? – торжественно произнесла Света.

В фирме все только и говорили о новом романе гендиректора. Света старалась шутить, но Мише показалось, что она уязвлена чем-то.

– Согласен.

– Тогда распишитесь здесь и здесь, – холодно продолжила Света.

Миша расписался.

– Света, воспрянь. – Он дружелюбно посмотрел на свою секретаршу. – Я заметил твои новые туфли. Отпад!

Света расцвела.

– Чай принести? Кофе?

Все-таки она была образцово–показательным секретарем.

– Сейчас приедет Сюзан. Ты, пожалуйста, поаккуратней! Без своих шуточек! – этого Мише говорить уже не стоило.

– А она что, шуток не понимает?– на этом разговор был окончен.

Москва, ресторан «Пушкин»

Миша сам разлил вино. Он представил Мухина, сидящего в подвале «Пушкина» с рацией, и ему стало смешно. После первого выпитого бокала он решил, что ему наплевать на прослушивание.

– Давно хотел тебя спросить. Джойс – это распространенная оренбургская фамилия?

– Джойс – это наследство от бывшего мужа, – прошелестела Сюзан.

– Везет тебе. Мне бывшая жена ничего не оставила. Когда ты уезжаешь?

– Завтра. В семь утра.

– Я тебя люблю.

Сюзан поперхнулась. Но не удивилась.

– Странно.

– Что странно?

– Никогда не думала, что влюблюсь в русского парня, – другого ответа Миша не ожидал. Все, что происходило между ними в эти дни, было настолько естественно, что воспринималось как само собой разумеющееся.

– Ты думала, что у нас по–прежнему по улицам ходят белые медведи? Или твое поколение уже не проходило это в школе? – засмеялся Миша.

– Про медведей – Рейган отменил.

– Ты знаешь, я, когда был маленьким, на полном серьезе боялся, что США начнет ядерную войну с СССР. Дети перед сном боятся темноты, а советские дети нападения Америки.

– Видишь, что делает глобализация. Сегодня невозможно представить Америку без русской мафии и русских программистов. Ты никогда к нам не собирался?

– Да нет, что ты. Мне в Москве всегда было хорошо. Были, конечно, интересные предложения от русской мафии…

– Стать генеральным директором?

Каждый из них охотно поддерживал шутки другого. Но каждый из них знал, что сейчас случилось что-то важное, может быть, самое важное в их жизни, жизни которая могла сейчас стать общей. У каждого был страх, что могла и не стать.

– Знаешь, иногда людей, живущих в одной комнате, разделяют тысячи километров, – неожиданно сказала Сюзан.

– Мне знакомо это чувство.

– А иногда, живущие в разных странах, как будто находятся рядом.

– Но можно ведь найти какой-то компромисс! Приезжать друг к другу! – Миша чуть не плакал.

– Жизнь покажет. Сейчас не время об этом говорить. Я знаю одно – мы очень близки внутренне. И это главное. Это почти мистика! Все эти совпадения. Но я чувствую, что мы связаны не только в этой жизни. Мне кажется, что я знаю тебя много тысячелетий. Ты – часть меня, а я – часть тебя. Мы обязательно что-нибудь придумаем.

Они гуляли по Москве до вечера. Молча. Понимая, что слова могут только испортить удивительное внутреннее ощущение единства, которое ни один из них никогда не испытывал.

– Уже поздно. Тебе завтра рано вставать, – вздохнул Миша. – Если бы ты знала, как мне не хочется с тобой расставаться.

– Я знаю, – улыбнулась Сюзан. – Поехали ко мне. У нас еще целых семь часов!

Глава 15. Секреты ЦРУ

458 дней до Конца Света – 20 сентября 2011

Денвер

Томашевский прогуливался по центральным улицам Денвера. Он был здесь впервые и с интересом изучал достопримечательности города, иногда щелкая своим миниатюрным фотоаппаратом. Сегодня он возвращался в Москву. До вылета оставалось 4 часа. Он отдалился от центра города и натолкнулся на вытянутое в длину на несколько сотен метров здание, огороженное высоким забором. Томашевский спрятал фотоаппарат. Посмотрел на часы, делая вид, что куда–то торопится. Нажал на кнопку. Задумался на несколько секунд. Прошел вперед 50 метров и проделал ту же процедуру. Быстро вернулся в центр города. Поймал такси.

– В аэропорт.

Москва

– Разрешите, товарищ полковник?

В кабинет вошел взволнованный Мухин. Его волосы были растрепаны. Вид усталый. Он наткнулся на стул, стоящий у двери. Кабинет полковника Петракова был полностью заставлен стульями. Их еще не успели убрать после последнего заседания отдела. Мухина на заседании не было. Он даже забыл предупредить полковника о своем отсутствии. Информация, пришедшая из Денвера, заставила его забыть обо всем, включая недосыпание и усталость.

– Да ладно тебе, Мухин. Погорячились, и будет. Полковник… – он усмехнулся, поняв, что Мухин пришел сообщить что-то важное. – Какие новости?

– Новости, Сергей Иванович, противоречивые.

– Слушай, я не лирик, давай поконкретнее.

– Значит так: во-первых, насчет Вашей информации. Все подтвердилось, астрономов убирал ЦРУ. В Антарктиде построили инфракрасный телескоп. Цель – наблюдение за планетой Нибиру, которая, якобы, должна приблизиться к Земле в декабре 2012 года. Астрономов, подтверждающих эту теорию, убирали, и все, что известно о Нибиру, скрывалось. А на Интернете появилось видео какого-то чудика, который утверждает, что работал в Антарктиде на телескопе и заснял Нибиру. При ближайшем рассмотрении оказалось, что это – французский школьник, который не знает, где находится Антарктида.

– Но планета-то существует?

– Проблема, что по вычислениям наших ученых, сегодня ее можно наблюдать только из района Антарктиды. Но ее существование они подтверждают. Причем, есть большая вероятность ее столкновения с Землей в 2012 году.

– Что еще? – внутренний компьютер Петракова заработал.

– Дальше самое интересное. Нам очень повезло. Одна американская корпорация, работающая над засекреченными правительственными проектами, покупает у нашей московской компании программное обеспечение. Мы запустили в программу «бэкдор», то есть возможность считывать информацию с американских компьютеров, на которых установлено программное обеспечение московской фирмы. Это делается очень просто. Достаточно человеку с микросхемой размером с часы оказаться в радиусе километра от нужного компьютера. Результаты, которые мы получили, ошеломляющие. Вот почитайте, – Мухин протянул полковнику папку с документами.

Прошло полчаса. Полковник оторвался от документов и посмотрел на Мухина.

– Я в Деда Мороза не верил в детстве. Ты хочешь, чтобы я в это поверил?!

– Дело в том, что наши ученые подтвердили все выводы американцев. Нельзя терять ни минуты.

– И что они говорят? У нас есть время для создания технологии, подобной ТВВ?

– Нет. Единственный вариант – попробовать ее выкрасть. Но информация о ней, естественно, не находится на компьютерах, к которым мы подключались. Мы обладаем только общей информацией. Все остальное строго засекречено. Неизвестно, кто занимается проектом, и кто вообще о нем знает. Есть несколько ученых, к которым можно попробовать подобраться. Но сделать это будет очень сложно. Да и как мы можем их уговорить, за полгода до конца света. Задача практически нереальная. Нужно параллельно искать другие решения.

– Я думаю месяца нам хватит, чтобы понять, возможно ли выкрасть ТВВ. Если этого не произойдет, нужно докладывать президенту. Ситуация очень сложная.

 

 

 

 

 

 

 

Глава 16. Вербовка

400 дней до Конца Света – 17 ноября 2011

Денвер, Штат Колорадо

В небольшое кафе в центре города вошел невысокого роста седой человек лет шестидесяти. Неряшливый вид, длинная бородка и смешные очки с толстыми линзами – типичный ученый, каковым он и являлся. Его взгляд быстро прошелся по всем посетителям и остановился на сидящем в углу ничем не примечательном человеке. Ученый неторопливо подошел к его столику.

– Мистер Морозов?

– Да, – человек привстал, и, улыбаясь, протянул руку. – Пожалуйста, присаживайтесь, профессор. Я заказал Вам гранатовый сок, как Вы любите.

– О! Вы даже изучили мои привычки. Впрочем, ничего удивительного.

Алан Фишер: 62 года. Профессор физики. Преподает в трех американских университетах. Последние несколько лет работает над созданием ТВВ. Высокомерен. Циничен. Бегает по утрам.

– Надеюсь, Вы сделали все, как я посоветовал, и Вам удалось выйти незамеченным. Слежки не было?

– Не волнуйтесь, – профессор налил сок в бокал.

– Отлично. Я очень рад, что Вы пришли. У Вас было достаточно времени обдумать мое предложение?

– Времени было предостаточно, – ученый почесал затылок, собираясь с мыслями. – Но я пришел не для того, чтобы дать свое согласие и даже не для того, чтобы отказаться. Я пришел объяснить Вам кое-что. Нам совсем недолго осталось жить на планете Земля. В другой ситуации я бы просто выдал Вас ФБР. – Он сделал паузу и улыбнулся. – Или взял деньги. Но когда человек знает, что дышать свежим воздухом и любоваться солнцем ему суждено лишь до конца 2012 года с вероятностью в 100 процентов, он начинает совершать не свойственные ему поступки.

Господин Морозов, ну это же просто смешно. Вы предлагаете мне деньги. И что, по–Вашему, мне с ними делать? Потратить десять миллионов за год, или сто миллионов, пока конец света не наступит. Нам осталось жить всего один год. И я хочу прожить этот год, в соответствии с моими моральными принципами. Я сделаю все, чтобы спасти американский народ.

– Согласитесь, мистер Фишер, что не существует такого понятия – американский народ. Американцы – это и испанцы, и англичане, и индусы, и пакистанцы, и арабы, и даже русские. Так почему же Вы зациклились на американцах? Спасите весь мир, если у Вас действительно есть моральные принципы!

– Господин Морозов, не делайте вид, что Вас интересует судьба человечества. Если бы Россия изобрела ТВВ, то уж точно ни с кем бы не поделилась. Я в этом не сомневаюсь. Вы не переубедите меня. Ни о каком подкупе не может идти и речи. Что Вы можете мне предложить за год до конца света?! Я думаю, нам лучше закончить наш разговор.

– Но из-за Вашего упрямства погибнут миллиарды!

– С годами я понял, что человеческая жизнь ничего не стоит. Да и зачем им такая жизнь? Посмотрите, что творится в мире – войны, голод, природные катаклизмы, эпидемии, экономический кризис. Я хочу наверняка спасти хоть какую-то часть этих бедных, измученных вечными страданиями людей и сделать их счастливыми. Я и мои коллеги создадим для них новый, счастливый мир. Там не будет страданий.

Он резко встал.

– Прощайте, господин Морозов. У Вас еще есть шанс выиграть в лотерею Green Card. Хорошие разведчики нам нужны.

Глава 17. Единственное решение

352 дня до Конца Света – 4 января 2012

Кремль. Закрытое совещание узкого кабинета правительства

Президент оглядел присутствующих требовательным взглядом.

– Начинайте.

– Господин Президент, недавно нам стало известно, что американцы в течение последних нескольких лет проводят сверхсекретные исследования. Они утверждают, что в конце 2012 года наступит конец света. Существуют несколько сценариев, каждый из которых может привести к катастрофе. Вероятность такого исхода практически равна ста процентам. Два основных варианта – геомагнитные бури невиданной силы и столкновение с другой планетой. Наши ученые подтвердили их выводы.

– А где были наши ученые?! Где были вы?! – Президент с негодованием посмотрел на группу людей, сидящих перед ним. Все они прятали взгляд.

– Я понимаю Ваш гнев, господин Президент, – не глядя на Президента, продолжил говоривший. – Это – наша ошибка. Мы недооценили поступающую к нам информацию и не провели свою экспертизу. Согласитесь, что несостоявшихся концов света было предостаточно, и проверять каждый из них просто смешно. Но дело не в этом. Сейчас не время для разбора полетов, увольнений и так далее. Ситуация очень серьезная. Мы должны сплотиться.

– Вы уверены, что этот конец света действительно состоится, и что американцы не насмотрелись у себя голливудских фильмов–катастроф, или, что еще хуже, решили просто с нами пошутить?

– Уверены.

– И что американцы?

– Они создали некий ТВВ – Трансформатор Вектора Восприятия.

– Чушь какая-то.

– Вы правы. Это, как говорится, было бы смешно, если бы не было так грустно. Я просто советую Вам свыкнуться с этой мыслью, поскольку Вы услышите нереальные вещи, но такова наша сегодняшняя действительность. Так вот, придя к выводу, что катастрофы не избежать, американцы стали искать выход из ситуации и изобрели этот самый ТВВ. Он способен изменить восприятие человеком окружающей его реальности, и таким образом перевести американцев в другое измерение, другой мир. Это – единственный способ избежать гибели.

– Вы сами–то в это верите?

– Давайте не будем возвращаться к этому вопросу. Проект был засекречен. Я бы даже сказал, что это был самый засекреченный проект за всю историю. Кроме ученых, о нем было известно лишь американскому президенту и нескольким его приближенным.

– Почему мы сами не можем создать что-либо подобное?

– На создание такой технологии потребуется как минимум три года, которых у нас нет. Мы пытались подобраться к ТВВ, но все попытки закончились крахом.

– А почему они не хотят делиться с остальным миром? Объединив усилия, можно было бы быстрее закончить этот проект.

– Они боятся, что если весь мир захочет с ними перейти в другое измерение, не хватит энергии для самих американцев.

– Это правда?

– Не знаю. Точного доказательства нет. По-моему, они просто страхуются.

– Вот тебе и великая Америка, спасающая мир! Может пригрозить им ядерным оружием?

– Мы думали об этом. Но результаты непредсказуемы. Мы же не хотим конца света раньше времени.

– Хорошо. Что вы предлагаете?

– Надавить на Америку, через мировые средства массовой информации. Мы «сольем» известие о конце света и ТВВ во все центральные газеты, телеканалы и радиостанции во всем мире. Не останется ни одной страны, которая не узнает об этом. Начнется мировое давление. Оно подействует. У нас есть еще много времени, но начать нужно именно с этого.

– Хорошо, действуйте, – президент находился в состоянии шока. Его мозг перестал работать 20 минут назад. Ему стоило больших усилий сформулировать последнюю фразу.

Министры, молча, вышли из кабинета. Один из них – высокий, подтянутый, лет пятидесяти отошел в сторону. Что-то записал в блокноте. Вышел на улицу. Достал прибор, очень похожий на сотовый телефон.

– Алло, Теель–Кусам, – тихо произнес он.

– Рад тебя слышать, Вукуб–Каме.

– Через несколько дней о конце света узнает весь мир. Как идет разработка Марса?

– Все идет по плану. Одна экспедиция уже вернулась. Вторая в пути. Было решено не оставлять их на Марсе. Самокопирующиеся роботы вырабатывают кислород ... Хотел тебя спросить, Вукуб–Каме.

– Слушаю тебя, Теель–Кусам.

Не пришло ли время заняться этим парнем в Москве.

– Давно пришло. Очень давно. Мы занимаемся. Надеюсь, что он, в конце концов, поможет нам остаться на Земле.

– Да уж. Менять Землю на Марс не хотелось бы ...

Глава 18. Один день из жизни человечества

328 дней до Конца Света – 28 января 2012

Тель–Авив, Израиль

– Кто там?

– Это Нир.

– Принес?

– Да.

– Сколько?

– Как договаривались.

– Ты один?

– Да.

– Точно?

– Точно.

Нати открыл дверь. Перед ним стоял очень худой высокий сутулый парень лет двадцати пяти с мешками под глазами. Нати выглянул за дверь и посмотрел по сторонам.

– Заходи.

– Вот, – Нир протянул Нати сумку, прошел в полупустую комнату и плюхнулся на старый, потрепанный диван напротив орущего телевизора. Кроме дивана и телевизора, в комнате ничего не было.

– Сколько я тебе должен?

– Как обычно.

– Да вы что там, с Луны свалились? Ты слышал про мировой экономический кризис? Или вас это не касается?

– Нас не касается.

Трясущимися руками Нати достал из сумки пакет, развязал его и дотронулся кончиком языка до белого порошка. Пальцы на его босых ногах нервно скрещивались и разжимались. Его заросшее лицо плавно переходило в такую же заросшую грудь. Из одежды на нем были лишь длинные, до колен шорты. На шее болталась большая золотая цепочка.

– На прошлой неделе убили моего брата, – сказал Нати, смотря в окно.

– Что ты говоришь!? Ави? Бедняга. Я слышал, твой братишка сильно разозлил Альперонов.

– Альпероны не причем. Это – Хизбалла. Они снова обстреляли Кирьят–Шмону из катюш. Он спал у себя дома и даже не слышал сирены.

Наступила пауза.

– Я вчера говорил с одним знающим человеком, – Нир первым нарушил тишину. Он рассказал много интересного. Израильский рынок героина большей частью существует за счет контрабанды из Ливана, пять–шесть тонн в год.
Оборот около 500 миллионов долларов. В Ливане торговля наркотиками сосредоточена в долине Бекаа, а Бекаа является также одной из основных баз поддержки Хизбаллы. Мусульмане–шииты, занятые контрабандой, отдают часть своей прибыли Хизбалле. Кроме того, контрабандисты делятся с боевиками важной разведывательной информацией о порядке охраны израильской границы, секретных постах, времени прохождения патрулей и местах расположения возможных засад. Вот и получается, что израильтяне, "сидящие" на героине, финансируют террористическую деятельность Хизбаллы.

– Чтооо?! Ты хочешь сказать, что Ави погиб из-за меня, – Нати схватил Нира за горло и стал яростно трясти. – Животное! Посмотри на себя в зеркало! Да как ты смеешь!? – из глаз потекли слезы.

Ниру с трудом удалось вырваться. Он отскочил в самый дальний угол комнаты, откуда с ужасом наблюдал на Нати. Тот медленно сполз на пол и рыдал, обхватив лицо руками. Все его тело дрожало.

– В странном мире мы живем. Все взаимосвязано… Кто бы мог подумать, – задумчиво произнес Нир.

Нати схватил пакет с героином и запустил им в телевизор.

«В эфире – экстренный выпуск новостей...»

 

Рим, Италия

Отец Антонио задумчиво стоял у окна на втором этаже небольшой римской церкви. Подъехал красный «феррари» с тонированными стеклами. Двери синхронно распахнулись, и отец Антонио увидел четверых мужчин. Все они были одинаково одеты – черные костюмы, черные, начищенные ботинки, солнцезащитные очки. Через две минуты с другой стороны улицы показался светло–серый «альфа–ромео». Люди, вышедшие из него, выглядели точно так же, как первая четверка. Их было трое. Отец Антонио почесал затылок и начал спускаться по лестнице. Ему еще никогда не приходилось участвовать в подобном деле.

От каждой из сторон выдвинулись вперед по одному человеку. Они медленно приблизились друг к другу.

– Пойдем без охраны, – сказал Джованни, молодой человек с длинными темными волосами и волевым взглядом.

– Хорошо. Останьтесь здесь, – Паоло поднял руку, на которой не хватало двух пальцев.

Телохранители отошли в сторону. Джованни и Паоло вошли в церковь и чуть не наткнулись на отца Антонио.

– Извините. Мы договаривались о встрече с Вашим епископом.

– К сожалению, он не сможет сегодня принять вас, и попросил меня сделать это.  Отец Антонио, – представился священник. – Пожалуйста, следуйте за мной.

Они поднялись на второй этаж. Зашли в кабинет, заваленный многочисленными книгами, бумагами и папками.

– Садитесь, – пригласил отец Антонио.

– Видите ли, – начал Паоло. – Наше дело может показаться Вам немного необычным. Но мы все же надеемся, что Вы согласитесь помочь нам.

– Да уж. Дело действительно необычное. Епископ Витторио ввел меня в курс дела, но я хотел бы выслушать вас еще раз.

– Все очень просто. Мы бизнесмены, желающие заключить между собой сделку. Мы просим Вас засвидетельствовать то, что мы не обманываем друг друга. Сумма сделки довольно внушительная. Но нам не к кому обратиться. Мы не доверяем друг другу точно так же, как не доверяем адвокатам и вообще кому–либо. Да Вы и сами знаете, что сейчас происходит в мире. Поэтому, от безвыходности, мы решили обратиться к представителю церкви.

– Насколько я понимаю, вы предлагаете мне подписать договор вместе с Вами?

– Именно так. Мы просим Вас стать нашим гарантом.

– Но это тоже не выход. Что Вы будете делать, если договор между вами будет нарушен кем–либо? А возможно, именно таким образом один из вас пытается усыпить бдительность другого. Убьете меня? Почему я должен брать на себя обязательства за вас обоих?

– Мы верим в свое слово, данное через священника. И это для нас дороже денег.

– Интересно. Если мы дошли до такой степени недоверия, что говорить о нашей экономике! Все порывы нашего сердца мы закрыли стремлением к непомерному обогащению без особого труда. Отсутствие честности мешает вести бизнес. Это нечто новое – человек уже ищет силу веры у другого. Иначе он видит, что не способен подписать обычный договор. Совершить простую сделку. Это пример раскрытия интегральной зависимости в нашем мире. Люди ищут внутреннюю связь между ними, потому что без нее любые иные отношения стопорятся. Отсутствие связи душит, не дает им вести торговлю, развивать промышленность. Мир погибает, потому что без связи между собой людям не выжить! Так же, как телу не выжить без обмена и связи между всеми его частями. Вы знаете, молодые люди, что наши прадеды жили во времена, когда сделки оформлялись рукопожатием, а под гарантию одного лишь слова крупного банкира осуществлялись многомиллионные финансовые операции.

– Простите, отец Антонио…

– Да. Я понимаю... Вы торопитесь, и вам неинтересен бред, который я несу. И вы не привыкли слышать от священников такие речи. Но откуда взять силы мне?

– Мы считаем, что Вы–то уж точно знаете, откуда.

Отец Антонио тяжело вздохнул и закрыл глаза.

– Сколько вы мне заплатите?

– Три процента.

– Я подпишу.

Джованни и Паоло вышли на улицу.

– За кого болеешь?

– «Лацио».

– Я – тоже. Через пять минут игра.

– Да, с «Интером».

– Посмотрим? Я знаю тут неплохое местечко.

– В твое местечко я не пойду. Вот, в конце улицы паб – нейтральная территория.

– С охраной.

– Хорошо, – Паоло впервые улыбнулся.

Они зашли в паб. Шла третья минута матча. Они уселись за последний свободный столик и заказали пиво.

– Все эти деньги не приносят мне счастья, – неожиданно заговорил Джованни. – Я никому не доверяю. Я устал жить в страхе.

– Да, прошло то время, когда уверенность в завтрашнем дне можно было купить за деньги. В наше время неизвестно, где ты окажешься завтра – у подножия горы или на ее вершине. Ценности меняются.

– Ценности не меняются. Они просто исчезли. Этот кризис как будто смыл все.

Неожиданно трансляция футбольного матча прервалась. «Экстренное сообщение…»

 

Германия

Роза достала красивый хрустальный бокал из серванта и подставила его под струю холодной воды, текущей из кухонного крана.

– Что ты делаешь?! Я же предупреждал тебя тысячу раз – не пей воду из крана! – Макс подбежал к Розе и выхватил бокал. Вода брызнула на стену. Бокал выскользнул из руки и звонко разбился.

– Успокойся, Макс. Ты стал слишком раздражительным, – тихо говорила Роза, собирая осколки с пола. – Я вчера виделась с Элис. Она смотрела по телевизору рекламу – самая лучшая и чистая вода течет у нас прямо из крана! Сегодня техника дошла до такого уровня, что не нужно покупать никаких бутылок с водой.

– Ты тоже смотрела с ней телевизор?

– Нет. А что в этом особенного? Ты слишком подозрителен. Мне кажется, ты просто устал. Может быть, стоит отвести тебя к врачу? Муж Марты, кажется, неплохой психолог.

– Ты с ума сошла! Они накачивают нас наркотиками, которыми разбавляют питьевую воду. А по телевизору рекламируют ее, используя методы скрытого воздействия. Признайся, ты смотрела телевизор?

– Кто они? Да что с тобой? Ну и что из того, что я смотрела телевизор?!

– Кто они?! Как ты не понимаешь?! – Правительство. А как еще им удерживать миллионы голодающих безработных? Или избавиться от них, развязав войну, или сделать из них послушных марионеток. Война в наше время опасна для самих правителей. У многих стран есть ядерное оружие. Поэтому они решили сделать из нас роботов, чтобы мы не чувствовали голода, страданий и медленно вымирали. Я прошу тебя, Роза! Доверься мне, и я что-нибудь придумаю. Вспомни, как начинался этот мировой кризис. Мировая глобализация! Оказалось, что все мы живем в одной большой деревне. Более того, оказалось, что из-за нашего эгоизма, сосуществовать мы в ней не можем. И тогда все посыпалось. Государства попытались отделиться друг от друга. Началась эпоха нацизма. Но ничего не помогло, потому что все это делалось против законов Природы. Вместо того, чтобы объединиться и научиться существовать как единый организм, мы отдалились еще больше. И это привело нас к катастрофе.

– Не волнуйся, дорогой. Ты слишком много думаешь. Тебе нужно немного расслабиться.

– Расслабиться?! Я не могу расслабиться ни на секунду. Они вычисляют людей, которые еще могут думать и пытаться что–либо изменить, и насильно вкалывают таким людям наркотики. Позавчера они ворвались в дом к Александру.

– Александр – это тот длинный тип с хитрющими маленькими глазками? Он мне никогда не нравился.

– О чем ты говоришь, Роза?! Как тебе не стыдно!

Раздался звонок. Роза быстро подошла к двери и открыла. На пороге стояли трое крепких молодых людей высокого роста. Увидев Розу, они заулыбались, как по команде.

– Входите, он дома, – быстро проговорила Роза. – Извини, дорогой. Я просто хотела тебе помочь.

– Как ты могла?!

 В считанные секунды Макс оказался в руках парней. Над ним завис шприц.

Макс в ужасе проснулся. Над ним стояла заплаканная Роза. Усилием воли заставив себя отказаться от мысли высказать Розе все, что он думает по поводу ее «предательства», он c улыбкой притянул жену к себе за руку, и она присела на краешек кровати.

– Ну, что произошло? Рассказывай.

– Ничего особенного, – с наигранным спокойствием сказала Роза. – Только у меня теперь нет работы. Наша фирма уволила еще 500 человек. Ты не работаешь уже полгода. Я не знаю, как мы будем выплачивать ссуду за нашу квартиру. – Роза замолчала.

– Что–то еще?

– Да. Не хотела тебе сразу все выкладывать. Я слушала новости. Твоя страховая компания разорилась. Мы потеряли все, что у нас было, – Роза снова разрыдалась.

– Ну–ну, милая, успокойся, – погладил ее по спине Макс. – Все будет хорошо.

Роза подскочила, как ужаленная.

– Что именно будет хорошо?! Ты посмотри, что делается за окном! Что будет с миром? Что будет с нами? Нужно срочно продавать квартиру, пока цены не упали до нуля. Ты только вчера сам мне доказывал, что, если я тоже потеряю работу, у нас не будет никакого шанса продержаться!

– Снято! – радостно закричал режиссер. – Наконец–то! Перерыв – полчаса.

Макс и Роза вышли из павильона на улицу. Макс достал пачку сигарет, предложил Розе и сам закурил.

– Если бы ты только знала, Роза, как мне все это надоело! – рука щелкала по зажигалке. Она не работала. После нескольких попыток, он отшвырнул зажигалку в сторону.

– Лотар, ты еще не вышел из роли? – засмеялась Барбара, протягивая Лотару свою зажигалку. – Успокойся. Почему ты так нервничаешь?

– Не вышел из роли?! Барбара, я с трудом заставляю себя сниматься в этом убогом фильме. Они пытаются создать искусство из мирового кризиса. Но кризис убивает искусство!

– Смотри на это как на работу. В конце концов, это способ заработать деньги. И ты должен радоваться, что у тебя есть такая возможность, в отличие от наших героев. А люди всегда любили мыльные оперы. Тем более, что сценарий выглядит вполне правдоподобным. Нацистский режим не за горами. Я не сомневаюсь, что если в ближайшее время ничего не изменится, новый Гитлер придет к власти.

– Мы только запугиваем людей. А где выход? Где решение? Весь этот кризис – фильм ужасов с плохим концом. Понимаешь?

– Многие люди даже не думают, что сегодняшний кризис до такой степени серьезный и глобальный. Они просто не видят дальше своего носа. Или кармана. У меня пока есть работа, и мне на все наплевать. Только мы, люди искусства можем помочь человеку осознать, что происходит вокруг него. Средства массовой информации, фильмы, спектакли. Он ищет виновных и думает: «Со мной этого не случится». Этот лживый расчет приведет к катастрофе. Мы должны изменить эту ситуацию.

– Но где решение?

– Решение – это разъяснение, воспитание. Образование нужно заменить воспитанием. Кризис в нашем отношении друг к другу! Раскрылся новый закон – взаимозависимость, мы – одна семья. Именно об этом говорит наш фильм. Если мы объединимся на основе уважения и любви, тo исправим кризис. Посмотри, что творится. Тысячи людей во всем мире кончают жизнь самоубийством из-за того, что не видят выхода из создавшейся ситуации. Мы обязаны помочь им!

Из здания киностудии выбежал взволнованный ассистент режиссера.

– Лотар, Барбара, – идемте скорее. – По телевизору передают экстренное сообщение...

 

Москва

– Вы поймите, Сергей Валерьевич, как сегодня работает наша банковская система. Государство не создает источника ликвидности для банков. Поэтому наши банки «ходят» на Запад за «длинными деньгами». Берут там огромные кредиты под годовой процент, а потом предлагают эти деньги своим российским клиентам вдвое, а то и втрое дороже. За счет этого развивается ипотека и потребительский кредит. У предприятий нет выбора, они берут эти деньги. Но кризис, уверяю Вас, в ближайшее время не закончится. И если в какой–то момент пропадет возможность брать «длинные деньги» на Западе, наша хилая экономика прикажет долго жить, – Миша почесал трубкой затылок. – Вы, может быть, еще не чувствуете этого, но я уверен на сто процентов, что мы с Вами – потенциальные банкроты, причем, в ближайшее время. Мы и так уже потеряли почти все.

– Из того, что Вы сказали, следует вывод, что кредиты стоит брать напрямую на Западе.

– Многие крупные компании так и поступили – нахватали на Западе кредитов, и теперь, чтобы отдавать такие большие долги, должны все время перекредитовываться – брать новые кредиты, чтобы отдать старые. Все это – мыльный пузырь, который лопнет в одно мгновение, когда у Запада закончатся деньги. Мы сидим на пороховой бочке, – Миша посмотрел в окно. На улице все как будто вымерло.

В кабинет вбежала взволнованная Света.

– Михаил Александрович, включите телевизор!

– Что случилось? – Миша щелкнул пультом телевизора. – Сергей Валерьевич, я перезвоню. Тут что–то срочное по новостям.

– Передаем экстренное сообщение. Как стало известно сегодня утром, американские ученые установили, что в конце 2012 года произойдет катастрофа, во время которой погибнет большая часть человечества. По словам ученых, катастрофа неизбежна и должна произойти с вероятностью почти в сто процентов. Российская исследовательская группа во главе с академиком Волгиным подтвердила выводы американцев. Также стало известно, что американские спецслужбы в течение нескольких лет искали решение проблемы и разработали технологию под названием ТВВ – Трансформатор Вектора Восприятия, которая способна спасти человечество. Технология была строго засекречена американским правительством, которое решило использовать ТВВ исключительно для спасения американских граждан. Такое сепаратистское поведение вызвало негодование во всем мире. Представители пятидесяти стран, включая Россию, уже отправили американскому правительству требование раскрыть технологию и спасти всех жителей планеты Земля.

Суть ТВВ заключается в том, что с его помощью может быть сдвинут вектор восприятия реальности людей, и таким образом человечество сможет перейти в новое восприятие реальности, спроектированное заранее – в другой мир, и спастись от физического уничтожения. Ровно через два часа начнется прямая трансляция с правительственной пресс-конференции, на которой будет подробно объяснена создавшаяся ситуация. Ожидается также обращение президента, в котором он призовет россиян соблюдать спокойствие и довериться правительству. Через несколько минут мы свяжемся с академиком Волгиным.  Он даст подробное объяснение о ТВВ.

Международные новости: пакистанское и северокорейское правительства уже отказались воспользоваться ТВВ в случае, если США раскроет ТВВ–технологию. Заявление правительств Пакистана и Северной Кореи привело к беспорядкам в этих странах. Развитие событий непредсказуемо. Существует большая вероятность начала гражданских войн или попытки государственного переворота…

– Света, – обратился Миша к застывшей в оцепенении секретарше.

– Михаил Александрович, что же это делается?!

– Попей водички, – Миша протянул стакан с водой. – Ты что–то слышала об индейцах племени лакота?

– Лакота? Михаил Александрович, что же теперь будет–то?

– Ничего не будет, успокойся. Перейдем все вместе в новый мир с помощью этого ТВВ. И я там буду твоей секретаршей.

– Как это перейдем? Ужас какой!

– Свет, послушай, что я тебе говорю. Это срочно. Выполни мою просьбу, а потом вернешься в депрессию, если захочешь. Узнай, где живут индейцы племени лакота, и закажи мне туда билет. Это очень срочно!

– Михаил Александрович, Вы же сами говорили на поездках экономить, а теперь к лакотам каким–то…

– Света, через полгода конец света! Какая экономия?!

 

 

 

Глава 19. Тайное знание майя

319 дней до Конца Света – 6 февраля 2012

Линкольн, штат Небраска

Молодой индеец шел впереди Миши, освещая дорогу ручным фонарем. Темнота скрывала его лицо. Они приблизились к стоящей в стороне лачуге. Индеец жестом показал Мише ждать, погасил фонарь и зашел внутрь. Через несколько минут он появился и пригласил Мишу войти. Фонарь больше не включал. Глаза постепенно привыкали к темноте. Миша зашел в жалкую, глиняную лачугу и тут же наткнулся на плетеный стул, стоящий у входа.

– Присаживайся. Ты, наверное, устал с дороги?

Миша поднял глаза и увидел силуэт другого индейца, сидящего напротив на таком же, как ему показалось в темноте, стуле. Света в лачуге не было, но по голосу индейца можно было понять, что он преклонного возраста, возможно, один из старейшин племени лакота. Его английский с трудом можно было разобрать.

– Я в полном порядке, не волнуйтесь.

– Мы ждали тебя.

«Началось», – подумал Миша. – «В каком фильме я это видел?»

– Я в этом не сомневаюсь. Сценарий до боли знакомый.

– Как ты нашел нас? – индеец не заметил нотки цинизма в Мишином ответе или просто его не понял.

– Пару лет назад слышал новости о том, что индейцы племени лакота собираются выйти из состава США.

Миша почувствовал, как старый индеец улыбнулся.

– Мы не случайно затеяли эту кампанию. Пытались привлечь к себе внимание как можно большего количества людей во всем мире в надежде на то, что тот, кто должен нас найти, услышит о нас.

– Должен найти?

– Да. Мы действительно ждали тебя. Ждали много веков, чтобы раскрыть тебе тайну цивилизации майя.

– Цивилизации майя? Мне? Почему именно мне? Ничего не понимаю.

– Ты что–то слышал о майя?

– Был такой блокбастер Мела Гибсона. «Апокалипсис», кажется, назывался.

– Апокалипсис… – индеец усмехнулся. – На самом деле слово “майя” существует в древнеиндийской философии. Оно имеет два значения: “источник этого мира” и “иллюзорный мир”. Как это символично – «иллюзорный мир». Они сняли фильм о майя?! – индеец захохотал. – Индейцы племени лакота знают кое-что, о чем сегодняшнее поколение даже не догадывается. И все это благодаря тому, что наши дальние предки жили когда–то по соседству с удивительной цивилизацией майя. Сегодня мы живем на территории Северной Америки. Но они жили в Центральной Америке. Неизвестно, как и откуда майя попали в Центральную Америку. Но они появились там в Х веке до нашей эры и всего за 500 лет на месте непроходимого тропического леса создали цивилизацию, где были развиты астрономия, математика, архитектура, скульптура, живопись. И… загадочным образом исчезли. К 830 году нашей эры все их основные центры были покинуты. Сегодня только мы, индейцы лакота, знаем, куда они ушли.

– Интересно. Поделитесь?

Цинизм был Мишиной защитной реакцией. На самом деле его переполняли смешанные чувства волнения, страха перед неопределенностью, решимости докопаться до правды.

Старый индеец начал свое повествование. То, как он говорил, никак не увязывалось с тем фактом, что он плохо владеет английским. Он как будто заранее заучил текст и много раз повторял его, готовясь к встрече с Мишей. Миша даже подумал, что индеец сам не понимает, о чем говорит.

– Жрецы майя говорили, что с момента сотворения человека минуло уже четыре цикла, или «Солнца». Сменились четыре человеческие расы, которые погибли во время великих катаклизмов. «Первое Солнце» длилось 4008 лет, и было разрушено землетрясениями.  Разрушающий элемент – Земля. «Второе Солнце» длилось 4010 лет, и было уничтожено ураганами.  Разрушающий элемент – Воздух. «Третье Солнце» длилось 4081 год и пало под огненным дождем, пролившемся из кратеров огромных вулканов.  Разрушающий элемент – Огонь. «Четвертое Солнце» длилось 5026 лет, и его уничтожил потоп.  Разрушающий элемент – Вода. Сейчас мы живем во времена последней Пятой Эпохи Сотворения, или Эры Пятого Солнца. Оно известно еще и как «Солнце Движения».

Майя считали, что в течение Великого цикла – с 3114 года до н. э. по 2012 год н. э., человеческой историей управляет некий галактический луч, исходящий из «ядра Галактики». Сквозь него проходят Земля и Солнце. Проходят, в соответствии с «галактическими сезонами», которые были описаны майя в математической и символической форме.

Галактический луч, по понятиям майя, подобен лучу маяка, который расширяется по мере удаления от источника. Допустим, что луч скользит по кораблю, плывущему далеко в океане. В определенный период времени он будет освещен. То же происходит и с Землей, пересекающей галактический луч. Точка входа Земли в луч соответствует начальной дате майя – 13 августа 3114 года до н. э. Та же дата приходится и на 21 декабря 2012 года.

Мы не являемся носителями внутреннего знания майя. Я лишь могу рассказывать то, что слышал от своего отца и деда – то, что когда–то майя рассказали нашим предкам и завещали им раскрыть  человеку, который придет за этим знанием в 2012 году. Они увидели, что людьми управляет Природа, которая ведет их к определенной Цели. Существует начальная точка отсчета и конечное состояние. Причем, существуют эти два состояния уже сейчас, только мы их не ощущаем. Они поняли, что Природа ведет человечество к Цели через страдания. В течение каждого «Солнца» эти страдания доходили до максимума, и в конце концов человечество погибало в очередной раз, не дойдя до Цели, а лишь накапливая страдания. Майя также осознали, что времени и места не существует.  Существует множество состояний, которые каждый человек и человечество в целом должны пройти, пока не достигнут Цели, заданной Природой. Эти состояния уже существуют и постепенно раскрываются. Это – как лента фильма, на которую можно посмотреть со стороны и увидеть все кадры одновременно. Майя увидели эту ленту, увидели все, кроме конечного состояния. Они научились перемещаться по этой ленте, и это позволило им составить точнейший календарь. Свои знания они черпали из будущего и из прошлого. Никто не знает, откуда они появились в Центральной Америке в Х веке до н. э. и куда исчезли в Х веке н. э. Как ты понимаешь, они просто переместились в другое место этого странного фильма, участниками которого мы являемся. Но, к сожалению, им не удалось понять главного – существует ли свобода выбора. Можно ли избежать страданий и прийти к конечной Цели, минуя промежуточные состояния? Можно ли изменить свою судьбу, фильм, участниками которого мы стали поневоле?

– Получается, что тогда, во время летних каникул в 92–м со мной разговаривало мое будущее состояние, которое на самом деле не будущее, а существующее и сейчас тоже, – Миша задумался. – Что же мне делать?

– Этого они не сказали.

– Неужели они не оставили ни одной подсказки?

– А в твоих фильмах обычно оставляют подсказки? – индеец улыбнулся, и Миша понял, что он понимает английский намного лучше, чем говорит. – До 21 декабря осталось совсем немного времени. Человечество изменит свое восприятие и перейдет в другое измерение. Но по своей ли воле? Майя не поняли, в чем заключается свобода выбора. Они не увидели последнее состояние – конечную Цель. У тебя еще есть время. Больше ничем не могу тебе помочь. По–моему, неплохой сценарий, – подмигнул старый индеец и тут же захрапел.

Глава 20. Пирамиды

318 дней до Конца Света

8 февраля 2012

Нью–Йорк

Миша сидел на скамейке в аэропорту Нью–Джерси. После разговора с индейцем прошли сутки. Он был в полном замешательстве.

«Никакой зацепки. Остается ждать конца света и переходить в новый мир. Не идти же сейчас в американский конгресс и рассказывать о каком–то дубле. Никто не поверит. Да и не пустят…»

Ход мыслей прервало рекламное сообщение, которое кто–то выкрикивал в рупор, но Мише это совсем не показалось странным. После объявления в СМИ о конце света можно было ожидать чего угодно.

– Увидеть великую пирамиду Хеопса – единственное из дошедших до нас Семи чудес света Древнего мира и не умереть! – услышал Миша перефразированную фразу о Париже.

Он поднял глаза. Увидел тучного темнокожего мужчину с рупором. На нем висела табличка с фотографиями пирамиды Хеопса. Мужчина поймал взгляд Миши. По его лицу растеклась благожелательная улыбка.

– Вы были в Египте? – прокричал в рупор мужчина, быстро приближаясь к Мише.

– Нет, – Миша отвернулся, но мужчина зашел с другой стороны.

Боб Джексон: 45 лет. Рост 168. Вес 120. Мать родом из Южно–Африканской Республики. С отцом не знаком. Четверо детей. Любимый ресторан – Макдональдс. В 2006 году выиграл 2 миллиона долларов в лото. С тех пор не работал. От 2 миллионов осталось 93 тысячи. Был в Египте 12 раз.

– Значит, Вы не видели египетских пирамид! И рискуете никогда их не увидеть! Когда еще у Вас появится такая возможность – бесплатно слетать в Египет? Через полгода мы переберемся в другой мир. Кто знает, чем нас там будут кормить, – мужчина приподнял висящую на нем табличку и многозначительно похлопал себя по внушительному животу, – …и будет ли там Египет?

– Ничего хорошего там не будет, – сердито ответил Миша. – Бесплатно?

– Да, конечно, бесплатно! Я оплачиваю рейс. Зачем мне теперь деньги. А пирамида Хеопса – это самое изумительное и загадочное изобретение египтян. Я сам неоднократно бывал в Египте и видел это чудо своими глазами.

«Пирамиды, египтяне, майя!», – ужасная догадка внезапно поразила Мишу. – «Ведь майя тоже строили пирамиды! А египтяне, как известно, были колдунами и мистиками. Может быть, майя – это выходцы из Египта, которые, как рассказывал индеец лакота, перескочили в Центральную Америку»

Миша больше не сомневался ни секунды.

– Я еду.

– Отлично, – мужчина не скрывал радости.

Он достал из сумки пачку билетов. Долго выбирал один. Протянул Мише.

– Вот. Место у окна. Вы любите сидеть у окна во время полета?

– Я не люблю самолеты. Спасибо.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 21. Загадочный американец

313 дней до Конца Света – 12 февраля 2012

Египет

– Эта пирамида называется «Achete–Chufu» – «Возрождение Хуфу, или Хеопса». Она состоит из блоков известняка, базальта и гранита. Пирамида была построена на естественном холме, – молодая девушка с приятным голосом в сомбреро, закрывающем лицо от палящих лучей солнца, начала экскурсию. – Несмотря на то, что пирамида Хеопса, – самая высокая и самая красивая из всех египетских пирамид…

– Вы впервые в Египте? – тихо спросил кто–то.

Миша понял, что вопрос адресован ему. Он повернулся. Рядом с ним стоял высокий мужчина лет пятидесяти. Огромные солнечные очки закрывали большую часть лица. Голова была покрыта широкой стильной повязкой, из–под которой торчали седые волосы.

– Да. Совершенно случайно.

– Случайностей не бывает. Даже наша встреча не случайна, – улыбнулся мужчина.

– Может быть. –  Миша не понял, чему он так рад. – А вы бывали в Египте раньше?

– Бывал. Много раз, – мужчина еще раз улыбнулся. – Меня зовут Кэвин.

– Михаил.

– Вы из России?

– Да.

– Отлично говорите по–английски!

– Сегодня этим никого не удивишь. Чем же Вас так притягивает Египет? – Миша не любил разговоры с незнакомыми людьми, но в последнее время он пытался ухватиться за все, что с ним происходило, чтобы обнаружить в этих событиях хоть какую–то подсказку судьбы.

– Честно говоря, современный Египет мне совершенно не интересен. Я интересуюсь одной исторической эпохой. А точнее – эпохой, во время которой здесь жил Моисей.

– Моисей? Кажется, все религии говорят о нем, как о великом пророке.

– Верно. Моисей –  главный пророк в иудаизме, получивший Тору на вершине горы Синай. В христианстве Моисей, автор книг Библии, также считается великим пророком, одним из важнейших прообразов Христа. В мусульманской традиции имя Моисея звучит как Муса. Пророку Мусе был ниспослан Таурат.

– Почему Вас заинтересовала личность Моисея?

– Мне интересен не только Моисей, но и все его реинкарнации.

– Вы верите в переселение душ? – Миша вдруг почувствовал, что узнает от американца что–то важное. Он уже не сомневался в этом.

– Сегодня, как вы говорите, этим никого не удивишь, – засмеялся Кэвин.

– Хорошо. Почему вас интересуют реинкарнации Моисея?

– Объясню. На своей работе я имею доступ к информации, которая не всегда, или, по крайней мере, не сразу, становится достоянием общественности. Сегодняшний глобальный кризис начался не с объявления о банкротстве крупного инвестиционного банка Lehman Brothers. Предпосылки для кризиса были намного раньше. И я это знал. Главной причиной, как это ни парадоксально, послужила тенденция к мировой глобализации. Чем более замкнутой становилась наша цивилизация, тем быстрее приближался мировой кризис. Тогда я начал искать похожие примеры в истории, чтобы лучше проанализировать сложившуюся в мире ситуацию.  И неожиданно обнаружил, что замкнутая цивилизация впервые возникла в Древнем Вавилоне. Сегодня термины «маленькая деревня» и «эффект бабочки» всем прожужжали уши. В Вавилоне наблюдалось то же самое: общая связь – то, что мы называем сегодня «маленькая деревня», и «эффект бабочки» – взаимное влияние людей друг на друга. До какого–то момента люди жили, как одна большая семья. Низкий уровень развития не приводил к принципиальному различию между людьми. Все чувствовали себя очень близкими друг другу. Библейское предание, изложенное в первых девяти стихах 11 главы книги Бытие, повествует о том, что после Всемирного потопа человечество было представлено одним народом, говорившим на одном языке. Но вдруг произошел первый в истории скачок эгоизма.

– Что значит скачок эгоизма? И как Вы вообще определяете эгоизм? – Миша заинтересовался, и Кэвин, почувствовав это, с энтузиазмом продолжил свои объяснения.

– Эгоизм – это желания человека. Он постоянно пытается наполнить себя чем–то. Наполнение желания дает ощущение жизни. Люди, не испытывающие наслаждения, часто заканчивают жизнь самоубийством. У них нет стимула, вкуса, ощущения жизни. Скачок эгоизма – это качественное изменение желаний.

– Вы говорите, первый скачок. А сколько всего их было?

– Пять. Последний привел к небывалому техническому прогрессу. За последние сто лет человечество продвинулось технически больше, чем за всю предыдущую историю. И все потому, что у многих людей проявились желания к знаниям.

– А раньше не было таких желаний?

– Были, конечно. Но у единиц. Теперь вернемся в Древний Вавилон. Как я упомянул, в Вавилоне люди жили, как одна большая семья. И у большинства из них желания были примитивными – еда, продолжение рода, жилище, защита от различных природных явлений.

– В чем заключался качественный скачок желаний в Древнем Вавилоне?

– В том, что вавилоняне стали использовать других людей для наполнения своих желаний. Это произошло впервые в истории. Появились желания к богатству. Позднее – к славе и власти. Все эти желания могут быть удовлетворены только в обществе за счет других его членов – человеку хочется, чтобы золота у него было много. Но не просто много, а больше, чем у других. Иначе оно ничего не стоит. И чтобы другие его за это уважали. И так далее.

Вавилонский жрец Авраам обнаружил эту тенденцию среди своих сограждан. Исследование этого феномена, привело его к раскрытию причины: желания растут постоянно. Количественно и качественно. Это – закон Природы. Первая же ступень эгоистического роста вызвала в человеке желание изменить Природу в угоду себе. Аллегорически это описывается в виде желания построить башню до неба – подчинить Природу себе.

– Что означает эта аллегория?

– Построить башню до неба, значит, восторжествовать своим эго над Природой и другими людьми. И это то, что мы делаем до сих пор. Сегодня общество в очередной раз построило Вавилонскую башню глобальной экономики.

– Но по преданию, строительство башни было прервано Богом, который «смешал» языки людей, из-за чего они перестали понимать друг друга. Не могли продолжать строительство города и башни. Рассеялись по всей земле.

– Совершенно верно. Это то, что происходит с нашей разрушающейся мировой экономической системой.

– Авраам, – напомнил Миша.

– Авраам родился примерно в 1800–м году до н.э. и жил в халдейском городе Ур, одном из древнейших и важнейших городов южной Месопотамии. Авраам, как и его отец, Терах, был идолопоклонником. Будучи очень уважаемыми и известными в этой сфере людьми, они изготовляли и продавали статуи идолов. Потом он раскрыл упомянутый мной закон Природы и разработал свою методику.

– В чем заключается его методика? По–моему, после смерти Авраама не осталось никаких записей.

– Осталась так называемая книга «Сефер Ецира». Методика заключается в правильном использовании постоянно растущих желаний. Правильная работа с ними. К сожалению, несмотря на его попытки убедить вавилонян реализовать открытый им закон Природы, они не пожелали идти этим путем. Они избрали путь подчинения своим желаниям. Не считались друг с другом. Каждый думал только о себе. Сегодня этот путь привел нас в тупик.

– А какое отношение имеет Авраам к Моисею?

– Моисей –  реинкарнация Авраама. Много лет я пытаюсь расшифровать скрытую часть учения Моисея, который адаптировал методику Авраама для своего поколения.

– Как успехи? Существует ли вообще этот секретный код, тайна, которую пытаются обнаружить люди сотни лет?

– Смотря, что Вы называете тайной. Дело в том, что пророк Моисей достиг очень высокого духовного уровня. Он не мог описать свое постижение обычным языком. Поэтому он использовал метафоры, примеры из нашего мира, чтобы рассказать о вещах, которые в нашем мире не существуют. А как иначе? Он открыл людям смысл жизни, но они не были готовы его услышать и создали религии. Никакой тайны не существует. Чтобы действительно понять написанное, нужно быть на уровне писателя. Это и есть скрытие.

– Какие еще реинкарнации были у Моисея?

– Душа Моисея возвращалась в наш мир для того, чтобы для каждого поколения описать методику духовного возрождения. РАШБИ, АРИ, Бааль Сулам, живший в начале ХХ века.

– В чем же, по–Вашему, заключается смысл жизни?

– Надеюсь, в ближайшем будущем мы это узнаем.

– Вы имеете в виду конец света?

– Конца света не будет.

– Как это не будет?!

– О, я вижу, Вы расстроены. Разве Вы не слышали, что происходит в мире? Мы, вынужденно или добровольно, но примем методику Авраама и его последователей.

– Вот именно, что вынужденно. Ученые заставляют нас перейти в какой–то мир, который никто никогда не видел. А мнение простых людей не интересно и не важно.

– Простите, а где Вы видели, чтобы с простыми людьми советовались? Что они понимают, простые люди?! Эти самовлюбленные создания не видят дальше своего носа. А ученые дают им новую жизнь!

– Возможно, Вы – тоже ученый и защищаете своих коллег. Но для меня этот переход в другое измерение является концом света. Кроме того, со мной приключилась одна забавная история. Не знаю, поверите ли Вы ...

– Вы внушаете доверие, – улыбнулся американец.

– Если честно, то я и сам до конца не верю в то, что со мной произошло. Скажите, Кэвин, Вам что–то известно о цивилизации майя? – сердце Миши бешено забилось.

– Могу Вас удивить. Или даже шокировать, – американец не заметил Мишиного волнения. – По моему мнению, майя – это египтяне. Более того, их предки были учениками Моисея. Я располагаю доказательствами этого факта. Но, скажем так, они были плохими учениками, и использовали его учение в своих корыстных целях. В какой–то момент они ушли от своего учителя, перескочив в пространстве. Но я бы не хотел сейчас вдаваться в подробности моей теории. Так что с Вами приключилось?

– Даже не знаю, с чего начать… В 92–ом году я разговаривал с самим собой из будущего. И не просто из будущего, а из другого измерения. Продолжать дальше или на этом запас Вашего доверия закончился?

– Чтобы меня чем–то удивить, нужно очень сильно потрудиться.

– Ну, хорошо. Так вот, мой дубль из другого измерения рассказал, что в 2012 году человечество перейдет в другое измерение, но это не решит никаких проблем. Затем дубль сказал, что индейцы племени лакота обладают какой–то дополнительной информацией.

– Вы с ними встречались? – американец насторожился.

– Да. Как раз до поездки в Египет. Но они мне не рассказали ничего конкретного. Только то, что их предки жили рядом с цивилизацией майя и что майя обладали внутренним знанием. Теперь я вижу, что это знание они когда–то получили от Моисея.

– Спасибо, Михаил. Вы даже не представляете, как вы мне помогли! – загадочно сказал американец. Он достал из кармана блокнот и что–то в нем записал.

– Господа, сегодня очень жарко. Пожалуйста, пейте много воды, если хотите дожить до конца света! – пошутила экскурсовод.

Миша достал из сумки бутылку с водой и сделал несколько глотков. Голова вдруг закружилась. В глазах помутнело. Он начал терять сознание …

Глава 22. Вавилонская башня

1763 год до н.э.

Вавилон

Две полноводные реки, питающие своими водами через оросительные каналы плодородную долину, утопающую в зелени садов и полей. Чудесный город, протянулся вдоль реки на многие километры. Здания, облицованные цветными плитками,  мощеные тротуары, великолепные дворцы. Это – древний Вавилон,  рай, созданный на Земле человеком.

Царский дворец, украшенный золотыми скульптурами, и арка, увитая виноградными лозами. В тени, удобно расположившись на мягких ложах, несколько мужчин вели неторопливую беседу.

– До меня доходят неприятные слухи, – с напущенным безразличием произнес Нимрод, правитель вавилонский. Приятный ветерок потрепал его волосы, и он закрыл глаза, жестом приказав одному из рабов поднести чашу, наполненную вином.

– Ты имеешь в виду слухи, приходящие из Ура? – настороженно спросил вмиг побледневший Эсфод, главный жрец дворцового храма. Его маленькие глазки трусливо забегали. Не было никакого смысла делать вид, что он не понимает о чем идет речь.

– Да, – недовольство появилось на лице Нимрода при упоминании Ура. Он нахмурился. На лбу появились морщины. – Говорят, что этот последний бастион Шумерского царства так и не удалось до сих пор покорить.  Еще говорят, что его воинствующий народ приносит немало хлопот Вавилону.

– Их воины смелы и хорошо обучены. Они грабят торговые караваны и уводят в плен красавиц Вавилона, – сообщил Калав, вавилонский военачальник. Этот гигантский воин, в отличие от многих, не заботился о расположении правителя.  Говорил то, что думал. Скорее не оттого, что был смел и бескомпромиссен, хотя и этого у него не отнимешь, а оттого, что был недостаточно умен.

– Как же ты можешь сидеть здесь в тени дерева, когда эти идолопоклонники грабят нас?! – настроение Нимрода совсем испортилось. Он отбросил в сторону чашу. – Народ смущен. Они говорят, что боги, охраняющие Ур и его жителей, очень сильны, и наш Мардук, которому мы поклоняемся, не может их одолеть. Некоторые даже говорят, что правитель Вавилона должен выбрать себе других покровителей!

Эсфод и Калав молчали. Эсфод вот уже несколько месяцев ждал этого разговора с Нимродом. Но много раз думая о хлопотах, доставляемых Уром, он так и не смог найти достойного оправдания для себя. А кроме себя, ничто его не интересовало.

– Но и это еще не все, – продолжал Нимрод. – Люди рассказывают, что объявился там человек по имени Авраам, который пророчествует гибель Вавилону. Собирает вокруг себя учеников и наставляет их против  богов Вавилонского Царства, – его испепеляющий взгляд обратился в сторону жреца.

– Даже отец Аврама, Терах – очень известный человек в городе,  ничего не может поделать с сыном, – тихо отвечал Эсфод.

– Отец не может. Где ты видел, чтобы любящий отец пошел против своего сына? А ты что можешь?! – Нимрод покраснел от ярости.

– Я предлагаю послать в Ур своего верного человека, чтобы тот выведал все подробности об этом Аврааме и вообще разобрался, в том, что происходит в городе. Чтобы вошел в доверие к их жрецам, – как всегда уверенным голосом заговорил начальник тайной службы. – Мы должны изучить наших врагов. И тогда найдем способ восстановить пошатнувшееся доверие к всесилию Вавилона.

Эсфод с облегчением вздохнул. Он знал, что неопределенность приводит правителя в бешенство. И теперь благодарил богов за то, что вовремя послали ему начальника тайной службы. Эсфод недолюбливал и побаивался его за проницательный ум и чрезмерную уверенность в себе. И действительно, услышав вразумительный ответ, Нимрод успокоился.

– Есть у тебя такой верный человек? – спросил Нимрод. В честь возвращения хорошего расположения духа, в его руку вернулась чаша вина.

– Да. Я сегодня же отправлю его в Ур.

 

Ур Халдейский, 1763 год до н.э.

Набу собирался недолго. Вода, хлеб, нож. Несмотря на молодой возраст, это было далеко не первое его задание. Он считался одним из лучших сыщиков тайной службы Нимрода. Почти никогда не ошибался. Через несколько дней Набу неторопливо вошел в городские ворота Ура.

Центральная рыночная площадь. Церемония жертвоприношения должна была начаться в полдень. Народ стекался к красивейшему храму Ура. На площади были установлены громадные звероподобные идолы. Вместе с толпой быстро двигался молодой человек. Невзрачная накидка серого цвета. Взгляд опущен. Старался ничем не выделяться. Наконец, остановился в стороне, исподлобья рассматривая служителей храма.

Вскоре церемония жертвоприношения началась. Четверо рабов принесли связанного жертвенного козленка. Козленок был ловко и быстро разрезан на части, которые несколько жрецов поднесли идолам. Вдруг, на глазах изумленного молодого человека и ревущей толпы, идолы ожили и начали поедать мясо со свирепым рычанием. Зрелище было ужасающим.

– Никогда я не видел ничего подобного! – воскликнул молодой человек.

– О, да ты нездешний, – повернулся к нему мужчина с длинной аккуратно подстриженной бородой, скрывающей шрам на правой части подбородка – Откуда будешь?

– Из Вавилона.

– Из Вавилона? Ха! Вы поклоняетесь Мардуку, которого никто никогда не видел. Он сидит где–то на небесах и ему не до вас, – человек расхохотался. –  А наши идолы принимают от нас жертвоприношение и охраняют нас. Они – живые. Они пожирают наших врагов с такой же легкостью, как этого жертвенного козленка.

– Скажи, кто изготовляет этих идолов?

– Терах. Уважаемый человек. Только вот сын его, я слышал, совсем от рук отбился. Я сам купил у Тераха трех идолов, чтобы охраняли мой дом. И тебе, чужеземец, советую.

– А где можно его найти?

– Здесь недалеко его лавка. Я покажу. Как тебя звать?

– Набу.

Незнакомец привел Набу к шатру Тераха. Много говорил об идолах. Ничего заслуживающего внимания опытного сыщика. Набу решил поскорее от него отделаться.

– Вот. Здесь живет Терах, – показал человек.

– Я сам хочу поговорить с ним.

– Мир тебе, чужеземец.

 Незнакомец исчез. Но Набу не торопился знакомиться с хозяином. Наблюдал за происходящим со стороны. В открытом шатре он увидел молодого мужчину. Статный. В белых одеяниях. Взгляд  уверенный и целеустремленный. Он, по–видимому, был очень богат. Стены шатра усыпаны серебром и золотом. В руке он держал статуэтку идола. Отложил ее. Задумался. Его глаза говорили о многом. В них читались противоречивые чувства: смятение, ненависть, надежда, любовь …

 В шатер вошла женщина. Она держала в руке миску тонкопросеянной муки. Женщина низко поклонилась.

– Поднеси это им, Авраам.

Авраам резко встал. Схватил палку. Несколькими резкими движениями разбил всех идолов. Вложил палку в руки самого большого из них. Женщина закричала. В ужасе выбежала из шатра. Авраам сел на пол. Закрыл лицо руками. «Пришло время действовать» – решил Набу.

– Я ищу Тераха, – обратился Набу к Аврааму.

– Это мой отец, – Авраам поднял взгляд. Набу смутился. Он почему–то подумал, что этого человека невозможно обмануть.

– Я пришел издалека. Много слышал о твоем отце. Хотел купить у него идолов, чтобы охраняли мой дом. И еще узнать секрет оживающих идолов.

– Здесь нет никакого секрета. Просто мой отец мастер своего дела. Он обладает способностью наделять неживые существа желаниями. Это оживляет их.

– Вот как, – этот ответ немного успокоил Набу. – Тогда продай мне двух идолов.

– Нет. Не хочу, чтобы эта зараза распространялась в другие города. Любая сила, которую человек употребляет для власти над другими людьми, мне противна. Тем более, если ее вложили в этих омерзительных чудовищ.

Набу помнил о воинственности и жестокости воинов Ура. Такой ответ Авраама его изумил.

– A для чего в таком случае дана сила власти, если не для завоеваний?

В это мгновение в шатер вбежал взволнованный Терах. Набу остался без ответа. Терах сразу увидел осколки разбитых идолов.

– Кто это сделал? – закричал он.

– Не буду скрывать от тебя, отец, – отвечал Авраам. – Пришла одна женщина с миской муки и сказала мне: «Вот возьми и поднеси им это». Я так и сделал, а они начали спорить. Один говорит: «Я первый поем», а другой говорит: «Нет, я». Тогда встал самый большой из них. Взял палку и разбил их.

– Что ты мне глупости рассказываешь?! Я же их знаю. Без моей силы они мертвы!

– Слышат ли уши твои, отец, то, что изрекают мои уста?

– Хватит! Убирайся отсюда!

Авраам решительно встал. Вышел из шатра. Набу нужно было принимать решение. Остаться с Терахом или идти вслед за Авраамом.

– Прости, но мой сын разбил всех идолов. Я должен изготовить новых. Зайди через несколько дней, – обратился опечаленный Терах к незнакомцу, собирая осколки.

– Хорошо. Я хочу нескольких богов, чтобы охраняли мой дом.

Сомнения разрешились сами собой. Набу решил, что он достаточно знает об идолах Тераха. Стараясь остаться незамеченным, он поспешил за Авраамом.

Простой шатер из кусков выделанной кожи, раскинутый за городом Ур. Сюда пришел Авраам. Незаметно за ним пробрался сыщик. В шатре слышны голоса. Набу выжидал. Стемнело. Наконец, он подкрался ближе. Осторожно заглянул внутрь. Увидел с десяток мужчин, сидящих полукругом.

– Сегодня ко мне снова пришло высшее озарение. Я видел, как гибнет Великий Вавилон и вместе с ним погибает все, находящееся в этой долине. Пересыхают каналы. Вместо плодородных полей и садов образуется пустыня, – порывы ветра заглушали часть слов Авраама.

– Почему, Авраам? – спросил один из учеников.

– Природа наказывает людей, которые возомнили себя выше ее сил и решили подчинить ее себе. Не в силах остановить безумную погоню за деньгами, жители Вавилона начали беспощадно эксплуатировать Природу, превращая все взятое от земли в деньги, покупая на них власть и уважение. Но им и этого мало. Они хотят показать, что и боги Вавилона выше других богов.

Набу был поражен услышанным. В шатре сидел человек, наделенный необычным даром. И в словах его была правда. Он произнес то, что Набу давно знал, но боялся себе в этом признаться. Все внутри перевернулось. Он знал то, что Нимрод тщательно скрывает от граждан Вавилона. Орошение долины, благодаря которому процветает сельское хозяйство, начало губить плодородие почв. Раньше вода из рек отстаивалась в специальных бассейнах. Затем постепенно поступала на полив. Сейчас ее пускают на поля напрямую, и это ведет к засолению почвы. Жрецы докладывали Нимроду – если не будет прекращена чрезмерная эксплуатация земли, через несколько лет начнутся голодные бунты…

– Алчность и глупость могут погубить этот народ, – как будто отвечал Авраам на мысли Набу. – Гибель развитой культуры останавливает на тысячи лет развитие людей на земле. А сколько сил и страданий придется преодолеть нашим потомкам, чтобы снова подняться хотя бы до этого уровня?!

Что–то произошло с Набу – рассудительным, опытным сыщиком, не знающим жалости к врагам вавилонским. Что–то сверхъестественное. Он попытался вспомнить, зачем пришел в Ур. И не смог. Как будто какая–то сила сковала все его мысли. А затем подтолкнула вперед. Не колеблясь ни секунды, он вошел в шатер. Упал на колени.

– Авраам, ты единственный человек, говорящий правду. Я пришел из Вавилона, чтобы подчинить тебя нашим богам. Но вместо этого, твои слова подчинили меня, сделали меня рабом истины! Позволь мне остаться рядом с тобой.

– Хорошо, – Авраам, казалось, совсем не удивился появлению этого человека. Он подошел и помог Набу подняться. – Но знай, что это не я говорю с тобой. Это сама единая Природа говорит моими устами. Она создала человека. Еще совсем недавно все мы жили, как одна семья. Мы говорили на одном языке – языке любви. Когда–то Вавилонское Царство обрело могущество благодаря тому, что у каждого была возможность проявить себя, невзирая на положение в обществе. Правительство Вавилона создало мощное государство, равного которому нет в мире. Но все изменилось.

– Почему изменилось, Авраам? – спросил один из учеников.

– Так хочет Природа. Так должно было случиться. Это – закон. Человек развивается. Его желания растут. Ему уже не хватает таких простых вещей как еда, семья. Он хочет большего. Он желает богатств и власти над другими. Он больше не видит вокруг себя братьев, а видит лишь врагов. Вавилон разрушается желанием людей выделиться среди остальных чем угодно – одеждой, богатством, властью. Более того, они готовы заменить своего бога рукотворными идолами, чтобы устранить помехи, мешающие их возвышению. 

– Я не понимаю, о чем ты говоришь, Авраам, – вдруг вскочил и закричал высокий седовласый ученик, до этого тихо сидящий в углу. Его насмешливо изогнутые губы задрожали от негодования. – Желания продвигают нас вперед, заставляют изобретать, искать новые знания. Знания не исчезают! Это и есть основа нашего могущества и процветания. Вавилон может пасть, но знания вечны. Они сильнее Вавилона.

Авраам тоже встал. Приблизился к ученику. Посмотрел ему в глаза. Тот отвернулся, не выдержав пристального взгляда учителя.

– Знания, не могут служить гарантией благоденствия и мира. Умножающий знания, умножает скорбь. Я вижу людей, гибнущих в страшных войнах. Они воюют оружием, уничтожающим все на своем пути – животных, людей, города...

– Если в человеке изначально заложено стремление к знаниям, то Природа позаботилась и о том, чтобы увеличивающий знания, становился более осторожным в их использовании, – воскликнул ученик.

– Ты не прав. Человек, получающий непомерные знания, начинает гордиться этим. В своей гордыне видит он себя равным богам. А равный богам не считается с законами Природы.

– Мне надоело это слушать! Откуда ты все это знаешь? Ты, сын обычного идолопоклонника Тераха, проживший всю свою жизнь в Уре! Как ты можешь рассуждать о главной силе в нашем мире – силе знаний. Я ухожу в Вавилон. Я докажу тебе, что знания сильнее твоей Природы. Я покажу тебе, как можно подчинить ее. Я построю в Вавилоне башню, которая дотянется до самого Мардука, находящегося в небесах. Она будет еще выше! Мы подчиним себе не только Землю, но и Небо. Всех идолов на Земле и всех богов на Небесах! – он выбежал из шатра.

 

Вавилон. Царский дворец

– Великий царь Нимрод поговорит с тобой. Ты счастливчик. Не многие удостоились такой чести. Но не забывай, кто перед тобой! Будь учтив, – напутствовал Эсфод высокого седого человека, стоящего в стороне.

– Пусть подойдет, – Нимрод сделал знак рукой, глядя вдаль.

– Позволь мне сказать слово.

– Говори. Ты из Ура?

– Да. Из Ура.

– И Авраама, сына Тераха знаешь?

– Знаю. И был рядом с ним долго. А недавно пришел к нему человек из Вавилона, вами посланный и остался с ним. Зовут его Набу.

– Твой человек? – обратился Нимрод к начальнику тайной охраны.

– Да.

– Верный человек, – Нимрод усмехнулся. – Пришло время заменить тебя! И что же он говорил, этот Набу?

– Говорил, что услышал правду в словах Авраама. И еще согласился, что великий царь Вавилона Нимрод погубит Вавилон.

– А ты что же? Тоже согласен с ним?

–  Что ты?! Ты – господин над всеми творениями! И солнце, и луна, и звезды, и планеты, и люди – все движется волей Твоей. Ты сильнее Мардука. Зачем тебе покровители? Мир должен узнать о всесилии Вавилона и его Правителя. Я помогу тебе в этом.

– Как же ты поможешь?

– Прикажи собрать со всех окрестностей лучших мастеров Вавилона. Прикажи пригнать сотни лошадей с повозками. Мы построим великую башню, достающую до самого неба. Мы покажем всему миру, что власть царя не меньше власти Мардука!

– Как тебя зовут?

– Нахор.

– Вот человек мудрый, – обратился довольный Нимрод к жрецам. – Делайте, как он велит.

Строительство Вавилонской башни. Грандиозное многоярусное сооружение, уходящее вершиной к редким облакам. Башня неуклонно поднимается вверх.

– Эй, Куш, еще немного и мы станем богами!

– Мы поднимаемся в небо вместе с башней. Скоро мы увидим Мардука. Но я соскучился по своей семье. Мы не спускались на землю больше месяца. Я устал от этой работы. Мы даже спим здесь, на последнем ярусе.

Куш осторожно подошел к краю башни и посмотрел вниз. Башня была окружена толпой зевак, которых время от времени разгоняли надсмотрщики, чтобы подвезти материалы для строительства. Вдруг его нога поехала в сторону. Кусок башни откололся, и Куш с криком ужаса сорвался вниз.

– Продолжайте работу! – заорал один из надсмотрщиков. – Разве строительство башни не важнее, чем жизнь одного из рабочих? Вернитесь на места и не прекращайте работу. Боги не считаются с людьми. Каждый из вас станет богом!

 

Шатер Авраама

Набу вбежал в шатер. Он тяжело дышал.

– Авраам, в Вавилоне началась страшная эпидемия, – быстро заговорил он. – Люди перестали понимать друг друга. Каждый возомнил себя богом и не считается с другими. Это началось со строительства Вавилонской башни. Оно недавно остановилось из-за того, что никто из рабочих не хочет надстраивать последний ярус вместе с другими. Каждый желает самостоятельно подняться к Мардуку, и возвысившись над ним, стать первым богом. Каждый желает быть выше других. Надзиратели ничего не могут поделать. Да и сами они с ума посходили. Хотят, чтобы только их имя было начертано на вершине башни. В народе начинаются ссоры, распадаются семьи, брат встает на брата. Земля перестает плодоносить. Жители царства покидают насиженные места и разбредаются по всему свету в поисках лучшей жизни.  Можно ли спасти Вавилон?

– Да. Нужно лишь осознать, что наши желания обогатиться и прийти к власти за счет других, губительны. И быть выше этих желаний. Вновь вернуться к гармонии с Природой.

– Как же этого добиться, Авраам?

– Я постиг самые сокровенные тайны и законы Природы. Следующий этим законам, вернет себе утерянную вечную жизнь. Но не многие оценят  и примут мой подарок. Время еще не пришло. Я вернусь. Пять раз должен родиться человек, чья высокая душа способна донести до человечества законы Природы и указать путь к постижению. Во мне живет эта душа и это мое первое появление в мире. Если вы будете моими преданными учениками, то удостоитесь пройти вместе со мной весь путь, который уготован Учителю и его ученикам. Четыре раза нам предстоит собираться вместе, пока не исправится душа последнего человека в этом мире. Желания человеческие будут расти из года в год. Люди будут меняться. Четырежды новые поколения перестанут понимать предыдущие. Им нужны будут новые объяснения, новая методика. Я принесу им это внутреннее знание. Но если не готовы будут услышать, знание будет скрыто от них.

А пока, грех Вавилонской башни будет лежать на тех, кто вышел из Вавилона. И не станут вновь единым народом до тех пор, пока не примут на себя законы Природы…

 

Египет, 12 февраля 2012

– Позовите врача, у него, похоже, солнечный удар! – услышал Миша крик склонившейся над ним девушки–экскурсовода.

Усилием воли Миша открыл глаза и заставил себя улыбнуться. Интуиция подсказывала ему, что он больше никогда не увидит Кэвина. Он даже не пытался взглядом найти загадочного американца среди сочувствующих туристов, окруживших его…

Глава 23. Герои нашего времени

311 дней до Конца Света – 14 февраля 2012

Нью–Йорк

Тихое, насколько это возможно на Тайм–сквер, кафе.

– У меня в голове не укладывается то, что сейчас происходит в мире. Кто бы мог подумать?! Мы – герои фантастического романа! – Миша размахивал руками. Его вдохновляло присутствие Сюзан. Весь его цинизм при виде нее улетучился.

– Или научного. Люди еще не привыкли. Но ведь это просто наука. ТВВ – это не более чем изобретение, сделанное на основе научных открытий.

– Ты говоришь так, как будто имеешь прямое отношение к ТВВ.

– Я тебе тогда в Москве многое не могла рассказать. Да и по телефону потом – тоже. А сейчас все раскрылось. США рассказало всему миру о технологии ТВВ. Я очень счастлива. Ты угадал! Я действительно имею прямое отношение к этому проекту, – Сюзан улыбнулась.

– Как?!

– Да. Я работаю над созданием ТВВ практически с самого начала. И даже играю немаловажную роль в его разработке.

– Не может быть! Так вы использовали продукцию моей фирмы для ТВВ?!

– По–моему, тебе нужно дать время, чтобы смириться с этим фактом, – Сюзан засмеялась. – И перестать отрицать действительность. Лучше на время оставить эту тему в стороне. Наша встреча произошла намного раньше, чем мы предполагали. Разве ты не рад?

– Человек предполагает, а конец света располагает. Я очень рад тебя видеть! – он поцеловал ее в обворожительную улыбку.

– Я – тоже. Ты обещал позвонить в начале недели и вдруг куда–то пропал. Я волновалась. Думала, тебя индейцы зажарили. Почему ты вдруг решил полететь к лакота?

– Лакота? Я про них уже давно забыл. После лакота я успел побывать в Египте.

– В Египте?! Как тебя туда занесло?

– Предложили бесплатную экскурсию. Я согласился.

– Очень подходящее время для экскурсий.

– Теперь моя очередь тебя удивлять. Помнишь, я тебе рассказывал, что мне в 92–м позвонил мой «двойник».

– Кажется, это был зеленый человечек или змий.

– Я так думал. Но оказалось, что не зеленый, а совершенно реальный. Знаешь, что он мне сообщил? Что в 2012 году человечество перейдет в другое измерение, но это не поможет решить проблемы, – выражение лица Сюзан изменилось. – Ты, конечно, можешь отнести это на счет подсознания. Ведь обычно все голоса, которые слышат люди, сообщают им что–то, о чем они и так знают без этих голосов. Но я ни о каком конце света тогда в 2012 никак не мог знать. Это еще не все. Мне зеленый змий, как ты его называешь, рассказал, что индейцы племени лакота что–то знают. Я не поверил во весь этот бред. Даже когда услышал по радио сообщение об индейцах. А зря. Оказалось правдой.

– Поэтому ты к лакота летал? А почему в Египет? – удивление Сюзан возрастало с каждой минутой.

– В Египет потом. Когда я услышал о конце света, сразу полетел к лакота. Они мне рассказали о календаре майя, который обрывается в декабре 2012, о том, что майя искали свободу выбора и не нашли. Они хотели сообщить об этом через лакота нашему поколению.  Мы должны найти, в чем заключается свобода выбора. Потом у меня возникла идея, что майя – это египтяне, и я полетел в Египет. Там я познакомился с одним ученым. По–моему, он историк или антрополог. Я так и не понял. Он мне рассказал свою гипотезу, в соответствии с которой, майя были учениками Моисея. А у Моисея было еще четыре реинкарнации. Последняя из них – Бааль Сулам.

– Никогда о нем не слышала.

– Я тоже. Успел о нем кое-что выяснить. Он родился в Варшаве в 1886 году. Умер в 1954. Его настоящая фамилия – Ашлаг. Бааль Сулам – это псевдоним. Все.

– Не густо.

– Не то слово. Хочу слетать в Варшаву. Я уверен, что все эти события произошли со мной не случайно. Я должен докопаться до истины. То, что ты работаешь над созданием ТВВ, еще раз подтверждает мои предположения. Все связано, все накладывается одно на другое. Я чувствую, что у меня есть какая–то миссия. Но что от меня требуется – ума не приложу!

– Может быть с моей помощью задержать людей в нашем мире?

– Ты шутишь?

– Я размышляю. Но никакого логического объяснения у меня нет. Конец света произойдет. Если изменятся какие–то внешние условия, естественно, переход отменят. Тогда никаких проблем в новом измерении не может быть. А если конец света все-таки состоится, то лучше иметь проблемы в новом измерении, чем не иметь их ни в одном мире. Ты согласен?

– В том–то и дело, что я тоже не нахожу никакого логического объяснения. Я как в компьютерном квесте – должен выполнить какую–то задачу, чтобы перейти на следующий уровень. Перехожу с места на место. Ищу непонятно что. Собираю информацию. А толку никакого.

– Если у тебя есть какие–то сомнения, ты должен лететь в Польшу. Я тебя полностью поддерживаю. Иначе ты никогда не сможешь простить себе этого.

– Спасибо. Мне больше не с кем поделиться, кроме тебя.

– Извини, – у Сюзан зазвонил сотовый.

«Алло, Сюзан. Привет. Ты где?» – послышалось в трубке.

– Это мой начальник, – закрыв трубку рукой, прошептала она. – Я в Нью–Йорке.

– Отлично.

– Что отлично?

– Отлично, что я тебя быстро нашел. Когда ты можешь быть в Лос–Анджелесе?

Сюзан извиняющимся взглядом посмотрела на Мишу.

– Когда я могу быть в Лос–Анджелесе? – спросила она его.

– У тебя появился новый босс? – пошутил мистер Фелпс.

– Я думаю, мне нужно полететь в Польшу как можно скорее. Например, завтра утром, – сказал Миша. – Время неумолимо уходит.

– Профессор, я буду завтра.

– Хорошо. У меня появились кое-какие мысли. В Лос–Анджелесе у нас состоится очень интересная встреча.

– С кем?

– С одним умным и профессиональным человеком и его сотрудниками. Он руководит секретным отделом по планированию и созданию будущего состояния общества. Отдел занимается генерацией человеческих желаний. Многие сокровенные мечты американцев в последние 50 лет на самом деле были спланированы заранее этим отделом. При этом сами люди находятся в полной уверенности, что они желают и выбирает что–либо.

– А нам они зачем?

– Все узнаешь.

– Хорошо. Я приеду.

Глава 24. «Кока–Кола» – вкус жизни

310 дней до Конца Света – 15 февраля 2012

Лос–Анджелес

– Привет, – Кэвин Фелпс ждал Сюзан у входа в высокое по–современному красивое здание – мини–Пизанская башня.

– Не боитесь, что эта штука обвалится во время нашей встречи?

– У нас нет выбора. Кстати, о свободе выборе мы сейчас и поговорим.

Прозрачный лифт, из которого открывался красивый вид на Лос-Анджелес, в считанные секунды доставил их на 40-й этаж.

– Пойдем, это – здесь.

За такими же прозрачными стеклянными дверями их встретила секретарь.

– Добрый день. У нас назначена встреча с мистером Клейном.

– Мистер Фелпс и миссис Джойс? – уточнила секретарь.

– Да, – Фелпс не любил долгих формальностей.

– Мистер Клейн ждет вас.

Они зашли в просторный кабинет, все стены которого были обвешены экранами.

– Здравствуйте, мистер Клейн.

Мистер Клейн оторвался от чтения толстой книги. С интересом посмотрел на посетителей.

Ник Клейн: 58 лет. Работает на ФБР 20 лет. Столько же лет не был в отпуске. Обожает свою работу. Единственной ценностью в жизни считает интеллектуальную власть. Читал Пелевина.

– Кэвин Фелпс, я всегда знал, что рано или поздно Вы появитесь в моем кабинете.

– Без Вашей помощи не обошлось ни одно серьезное мероприятие.

– Вы называете конец света серьезным мероприятием, – мистер Клейн расхохотался. – Извините, Вы меня рассмешили. Над такими вещами грех смеяться, но сегодня все ценности поменялись. Действительность диктует нам свои правила игры… Я много слышал о Вас из разных источников. Спасители человечества! – Сюзан не заметила иронии в этой фразе.

– Громко сказано. Мы просто делаем свою работу. К тому же, есть один недостаток в нашем проекте, который мы хотели бы устранить с Вашей помощью, – начал мистер Фелпс.

– Я не знал, что у ТВВ есть недостатки. Согласитесь, за полгода до перехода в спроектированный Вами мир, это звучит несколько настораживающе.

– Не волнуйтесь. С ТВВ все в порядке. Вопрос заключается в другом. Захотят ли люди перейти в новый мир?

– По–моему, вариантов здесь немного. Или они перейдут, или они погибнут.

– Вы правы. Но человек по своей природе недоверчив. Возможно, не все поверят в достоверность фактов приближающегося конца света.

– Согласен. Есть одно свойство у нашей природы – лень. Мы не пошевелим пальцем, пока наш дом не загорится. При этом мы можем спокойно наблюдать за поджигателем, приближающимся к дому. Вот он подошел. Вот он облил дом бензином. Вот он достал спички. И все соседи вокруг кричат: «Ты в опасности!» А мы надеемся, что человек со спичками просто проходил мимо и случайно пролил немного бензина. Только когда дом загорается, мы начинаем его спасать, но уже поздно.

– Вы очень красочно все описали. Я опасаюсь, что люди просто не захотят воспользоваться ТВВ.

– Желания, желания… Вы пришли по адресу. Я руковожу отделом, специализация которого – желания.

– Я слышала, что вы настоящие волшебники, – сказала Сюзан.

– Волшебники? Больше ученые. Десятки лет мы разрабатывали нашу уникальную технологию. В результате, сегодня мы умеем создавать и стирать желания человека. Вот только хотел вас спросить… – мистер Клейн поднял глаза. – Не считаете ли вы, что не совсем гуманно переводить всех людей в новый мир? Не лучше ли оставить им свободу выбора. Наш метод принесет стопроцентный успех. Но…

– А что они понимают? Разве будет врач спрашивать смертельно больного, хочет ли тот, чтобы его вылечили?! Я как раз считаю негуманным бросить на произвол судьбы людей, которые не понимают, что происходит вокруг!

– Хорошо, хорошо. Не горячитесь так. Я просто спросил… Расскажу немного о нашем заведении и применяемых методах. Ни для кого не секрет, что человек –  существо социальное. Еще древние люди начали объединяться, чтобы противостоять природным опасностям. Затем у людей возникли желания, удовлетворить которые они могли только в обществе. Например,  богатства, уважения, власти. Если сегодня взять самого богатого и знаменитого человека на планете и поместить его на необитаемый остров со всеми его миллионами долларов, машинами и самолетами, он тут же потеряет к ним интерес, так как все это измеряется относительно остальных членов общества. Мало кто догадывается, насколько человек зависим от своего окружения.

– Ваш отдел догадывается? – пошутила Сюзан.

– Догадывается, причем с давних пор. Мы работаем исключительно с этим свойством. Вы никогда не задумывались, откуда берутся наши желания? Нам кажется, что мы что–то выбираем, чего–то желаем. На самом деле природа желаний неизвестна. Почему я захотел новую машину? Почему я болею за определенную баскетбольную команду? Почему я люблю капусту и не люблю помидоры? Но самое интересное, что все эти желания можно изменить. Изменить внешним воздействием окружающего общества. Наш принцип – не применять никакого воздействия на людей, кроме общественного. И это работает. Человек будет делать все, что ему диктует общество. И будет принимать все общественные желания за свои собственные. Этим мы и воспользовались, формируя наше общество.

– Насколько я поняла, ваш отдел занимается проектированием нашего мира, в то время как мы спроектировали новый мир, – сказала Сюзан.

– Знаете такую пословицу: «Нельзя войти дважды в одну и ту же реку». Новые желания – значит, новые ощущения. Значит, и мир меняется. Мне кажется, что мы каждый раз создавали новый мир. Я приведу  один пример, – он нажал на пульт, и на большом экране, висящем на стене, появилось изображение логотипа «Кока–Колы»

– Вы любите колу? – обратился мистер Клейн к Сюзан.

– Скорее да, чем нет.

– Я понимаю. Следите за своей фигурой. Но есть диетическая кола. Мне кажется, Вы пьете диетическую. Я прав?

– Да, – улыбнулась Сюзан.

– Наше первое боевое крещение – кока-кола. Мы сдали экзамен и доказали всем и себе, в первую очередь, что идем в правильном направлении.

– Вы хотите сказать, что кока-колу создали вы?

– Да.

– Но ведь всем известно, что этот напиток был придуман в конце 19 века.

– Совершенно верно. Напиток кока-кола был изобретен в Атланте 8 мая 1886 года. Его автор – фармацевт Джон Стит Пембертон, бывший офицер американской Армии конфедерации. Название для нового напитка придумал бухгалтер Пембертона Фрэнк Робинсон, который, также владея каллиграфией, написал слова «Coca-Cola» красивыми фигурными буквами, до сих пор являющимися логотипом напитка. Это описание можно найти сегодня в любом справочнике.

– И что?

– Это легенда, придуманная и распространенная нами. Даже если человек по имени Джон Стит Пембертон жил в 1886 году, сегодня найти его будет довольно трудно, – мистер Клейн скромно улыбнулся.

– Грандиозно! Расскажите подробнее? – попросила Сюзан.

– Отчего же не рассказать? Мы вывели некий раствор. С одной стороны – безопасный для здоровья, с другой стороны – невкусный. Я бы даже сказал – противный. Никто из испытуемых не мог пить эту гадость. Мы им платили за это большие деньги. Мы поставили себе следующую задачу – сделать мировой брэнд из этой гадости. Под воздействием гипноза, человек может пить воду и думать, что это – вино. Сегодня люди во всем мире пьют наш раствор и уверены, что это вкусно. Вкус жизни. Нам удалось внедрить это новое желание к газированной коричневой жидкости в массы.

– Это Вы называете изменением мира?

– Да. Сознание людей изменилось. Это тоже самое, что пить воду из лужи. Но мир меняется, и вода из лужи становится вкусом жизни. Никто даже не задумывается, почему он любит кока-колу. Это становится частью его мировоззрения.

– Я не совсем уловил, чем Ваш метод отличается от простой рекламы?

– По большому счету, наш метод – это реклама, доведенная до совершенства. Настоящая реклама –  не улыбающиеся тети и дяди на экране телевизора.

– Что же такое настоящая реклама?

– Все начинается, естественно, со СМИ – телевидение, радио, газеты. Реклама плюс сфабрикованные события, якобы, происходящие в мире и связанные напрямую или косвенно с объектом рекламы. Далее культура – кино, театры, музыка. Все это переходит в воздействие ближайшего окружения – жены, детей, друзей – на человека. Постепенно происходит регуляция, то есть, желание в обществе выравнивается. Те, у кого сразу появилось большое желание, со временем могут немного поостыть, но те, у кого изначально этого желания не было, начинают хотеть. Залог успеха – неявное, ненавязчивое и постоянное воздействие.

– После Вашего рассказа я больше не притронусь к коле, – заметила Сюзан.

– Есть еще один принцип – охрана тайны. Если кто–то вдруг захочет докопаться до истины, его необходимо остановить. Если вам, конечно, важно сохранение и поддержание желания в обществе.

– Вы заметили, что человек – создание социальное, и большинство его желаний связано с обществом. Но ведь есть и другие желания.

– Кроме общественных желаний, есть еще –  физические. Мы с ними не работаем. Их невозможно изменить посредством воздействия общества. Человек не может перестать есть или пить. Это его природа, которую невозможно подавить. Нельзя идти против природы, нужно взять ее в союзники.

– Я понимаю. Вы можете дать гарантию успеха в нашем деле? – спросил мистер Фелпс.

– Конечно! За последние двадцать пять лет у нас не было ни одного прокола.

– Но у вас не было проектов такого масштаба. Поймите меня правильно. Я ни в коем случае не сомневаюсь в вашей квалификации. Но я, со своей стороны, сделал максимум – создал ТВВ, и мне бы очень не хотелось, чтобы история человечества завершилась крахом.

– Не волнуйтесь. Здесь дело даже не в масштабе, а в сложности. Я считаю, что проект «Терроризм», разработанный нами по заказу правительства не так давно, для отвлечения внимания общественности, куда более сложен, чем новый мир, с новыми законами, которые всем понравятся. Мы здесь не идем против чьих–то интересов. Наоборот, люди хотят попасть в рай. Всегда хотели. Я согласен, что в мире сложилась уникальная ситуация. В истории не было ничего подобного. Такое раньше только в художественных произведениях или голливудских фильмах случалось. Но, поверьте мне, очень скоро мы изменим общественное мнение, и люди просто забудут, что когда–либо была другая реальность. С одной стороны, мы будем рассказывать о новом мире чувственно. С другой стороны,  будем приводить научные доказательства. Ведь у Вас есть научные доказательства, на которых Вы основывались?

– Да, конечно.

– Вот видите. Есть одно преимущество в данном случае. Нам нужно рекламировать правду.

– Думаете, полгода нам хватит?

– Нам бы хватило меньше времени. Но, на всякий случай, я бы использовал все оставшееся у нас время и не назначал переход на более ранний срок. К тому же, в последний день все может измениться. А вдруг 21 декабря планета Нибиру не приблизится к Земле? Да мало ли что может еще произойти. Не мне Вам рассказывать.

– Когда мы сможем начать?

– Сегодня же начнем разработку. Думаю, что уже через несколько дней можно будет запускать первые передачи по телевизионным каналам большинства стран.

Глава 25. Закон взаимосвязи

305 дней до Конца Света – 20 февраля 2012

Россия.  Первый канал телевидения

– Добрый день, друзья! – начала передачу улыбающаяся симпатичная девушка с русыми вьющимися волосами и большими доверчивыми, как у ребенка, глазами. – До перехода в новый мир осталось меньше полугода. Мы хотели бы подготовить вас к этому самому важному шагу в вашей жизни.

Камера перенеслась на молодого человека в элегантном костюме с нефритовым галстуком, сидящего слева от девушки. Они были примерно одного возраста и очень гармонично дополняли друг друга.

– Проектирование нового мира практически окончено. Американские ученые в сотрудничестве с учеными остального мира провели последние, успешные испытания. Все готово для перехода! К сожалению, мы не можем продолжать наше существование на планете Земля. Мы будем вынуждены покинуть ее через полгода. Но жизнь только начинается! Итак, в наших передачах мы будем объяснять законы нового мира. Мне будет помогать в этом Наталья Самсонова.

– А мне – Максим Курчатов, – улыбнулась телеведущая.

– Наташа, – обратился Максим к девушке. – Расскажи, как будет выглядеть новый мир?

– Я бы с радостью это сделала, Максим, но наши органы чувств будут изменены, поэтому мы не сможем физически описать новый мир. Сейчас у нас нет соответствующих органов восприятия. Но это не важно!

– Не важно? – по сценарию, это заявление явно разочаровало Максима. – Я совсем не хочу оказаться в какой-нибудь пустыне или на необитаемом острове. Мне в Москве нравится.

– Хорошо. Попытаюсь тебя убедить, – улыбнулась Наташа. – Приведу тебе простой пример. Возьмем очень богатого человека и обычного среднестатистического. Кто из них счастливее?

– Честно говоря, сегодня жизни олигархов не позавидуешь. Я бы сказал так: тот счастливее, у кого меньше проблем. Если у человека было на счету в банке несколько миллиардов, а осталось пару тысяч, для него это – крах. А у кого–то всю жизнь было не больше нескольких тысяч, и он при этом себя прекрасно чувствует.

– Правильно. Из-за кризиса у нас и олигархов-то уже не осталось. Почему я говорю, что неважно, как будет выглядеть новый мир? Да потому что главное –  внутреннее ощущение. Нам будет хорошо. Мы просто будем хорошо себя чувствовать! И это – главное!

– Ты меня убедила. Сегодня мы поговорим о первом и главном законе нового мира – «Законе взаимосвязи». В каждой передаче с нами в студии будет присутствовать ученый–специалист. Сегодня это – физиолог профессор Владимир Семенович Марлинский. Владимир Семенович, мой первый вопрос – чем занимается наука физиология?

– Во-первых, мне очень приятно, что вы пригласили меня на эту передачу, – начал Владимир Семенович. – Я занимаюсь физиологией 35 лет. И я рад, что исследования в области физиологии помогли ученым создать модель более совершенного мира. Что же такое физиология? Это – наука, изучающая основные качества живого организма, его жизнедеятельность, составляющие ее функции и свойства как в отношении всего организма, так и в отношении его частей.

– Значит, организм в целом и связи его отдельно взятых органов? – перефразировала Наташа.

– Да. Совершенно верно.

– Я, кажется, начинаю понимать смысл названия закона, о котором мы сегодня будем говорить, – обрадовался Максим. – Закон взаимосвязи всех отдельно взятых людей в новом мире.

– Да, вы правы, Максим. Мы и сегодня связаны в нашем мире. И глобализация это наглядно показала. Но мы не смогли правильно наладить взаимодействие друг с другом.

– Этот пресловутый эффект бабочки! Бабочка в Африке крылышками хлоп…, и американцы теряют 2 триллиона пенсионных накоплений.

– Я не хочу об этом сейчас подробно говорить, это – не моя специализация. Но ясно, что причиной экономического кризиса стала не бабочка, а именно отношения между людьми.

– Как ученые исправили  глобальную систему взаимосвязи в своей модели?

– На самом деле в нашем мире существуют «правильные» примеры, которые ученые использовали как основу своей модели. Один из таких примеров – человеческое тело. У каждой клетки и органа есть своя строго определенная функция. В то же время весь организм в целом зависит от каждого его органа.

– Я недавно играл в футбол с друзьями и растянул мышцу, – признался Максим. – Неделю после этого хромал. Нога болела. Но такое чувство, что все тело болит. Особенно голова.

– Все взаимосвязано не только на уровне ног, рук, желудка, головы и так далее, но даже на уровне клеток. Организм состоит из множества клеток, каждая из которых содержит информацию обо всем организме в целом и о каждом его мельчайшем механизме в частности. Клетки отличаются друг от друга видом работы, своей функцией, которую они выполняют в организме. Все клетки тела подчиняются широкому спектру законов и ограничений. Только так организм может функционировать. Каждая клетка берет от организма только жизненно ей необходимое, и максимально выполняет свою функцию.

– Владимир Семенович, чему мы можем научиться у такой системы, и какие выгоды она дает?

– Максим, вы когда-нибудь видели такие необычные картинки, каждая часть которых включает в себя всю картину? И это деление на части может происходить до бесконечности.

– По–моему, это называется фрактальная картинка.

– Вообще, фрактал – это бесконечно самоподобная геометрическая фигура, каждый фрагмент которой повторяется при уменьшении масштаба. Каждая клетка осознает себя как часть организма, и весь организм одновременно является частью ее самой. Это – ощущение бесконечности. Правильно выполняя свою функцию, она взамен получает ощущение совершенства, причастности к чему–то великому, и в то же время сама является этим великим.

– А если она не выполняет своей функции?

– Обратите внимание на то, что происходит в больном организме. Раковые клетки не обращают внимания на ограничения. Это – состояние, когда тело разрушается собственными клетками, запустившими процесс неподконтрольного саморазмножения. По ходу этого процесса, раковые клетки ведут непрестанное деление, не считаясь с окружением и не реагируя на запросы тела. Больные клетки разрушают окружение, создавая тем самым свободное пространство для своего роста. Они стимулируют ближайшие кровеносные сосуды к врастанию в злокачественную опухоль, чтобы подпитывать ее, и таким образом заставляют работать на себя весь организм. Своей эгоистической деятельностью раковые клетки вызывают смерть тела,  что  в итоге ставит точку и на его «убийцах». Вся та изощренность, к которой они прибегают, овладевая телом, ведет их лишь к самоистреблению.

– Страшные картины Вы нам рисуете. Да, есть чему поучиться у нашего тела…, – Наташа задумалась.

– В новой модели, как я уже упоминал, все недостатки будут устранены, и каждый житель нового мира получит то ощущение вечности и совершенства, которое я пытался как-то передать сегодня.

Глава 26. Обладатель лестницы

310 дней до Конца Света – 15 февраля 2012

Варшава, Польша

За время полета в Варшаву новый план дальнейших действий у Миши не созрел. Вариант был один. Казимир Гжибовски. Однокурсник. Выйдя из аэропорта, Миша первым делом набрал номер Казимира.

– Казимир, привет! Это Миша Лунин из Москвы.

– Миша! Сто лет тебя не слышал. Как дела? – Казимир очень обрадовался. На него вдруг нахлынули студенческие воспоминания.

Казимир Гжибовски: 35 лет. Родился в Москве. Родственники отца очень хотели вернуть племянника в Польшу. Причины такого желания до сих пор неизвестны. В качестве приманки была использована будущая жена.

– Да какие у нас теперь дела? Одно на уме. ТВВ. Конец света.

– Это точно. А помнишь, как мы на дне рождения Ароняна подрались?

– Казимир, я сейчас в Польше. – Миша не был настроен вспоминать университетскии баталии. –  В Варшаве.

– Здорово! Когда я тебя приглашал, ты не приехал, – наигранно обиженным голосом произнес Казимир. – А говоришь, что дел нет. Из Москвы в Польшу просто так не летают. При всем уважении, не думаю, что ты приехал повидаться со своим бывшем однокурсником.

– С удовольствием с тобой повидаюсь. Но, кроме этого, хотел попросить тебя о помощи.

– Чем смогу, помогу. Конечно! Какие могут быть вопросы?!

– Понимаешь, я у вас тут ничего не знаю – ни языка, ни порядков. А мне нужно достать информацию об одном человеке. Он жил в Польше.

– Когда жил?

– Очень давно. Он родился в 1886 году здесь, в Варшаве. Его фамилия – Ашлаг. Еще он известен как Бааль Сулам.

– Это что, вор в законе?

– Что ты, – Миша засмеялся. – Законы он действительно знал. Но не воровские, а законы Мироздания.

– Ты, Миша, загадками говоришь. Но я тебе постараюсь помочь. Ашлаг – редкая фамилия. Постараюсь сегодня достать о нем информацию. Как только что–то будет, сразу перезвоню. В какой гостинице ты остановился?

– Гостиница «Софител Виктория» в старом городе. Спасибо, Казимир. Извини за загадки. Если захочешь, я тебе потом подробнее расскажу обо всем.

Миша приехал в гостиницу. Решил ждать в номере звонка Казимира. Прошло четыре часа. В номере зазвонил телефон.

– Миша! Есть хорошие новости для тебя, – Казимир был взволнован.

– Как тебе удалось так быстро?

– Не задавай лишних вопросов. Сегодня информация потеряла цену. Даже секретная. Не заберешь же ее в другой мир. Вот и делятся ею без всяких опасений. Ашлаг действительно родился в Варшаве. На какое–то время выезжал из страны. Несколько лет жил в Лондоне. Затем вернулся. Я тебе дам адрес. Улица такая действительно существует. Во время его проживания там ее переименовали в улицу Дзержинского, хорошо тебе знакомого. Позже вновь переименовали по понятным причинам. Дом Ашлага очень старый. Его снесли давно. Сейчас там новостройки. Лет десять–пятнадцать стоят. Пожалуй, это все, что я разузнал.

– Большое спасибо, Казимир. Я – твой должник.

– Ладно, в новом мире отдашь.

Миша быстро приехал на улицу Марьинского. Улица как улица. Современные дома. Ничего особенного. Миша подошел к дому, номер которого указал Казимир. Во дворе дети играли в футбол. Постоял минут десять. Что делать дальше, он не знал.

– Молодой человек, Вы что–то ищете? – Миша повернулся и увидел улыбающегося старичка лет семидесяти в старом потертом костюме. Он говорил по-русски.

– Определенно. Но сам не знаю, что.

– Мне кажется, я знаю.

– Интересно. Что же я ищу? – Миша с удивлением смотрел на старика.

– Свободу. Все люди ищут свободу. Но не многие находят. Им только кажется, что они свободны. А Обладатель лестницы действительно нашел.

– Какой еще лестницы?

– Лестницы к свободе. К ней поднимаются постепенно. Невозможно перескочить на последний этаж небоскреба, не пройдя всех ступенек лестницы. Он прошел. Его звали Бааль Сулам. В переводе – Обладатель лестницы.

– Что Вы сказали?! Бааль Сулам?! Вы его знали?

– Ну, что Вы?! Так много не живут. Но мой отец его хорошо знал. Они были соседями. Когда–то здесь стоял небольшой трехэтажный дом. – Он с сожалением вздохнул. – Его снесли. Мы получили квартиру в новом. Улицу переименовали. И ничто не напоминает сегодня о великом человеке, жившем здесь. Знаете, как раньше называлась эта улица?

– Дзержинского.

– Правильно. Но Вы точно не догадаетесь, почему.

– Не догадаюсь.

– Здесь часто бывал Дзержинский. Он ведь поляк. Приезжал к Бааль Суламу. А один раз вместе с самим Лениным! Отец их видел. Бааль Сулам хотел им помочь. Он видел их ошибки, и даже статью написал о неизбежном крахе Советского Союза. Но они его не послушали. Или просто не смогли воплотить в жизнь его советы. Их ведь и другие люди окружали. У каждого свои интересы, свои убеждения. Полная неразбериха в то время царила. Сегодня нам этого не понять. Да и стоит ли? Что было, то было.

– Новое поколение и не знает уже, кто такой Ленин. А тем более Дзержинский.

– Бааль Сулам уехал в Англию, а потом вдруг вернулся в 1927 году. В Польше были социалистические демонстрации, предреволюционная ситуация. Он боялся, что у нас повторится история СССР. Еще он предсказывал Вторую мировую войну. А когда понял, что человечество не готово его слушать, сжег свои книги.

– Скажите, а еще кто–то из известных людей приезжал к Бааль Суламу?

– Приезжали. Не многие, но приезжали. Отец рассказывал о Вавилове.

– Академик Вавилов?

– Да. Николай Иванович. Приехал из Советского Союза как раз в 1927. Он пробыл тут неделю. Познакомились они в Англии. Вавилов ездил по всему миру и собирал семена культурных растений. У него была крупнейшая в мире коллекция. Она каким–то чудом пережила блокаду Ленинграда во время войны. Так они и познакомились. А потом Бааль Сулам передал ему какие–то свои записи. Эти записи изменили все его мировоззрение. Говорят, что именно из-за этих идей его арестовали и осудили в годы сталинских репрессий. Вот такая история.

– Спасибо Вам за рассказ. Что я ищу? Вы действительно знаете это лучше меня, – улыбнулся Миша.

Москва

Самолет приземлился в Шереметьево. Первым делом Миша набрал Мухина.

– Мухин слушает.

– Алексей Васильевич, здравствуйте. Это Лунин Михаил Вас беспокоит.

– Какой Лунин?

– Которому вы в программу «бэкдор» вставили.

– А, Михаил Александрович. Извините, не узнал сразу. Вам орден полагается!

– Орден с собой в другое измерение не заберешь.

– Это точно. А я, вместо того, чтобы полгодика отдохнуть, продолжаю порядок охранять. Представляете, как обидно, – пожаловался Мухин.

– Представляю. Можно у Вас вместо ордена попросить кое-что другое. Кроме Вас, мне никто в этом деле не поможет. По старой памяти.

– Почему же, по старой. Мы Вас тут все время вспоминаем. В хорошем смысле, конечно.

– Мне нужна архивная информация по академику Вавилову. Все документы, связанные с его арестом во времена сталинских репрессий, обвинением, сферой деятельности. Все, что есть. Как? Сможете достать?

– Постараюсь. Но не обещаю, что быстро. Надеюсь до конца света успеть, – он усмехнулся. – Дело в том, что никаких изменений в нашей работе не произошло. Никаких поблажек. Секреты остались секретами. Методы не изменились. Скорее наоборот, теперь вообще все засекречивают. Боятся. Это можно понять. Время сейчас неспокойное.

– Хорошо. Вы постарайтесь побыстрее, Алексей Васильевич. А то сами понимаете, потом уже не понадобится.

– Сделаю все от меня зависящее. Только не понимаю, почему Вы вдруг заинтересовались Вавиловым. За полгода до конца света советую Вам переключить свои интересы на девушек.

– Спасибо за совет. Одно другому не мешает. Жду от Вас известий.

Глава 27. Похищение

310 дней до Конца Света – 15 февраля 2012

  Москва

После разговора с Мухиным все Мишины дела до конца света закончились. Нужно было ждать ответа. Он шел в толпе к выходу из аэропорта.

– Я тебе точно говорю! Все мы, простые люди – рабы!

Миша повернулся и увидел двух мужчин идущих сзади него. Один был постарше, небритый, слишком легко одетый для середины февраля. Другой молодой, возможно его сын или племянник.

– А государственные правительства –  надзиратели над рабами. Пляшут под дудку теневого мирового правительства! – продолжил мужчина постарше. – Мировое закулисье! Они обладают полной информацией о том, что происходит в мире. Но в общество эти знания выдают мизерными дозами, чтобы у нас не было возможности увидеть целостную картину мира. Почти вся информация достоверна. Однако эти капли правды как раз и создают рабовладельческую модель! Но есть люди, которые научились определять, кто и для чего выдает такую информацию, иногда даже не понимая этого. Они используют эти кусочки калейдоскопа для создания полной картины мира. Разработанная ими система называется КОБ – концепция общественной безопасности.

Миша заинтересовался. Замедлил шаг, чтобы дослушать разговор.

– Не верю я в слухи о мировом правительстве. Людям скучно, вот и придумывают себе всякие НЛО, мировые заговоры, астральные миры, чтобы было о чем посплетничать.  О чем бы мы сейчас с тобой разговаривали? О рыбалке? А тут – высшие материи. Я и сам читал в какой–то газете о «Бильдеберг-клубе».

– Точно! «Бильдеберг-клуб». Газеты просто так писать не станут. В каждой шутке есть доля правды. Не случайно журналисты погибают. Они организовали свой клуб в 1954–м. По приглашению голландского принца Бернарда и президента англо–голландской компании «Unileve» Поля Рискенс.  Самые влиятельные представители бизнеса, политики и экономисты планеты собрались в Голландии.  Встреча проходила в гостинице «Бильдеберг», поэтому их организацию и называют «Бильдеберг–клуб». Они решили впервые в истории человечества создать теневое мировое правительство, которое негласно будет управлять основными процессами во всех сферах деятельности.

– От России там кто–то есть?

– Говорят, Рыжиков. Я в Интернете читал.

– А всего сколько?

– Было 160 человек. Сейчас не знаю. Они Советский Союз развалили!

– Зачем?

– Не знаю. Наверное, чтобы контролировать численность населения Земли.

– По–моему, от развала СССР еще никто не умирал. Многие даже обрадовались.

– Ну, так говорят. Я причин не помню.

– Ты мне анекдот напомнил. Из разговора двух американцев: «Ты когда-нибудь слышал о теневом мировом правительстве?» – «Нет. А ты?» – «И я – нет» – «Вот это конспирация! Я так и знал! Значит, оно действительно существует!»

– Молодой ты еще, Федор. Вот проживешь с мое, тебе не до анекдотов будет. Но будет уже поздно! Так что, слушай, что я тебе говорю, и на ус наматывай.

– Что мне теперь прикажешь с этим «Бильдеберг–клубом» делать?

– Не знаю, что делать. Ты – умный, вот и думай. Вы – молодежь. В ваших руках будущее. А вам наплевать, кто вами управлять будет. По дискотекам и клубам шастаете. И пиво глушите. Нулевое КПД.

Mиша добрался до дома на такси. Расплатился с водителем. Вышел.  Было уже поздно. В голове – неразбериха из-за последних событий. Неожиданно из-за угла к нему подскочили двое мужчин в элегантных смокингах с бабочками.

– Михаил Александрович, – заговорили они хором, подхватывая Мишу под руки с обеих сторон. – Ну, где же вы?! Мы Вас заждались! Волноваться уже стали. Пойдемте скорее.

– Кто вы такие? Да отпустите же меня! – закричал Миша.

Его куда–то потащили. Он попытался сопротивляться. В какой–то момент ему почти удалось вырваться. Тогда один из мужчин ловко достал из кармана шприц.

– Михаил Александрович, Вы извините, не думал, что до этого дойдет. Вы только не волнуйтесь, мы Вас просто усыпим, – быстро проговорил мужчина, вкалывая в руку Миши какой–то раствор из шприца.

Миша понял, что никаких шансов на побег у него не осталось. Тело становилось вялым. Веки глаз медленно смыкались. Его посадили в подъехавшую машину и куда–то повезли...

Глава 28. Теневое правительство

309 дней до Конца Света – 16 февраля 2012

  Москва

Мише стоило больших усилий приоткрыть глаза. Ему казалось, что задремал он совсем недавно, но сон, по–видимому, был настолько глубоким, что Миша несколько минут не мог прийти в себя.  Оглядевшись, он понял, что находится в кинотеатре, но в каком – определить не смог. В городе таких кинотеатров было несколько десятков. Он сидел в одном из центральных рядов. Кроме него, в зале никого не было. На входе светилась странная надпись: «Прямой эфир. Не входить! Михаил Александрович Лунин, номер 5037023234» «Пять миллиардов... «Матрица» какая–то. Бред», – подумал Миша и на всякий случай проверил, не подключены ли к нему какие-нибудь провода.

Прошло минут десять, прежде чем Миша осознал, что на экране идет фильм. Это был фильм про него самого – Михаила Александровича Лунина, но его это почему–то совсем не удивило.  Его не оставляло чувство, что он сидит в этом кинотеатре целую вечность и смотрит сериал про себя, и вообще, этот зал он никогда не покидал. Сериал включал в себя не только его нынешнюю жизнь, но и все предыдушие реинкарнации.

Он повернулся назад. Его ослепил луч света. Оказалось, что Миша выполнял функцию ленты, через которую проходил луч света, отображая на экране заложенную в нем программу. Миша попытался увернуться, но луч непреклонно следовал за ним. После нескольких  безрезультатных попыток резко отклониться в сторону, Миша попробовал спрятаться за креслом, но и это не помогло. Кресло не являлось помехой лучу. Наверное, любой человек, оказавшись в подобной ситуации, уже давно попытался бы сбежать из этого странного места. И сам Миша, наверное, тоже бросился бы к выходу, но такая мысль просто не приходила ему в голову. Более того, он с интересом продолжал исследовать происходящее с ним.

В какой–то момент закончилась очередная серия и началась следующая. На экране появились титры: «Михаил Александрович Лунин, 36–я серия». «Ой, у меня же сегодня день рождения! – вспомнил Миша. – Тридцать шесть лет. С этим концом света забудешь, как тебя зовут» Он посмотрел на экран. С экрана на него смотрел Михаил Александрович Лунин, сидящий в темном зале кинотеатра. Миша поднял правую руку, и Миша из фильма тоже поднял правую руку. Миша показал ему язык, Миша из фильма сделал то же самое. Камера отображала на экране то, что в данный момент происходило с ним.

– Приехали! – сказал вслух Миша. – А дальше–то что? – он произнес эту фразу машинально.

– А дальше – зависит от Вас, – ответил ему откуда–то сверху приятный мужской голос.

Миша вздрогнул от неожиданности. Огляделся по сторонам. В зале никого не было. Посмотрел наверх. Понял, что голос доносится из колонок, подвешенных к потолку зала.

– С кем имею честь? – спросил Миша, продолжая всматриваться в темноту зала.

– Сергей Матвеевич, – сказал голос. – Впрочем, как Вам угодно. Можете придумать мне другое имя. Я думаю, что Вы никогда меня не увидите.

– А почему, Сергей Матвеевич, все у Вас так таинственно? Может быть, спуститесь ко мне, побеседуем? У Вас охрана, наверное, везде, я не убегу. Я вообще не понимаю, чем я Вас так заинтересовал. Я не миллионер, ни на какие спецслужбы не работаю. … Уже не работаю, – подумав, добавил Миша. – Секретной информацией не обладаю. Разве что пароль моего компьютера?.. Но там только игры. Не знаю, зачем мне нужен этот пароль, «Lunin123», – начал рассуждать осмелевший Миша. – Теперь Вы все обо мне знаете.

– Да Вы не волнуйтесь так. Мне просто кажется, что если Вы меня увидите, то это повредит нашему общению. Дело в том, что личность я довольно известная. По телевизору меня часто показывают, да и вообще... Как говорится: «Не сотвори себе кумира».

– Вы, простите, как-то связаны с религией? – поинтересовался Миша.

– Ну что вы?! Упаси Господи. Тьфу... Извините. В общем, нет. Просто предвзятое мнение и различные образы отвлекают и путают, так сказать. А религия в наше время – это, как Вы понимаете, просто еще один способ хорошо провести время.

– На счет  «хорошо» я бы поспорил, – возразил Миша.

– Это Вы сейчас так говорите, а вот если бы родились в религиозной среде, то думали бы, что ходить в кинотеатры – плохое времяпровождение. Вы вспомните середину сериала. Вы в Италии, кажется, жили. Религиозная, католическая семья. По кабакам не шлялись.

– Да уж. И все-таки, что Вам от меня нужно? Кстати, я давно тут сижу?

– Очень давно. Точнее говоря, всегда. И никуда отсюда не уходили, – сказал Сергей Матвеевич и захихикал.

– Издеваетесь?

– Ну что вы? Нисколько! Просто сейчас Вы впервые сознательно посмотрели на себя со стороны. Согласитесь, для этого стоило прожить несколько десятков жизней. А до сих пор вы ассоциировались с происходящим на экране. Вы просто были актером заранее снятого фильма.

– Темните вы, Сергей Матвеевич. И, кстати, на мой первый вопрос еще не ответили.

– Обязательно отвечу, обещаю. Но только не сразу. Я Вам все объясню...

– Ну-ну.

– Вы что–то слышали о цивилизации майя?

– Вы что, следили за мной?

– Да. Пришлось. Вы уж извините.

– Вы из ФСБ? От Мухина?

– Нет, что Вы. Мухин здесь не причем. Мы немного покруче. Мы за Вами следим не один месяц и даже не одно тысячелетие.

– Кто «вы»?

– Мы – майя. Сверхлюди, или супермены, если хотите по–современному. Так Вам более понятно?

– Вы – майя?!

– Мы – майя. По–моему, после всего, что с Вами произошло, удивляться тут нечему.

– Получается, я из-за вас к лакота летал? – Миша почему–то сразу поверил.

– Получается. Но эти обезьяны ничего не понимают. Без нас они давно бы вымерли. Мы просто подстраховались перед последним скачком во времени.

– Я ничего не понимаю. Вы перескочили в наше время?

– Не совсем в наше. В начало двадцатого века. Чтобы подготовиться.

– К чему?

– К концу Эры Пятого Солнца. Мы хотели подойти к декабрю 2012 года, имея полный контроль над миром. И мы его имеем. Мы создали мировое теневое правительство. Мы негласно управляем основными политическими, экономическими и финансовыми процессами.

– Значит, функции мирового правительства выполняет не масонская ложа, не орден иезуитов, и даже не международная мафия. Майя – это теневые кардиналы земли. Но майя на русских или американцев, или англичан не очень похожи …

– Современные технологии могут сделать основной состав баскетбольной команды Лос-Анджелес Лейкерс из НБА похожим на славян за несколько часов. Не вижу в этом ничего удивительного. Мы обладаем знаниями, которые и не снились ни одному ученому и даже писателю-фантасту в мире.

– И много вас в России?

– В России? Я один в России.

– Вы, случайно, не Рыжиков? Он, говорят, единственный россиянин в "Бильдеберг–клубе".

– Во-первых, "Бильдеберг-клуб" – это «бильдеберда», сказки. А с Анатолием Борисовичем Рыжиковым я хорошо знаком. Он мне даже помогал в нескольких делах, но ни о чем, естественно, не догадывался.

– Где еще ваши товарищи обитают?

– Это, в принципе, не важно. Но если Вам интересно, то я вот, например, в России обитаю. В Англии есть, в США, естественно, даже несколько человек, во Франции. Да много где. Около 120 человек.

– Вы не боитесь мне все это рассказывать? Или Вы меня собираетесь убрать потом?

– Убрать?! Вы, по–моему, насмотрелись постсоветских сериалов. Я Вам все это могу рассказать, потому что о нашем разговоре Вы все равно забудете.

– Я на склероз не жалуюсь.

– Везет Вам, Михаил Александрович. А я вот и рад бы позабывать все, да не могу. Столько лет жизни, столько событий. Как покоя хочется! – он ненадолго замолчал, потом резко добавил. –  Мы никого не убираем! Мы просто стираем память.

– Если Вы все равно собираетесь наш разговор стереть, то зачем вообще разговаривать? – Мише стало не по себе.

– Честно Вам признаюсь – это шаг отчаяния. И, скорее всего, он нам ничем не поможет.

– Разве всемогущие майя могут приходить в отчаяние?

– Есть одна вещь, которую мы пытаемся заполучить уже много сотен лет. Безрезультатно. Да Вы и сами, наверное, уже догадались. И индейцы лакота Вам рассказали.

– Конечное состояние?

– Да. Все мы, как говорится, там будем. Вопрос – когда? И сколько усилий затратим, и сколько страданий переживем?

– Но ведь вы научились переходить из кадра в кадр. Сегодня вы контролируете все, что происходит на Земле. Какие тут страдания? Разве это не свобода?

– К сожалению, – нет. Все эти прыжки во времени и пространстве, весь этот контроль – деньги, власть – это кадры того же фильма! Это ужасное открытие, которое мы недавно сделали. Должен признать – мы ошибались.

– И что теперь?

– Пока не знаю. Понимаете, у нас есть золото еще со времен Шумерского царства. Этого вполне достаточно, чтобы сегодня купить все, что существует на планете. У нас есть власть достаточная, чтобы стереть любое государство. Но именно власть, деньги и знания нас и погубили. Мы стали слишком материальны. У нас закончилась энергия для скачков во времени. Мы растеряли внутреннее знание, полученное от Моисея. Так должно было произойти. По сценарию фильма. У нас есть все в физическом мире,  но мы хотим Вечность. А ее, как Вы понимаете, за деньги не купишь.

– Догадываюсь. Но чем же я могу вам помочь? У меня даже власти и знаний нет. По–моему, вы блефуете.

– Возможно. Я же сказал, что встреча с Вами – это шаг отчаяния. Но других вариантов нет. Как я уже сказал, мы проследили за Вашими прошлыми жизнями. И вот, что интересно. Существует некий повторяющийся мотив. Судьба постоянно сталкивала вас с одним и тем же человеком.

– Каким человеком?

– Ученым. Вы с ним встречались и в Вашей нынешней жизни.

– Кто это? – мурашки побежали по телу от внезапной догадки.

– Американец. В Египте. Помните?

– Да. Немного странный. Кэвин, кажется. Вы хотите сказать, что я был знаком с ним в прошлых жизнях? – Миша был поражен.

– Вы были царем Шумерского царства. Вас отравил придворный жрец–ученый. Отравил ради знаний.

– Еще примеры есть?

– Конечно. Начальник тайной охраны Нимрода заслал вас в Ур из Вавилонского царства с секретным заданием.

– Сны, которые я видел – это воспоминания о прошлых жизнях?! Задание я не выполнил.

– Не выполнили. Вы стали учеником Авраама. А ученый ушел от него в Вавилон, чтобы построить там Вавилонскую башню.

– К чему вы клоните?

– Все очень просто. История всегда доказывала Вашу правоту – знания не делали людей счастливыми. У Вас есть что–то большее.

– Честное слово, я понятия не имею, что.

– Это не важно. Есть программа Природы, раскрывающая в нас то, что необходимо. По нашим подсчетам, в программе произошла ошибка. Какой–то непонятный нам сбой. А это чревато непредсказуемыми последствиями. Хотя, с другой стороны, мы уверены, что ошибок не бывает, то есть эта ошибка также запланирована. Я очень надеюсь, что в Вас это раскроется в ближайшее время. Или вы совершите какой–то поступок, необходимый для дальнейшего развития человечества.

Миша вдруг осознал всю абсурдность ситуации, в которую попал. Он даже ущипнул себя, чтобы убедиться, что не спит. Ему впервые стало страшно.

– Вы из меня делаете какого–то пророка. Но я – не пророк! – Миша повысил голос. – Я устал от всех этих поисков не понятно чего! И вообще, мне надоело Вас слушать. Либо отпустите меня, либо держите здесь, только хорошо кормите. И давайте прекратим наш разговор.

– Хорошо. Я не имею права оказывать на Вас давление. Я дам Вам полную свободу действий. Для этого, как я сказал, Вы забудете о нашем разговоре. Вы продолжите жить, как раньше. Может быть, что–то изменится до декабря. Если нет, то 21 декабря Вы вспомните о Ваших встречах с ученым.

Глава 29. Майя

308 дней до Конца Света – 17 февраля 2012

  Саламанка, Испания

Саламанка, небольшой испанский городок, находится в 220 км к северо-западу от Мадрида. 15:05.

К одному из отелей Саламанки подъехал роскошный лимузин. Из него быстро вышел хорошо одетый мужчина в окружении охраны. Смешная карнавальная маска зайчика прикрывала лицо. Он поспешили укрыться за дверью отеля, стараясь не привлекать внимания случайных прохожих. После этого в течение часа к отелю подъехало еще около двадцати лимузинов. Люди в масках волка, лисички, медвежонка,  пирата, клоуна заходили в отель. В 16:00 все собрались в гостином зале. Могло сложиться впечатление, что все эти странные люди приехали на карнавал, который вот–вот начнется.

– Господа. Я очень рад, что мы снова собрались, – начал встречу высокий мужчина в смешной маске зайчика с длинными ушами. На его груди висела табличка, на которой маленькими черными буквами было написано «Мистер Джон Оуэн, Англия. Экономика» и ниже большими красными – «Хун-Ахпу».

Все присутствующие захлопали.

– Как всегда, напомню вам несколько правил, которым мы следуем при наших встречах. Это не более чем традиция. Но майя сентиментальны… Мы не снимаем масок. Мы помним друг друга такими, какими  были много веков назад. Обстоятельства сложились так, что мы были вынуждены изменить внешность. Мы называем друг друга только нашими настоящими именами, – он поправил табличку с именем у себя на груди. – А теперь, Теель-Кусам введет нас в курс дела.

Толстенький, лысеющий мужчина, в маске медвежонка поднялся со своего кресла. Имя Вини-Пух в данном контексте подошло бы ему больше чем Теель-Кусам.

– К сожалению, нашим планам помешали последние события, происходящие в мире, – печально произнес Теель-Кусам. – Напомню, что предыдущая наша встреча состоялась несколько лет назад. На ней было принято важное стратегическое, и я бы даже сказал, судьбоносное решение – привести мир к глобальной зависимости и спровоцировать контролируемый, математически просчитанный кризис. Результатом стал наш более централизованный контроль над миром и наращивание капитала. Сегодня нам намного проще поддерживать контроль в политике и экономике. Наши возможности практически неограниченны.

– Мы все время говорим, что  правим миром, – не удержался от реплики мужчина, лицо которого было прикрыто безликой, серой маской. Поверх нее он носил очки. –  Мы строим его, не считаясь с миллионами, подразумевая, что мы – боги. Нам только осталось имена поменять на мистер Зевс, госпожа Гера, сеньор Посейдон, товарищ Гермес... А я на прошлой неделе чуть не попал в аварию. Понимаете? В аварию! Я – бог, чуть не погиб в автомобильной катастрофе. Какой–то сумасшедший водитель грузовика выехал на красный свет и смял машину, едущую передо мной. Мне чудом удалось вырулить и не врезаться в грузовик, – взволнованно закричал он.

– Прости, Эк-Чуах. Что ты хочешь этим сказать? – поинтересовался «волк» со странным именем Йум-Виила.

– Что я хочу сказать?! Что мы – такие же люди, как и все остальные. Нами управляет Природа. И эта Природа решила использовать нас в своих Целях.

– Можно поинтересоваться, что у нее за цели? Думаю, никто из присутствующих тут не отказался бы это узнать. Мы пытаемся понять это много тысячелетий. Поделись с нами!

– Для начала, показать людям их зависимость друг от друга. Дальше не знаю. А мы были избраны Ею, как инструмент для этого. Понимаете? Мы – марионетки, черт возьми!

– Ну, успокойся, не нужно так близко к сердцу все принимать, – посоветовал Хун-Ахпу. – Для нас настали непростые времена. И мы должны сохранять хладнокровие. Паника – самое плохое, что можно сейчас придумать. Когда–то мы действительно были уверены, что можем обмануть или изменить Природу. Сегодня мы признаем свою ошибку. И ничего с этим не поделаешь. Таковы новые условия игры – конец света для нас неизбежен.

– Но ведь мы всегда были уверены, что сможем избежать его! – воскликнула женщина в красном элегантном костюме и маске лисички, подобранной под цвет костюма.

– А ты еще не догадалась? В этом и заключается наша ошибка, многоуважаемая Иш-Чель. У нас нет энергии для очередного скачка во времени.

– Что же нам теперь делать?! – Иш-Чель истерично подняла руки вверх и схватилась за голову.

– Майя! Я еще раз призываю вас сохранять спокойствие, – Хун-Ахпу выдвинулся в центр зала. – Мы не выйдем отсюда, не приняв правильного решения.

– Надеюсь, что правильное решение совпадет с моим желанием остаться в живых, – бросила Иш-Чель.

– Довольно, Иш-Чель! – закричал Йум-Виила. – Я всегда говорил, что нам не следует брать с собой женщин. С ними можно  иметь дело, только когда все идет гладко.

На этот раз Иш–Чель не проронила ни слова.

– Вариантов у нас не очень много, – продолжил Хун-Ахпу.

На самом деле все, о чем говорилось на этом странном собрании, было хорошо известно всем присутствующим майя много лет. Но они неуклонно следовали своим традициям. Все должно быть произнесено вслух. Они как будто разыгрывали спектакль с известным заранее сценарием. Маски здесь были очень кстати.

– Первое – перейти в другое измерение вместе со всем человечеством.

– Это невозможно, – резко встав с места, произнес Кан-Цик-Наль, скрывающий свой облик за маской клоуна.

– Почему? – спросил Хун-Ахпу, знающий, как и все присутствующие, очевидный ответ на этот вопрос.

– Это – элементарно! Мы потеряем все, что у нас есть – богатства, власть, контроль над миром. Ведь все это значимо только в нашем мире. Там мы станем ничем. Пустышками, в лучшем случае равными остальным. Все плоды нашей тысячелетней деятельности сотрутся в одно мгновение. Этот вариант не рассматривается!

– Что ж, другого ответа я и не ожидал. Все согласны? – обратился Хун-Ахпу к майя.

– Да, – почти хором произнесли все присутствующие.

– Значит, перейдем к следующему варианту, который также не является для вас секретом. Временное переселение на Марс. Вукуб-Каме, пожалуйста.

– В Москве проходят ежегодные,  так называемые «Королевские чтения», посвященные космонавтике, – на табличке у Вукуб-Каме было написано: «Сергей Матвеевич Луговой, Россия. Политика». – Я присутствовал на этих конференциях несколько раз. Мне запомнилось выступление Бориса Чертока. Академик Борис Черток сделал прогноз по расселению людей в Солнечной системе. Прогноз на ближайшие 100 лет. Он когда–то был правой рукой самого Сергея Королева. Академик предположил, что похожий прогноз, сделанный Циолковским, исполнится частично. Сначала будет заселена Луна – примерно к 2015 году там будет построена база, затем – Марс. По его мнению, на Марс в ближайшие 100 лет отправится около десяти экспедиций. Для того, чтобы добраться до Марса, необходимо провести в невесомости приблизительно год. Обратная дорога более опасна. Помощь смогут оказать только орбитальные станции, но не Земля. Впрочем, на Земле скоро и так никого не останется.

– На Марсе есть биологическая жизнь?

– Этот извечный вопрос «Есть ли жизнь на Марсе?» … Лет пятнадцать назад, сотрудник НАСА профессор Лиза Пратт заявила о том, что у НАСА есть факты, которые позволяют сделать вывод о том, что на Марсе, видимо, есть биологическая жизнь. Но с  тех пор многое изменилось.

– Что изменилось?

– В первую очередь то, что нам давно пришла в голову идея о том, что мы смогли бы переждать любые катастрофы на Марсе. Как вы понимаете, ждать заселения Марса 100 лет должны обычные люди, но не майя. Я тут же начал работать в этом направлении. Мы создаем на Марсе подходящие для нашей жизни условия.

– А какой на Марсе климат? – поинтересовалась Иш-Чель.

– Я вижу, что идея переселения на Марс тебе понравилась, – обрадовался Вукуб-Каме. – Теель-Кусаму уже удалось организовать две секретные экспедиции на Марс. Два года космонавты и ученые были в полете. Еще несколько лет там. Вернулись совсем недавно и очень вовремя. Ученые, принимавшие участие в экспедиции,  проверили состав пород, исследовали изотопный, геологический и минералогический состав верхнего слоя грунта. Они пробурили грунт Марса в средних широтах, где сконцентрировано много осадочных пород, испытавших воздействие воды. Им удалось понять круговорот воды на Марсе, который сильно отличается от земного. Климатическая система Марса намного примитивней земной, и поэтому её проще изучать. На всей планете одновременно могут господствовать только два–три циклона. Установилась, к примеру, там хорошая, ясная погода – она не меняется три–четыре месяца.

– Хорошо, Вукуб-Каме. Нам не нужны другие доказательства. Все мы доверяем друг другу. И каждый готов пожертвовать собой ради других майя, – сказал Хун-Ахпу. – Нам достаточно одного твоего слова. Не сомневаюсь, что ты все проверил тысячу раз. Мы можем переселиться на Марс и вернуться на Землю в более подходящий для нас период истории.  Это был второй вариант.

– Хочу заметить, что эти исследования не являлись главной целью экспедиций, – добавил Теель-Кусам. – Кроме того, они еще раз подтвердили, что человек не может жить на Марсе. Поэтому главной задачей было создать на Марсе подходящие для нашей жизни условия.

– Есть еще варианты? – спросил Эк-Чуах.

– Есть. Но он не зависит от нас. Природа вновь столкнула ученого создателя ТВВ и его извечного противника. Они встретились в Египте. Мы видим в этом знак и надеемся, что до 21 декабря произойдет какое–то событие. Мы должны ждать. Иначе нам придется отправиться на Марс.

Глава 30. Неизвестный выход из Египта

1522 год до н.э.

Египет

Две колонны вооруженных мечами всадников сдерживали толпу чужеземцев. «Ни шагу вперед!» – время от времени выкрикивали стражники, отгоняя бродяг, приблизившихся слишком близко к передней колонне.  Жаркое солнце заставляло воинов проклинать этот неизвестный народ. Проклинать фараона, появления которого ждали уже полдня, они не смели даже в мыслях. Толпу время от времени обливали водой. Кто–то успевал подставить рот и забыть о жажде еще на несколько мгновений. Фараон появился после полудня в сопровождении воинов–те­лохранителей. Гул облегчения прошел по колоннам всадников. К фараону подбежал человек. Почтенно склонил голову в кожаном шлеме. Мускулистый, облаченный в защитный панцирь из пластинок крокодиловой кожи. Бронзовый кинжал за поясом. Он излучал силу и повиновение. Звали его Аменеминт, и был он начальником дворцовой охраны Рамсеса, правителя египетского.

– Что нужно этим чужеземцам? – спросил Рамсес.

– Мой фараон. Просят они, чтобы впустили их и поделились хлебом, ибо в земле Ханаанской, откуда пришли они, сильный голод.

– Я не стану содержать этих бродяг! – произнес Рамсес и резко развернулся.

Охрана повторила его движение. Обрадованные всадники приготовились разгонять толпу в отместку за свои страдания. Рамсес сделал шаг вперед. Остановился. Задумался. Он был достаточно умен, чтобы не совершать опрометчивых поступков. Он был слишком умен.

– А что они умеют? Нам нужны хорошие каменотесы и землекопы. Приведи ко мне кого–то из них.

– Эй, пропустите его, – крикнул Аменеминт воинам, указывая на одного из чужеземцев – длиннобородого сутулого старца. Старец приблизился.

– Приветствуем тебя, владыка земли и вселенной, солнцеподобный фараон, – он склонился в почтительном поклоне, как подобает в египетском царстве.

– Откуда вы и что ищите в царстве египетском?  – презрительно посмотрев на старца, спросил Рамсес. Сердце его несколько смягчилось при виде искренней почтительности чужеземцев.

– Мы из земли Ханаанской. Народ немногочисленный. Пришли к тебе просить убежища. Голод на нашей земле. А твои поля дают обильные урожаи. Позволь поселиться рабам твоим в земле Гошен.

– Чем сможет народ твой отплатить за мое гостеприимство?

Мы можем выполнять всякую работу, а также есть между нами ученые и искусные строители.

– Хорошо, я подумаю, – неспешно отвечал фараон – Аменеминт, пусть накормят их. Завтра я дам ответ.

Рамсес восседал на роскошном, отделанном золотыми инкрустациями троне. Трапеза разморила его. Он прикрыл глаза,  чтобы вздремнуть. Но что–то мешало. Чужеземцы!

– Ученые, строители. Это очень кстати, – размышлял Рамсес, борясь со сном. – В каждом поколении обязан правитель доказывать несокрушимость своей власти. Иначе можно лишиться не только трона, но и головы. Мои предки увековечили свое имя, построив себе усыпальницы. Грандиозные пирамиды, внушающие страх и почтение к знаниям и могуществу фараонов. Посмотрим, что умеют эти люди. Если солгали – палачей достаточно на каждого. А если нет … Аменеминт! – решительно прокричал правитель. – Скажи рабам, чтобы отвели этих чужеземцев к устью Нила. В землю Гошен, – повелел фараон, не открывая глаз. Он знал, что его преданный охранник всегда рядом. – Мяса, хлеба и фиников не жалеть для них. Пусть приступают к строительству городов, равных которым еще никто не видел на земле. И будут города носить имя мое. Если преуспеют, позволю остаться им на веки вечные и породниться с моим народом, а если нет … узнают силу моего гнева!

Сто пятьдесят раз заходило и восходило солнце над песками Египта, пока не появился во дворце фараона старик Саисе. Придворный ученый, наблюдавший за ходом строительства, неимоверными усилиями прорвался сквозь заслон охраны, подбежал к трону правителя и упал на колени.

– О, великий, солнцеподобный… – с трудом говорил Саисе.

– Что заставило почтенного старца бежать, как мальчишку, забыв о своем сане?

– О, господин, эти люди, эти люди… – ученый хватал воздух открытым ртом, как рыба, выброшенная на берег.

– Дайте ему воды и приведите в чувство, – раздраженным голосом, приказал фараон окружавшим его рабам. Интонация произвела обратный эффект, и дар речи отнялся у Саисе надолго.

– Эти чужеземцы отказались от помощи наших рабов. Возводят здания, подобных которым еще никто не видел. Своими силами, – наконец выдавил что–то связное пришедший в себя старец. – Они закладывают в основание зданий камни, каждый из которых в несколько раз превосходит блоки для пирамид.

– Но это невозможно, – изумился Рамсес – Как они обтесывают камни, ведь для этого нужно множество людей. И где они взяли столько лошадей и верблюдов, чтобы доставлять камни к месту строительства?

– Они используют приспособления, с помощью которых режут камни, как масло, а передвигают их сами с помощью необычного сооружения.

Что ты несешь?!  Ведь они всего лишь люди! Эти старцы стали совсем безумны! Знания помутили их разум. Только воинам я могу доверять в эти дни. Аменеминт, возьми двадцать всадников.  Отправляйся в дельту Нила. Пусть жрец храма Бакенхонсу тоже будет с вами. Проверьте, правда ли то, о чем говорит старик Саисе. Если все так, я хочу сам прибыть в землю Гошен и взглянуть на Питом и Рамсес. Немедленно разыщите Бакенхонсу!

В свободно ниспадающей льняной накидке, выбритый наголо жрец, казалось, не имел возраста. Только глубокие морщины на его загорелой шее указывали на приближающуюся старость.

Он подошел неспешно. Молча склонил голову. Фараона всегда раздражала показная независимость жрецов, но он вынужден был терпеть эту касту, общающуюся с богами.

– Двадцать воинов будут сопровождать тебя к месту, где Нил впадает в море. Понаблюдай за строительством городов и доложи мне, что необычного ты видел. Ступайте!

К вечеру из ворот храма по направлению к морскому берегу понеслись двадцать всадников и Бакенхонсу. Они двигались ночами.  Днем отдыхали, прячась от лучей палящего солнца. На четвертый день ранним утром взору жреца предстала изумительная картина. Белые высокие дворцы, украшенные колоннадами. Они возвышались над песками. Околдовывали.  Навечно приковывали к себе взгляд. Казалось, боги сами спустились на землю, чтобы показать свою силу.

– И это творение рук человеческих?! – воскликнул пораженный Бакенхонсу.

Он слез с коня. Приблизился к месту работы. Казалось, никому не было дела до появившихся воинов. Или их просто никто не заметил. Две, блестящие на солнце, узкие дорожки уходили к скалам. Там добывался строительный камень. Часть людей обрабатывали камень. Другие укладывали стены недостроенных дворцов. Кто–то давал указания. У каждого было свое место в этом налаженном механизме.

Заметив, наконец, гостей, по веревочной лестнице с крыши одного из дворцов проворно спустился человек и подошел к ним.

– Приветствую вас, храбрые воины, – обратился он к всадникам.

– Солнцеподобный фараон прислал нас, – сказал Аменеминт. Бакенхонсу со стороны наблюдал за происходящим, не выдавая себя.

– Бедный Саисе! Правитель не поверил ему, – человек улыбнулся.

– Откуда ты знаешь? Вы что же, шпионили за ним?

– Не гневайся, благородный воин. О, храбрейший из храбрых! Я многое знаю.

– Отвечай, откуда знаешь?! – взревел побагровевший от гнева Аменеминт.

Его плеть взметнулась в воздухе. Но она не коснулась чужеземца. Словно вырванная из руки невидимой силой, отлетела в сторону.

– О, милостивые боги! – тихо произнес Бакенхонсу.

 Он все понял. Духи помогают этим людям. Многие годы он служил богам, но те так и не сделали его счастливым. Его всегда притягивала сила. Но боги не наделяли его силой. Он старел. Ему не хотелось возвращаться в мир тьмы. Он искал бессмертия.

– Дай мне поговорить с этим человеком, – бросил Бакенхонсу Аменеминту, так и застывшему с поднятой рукой. Тот вздрогнул и попятился назад.

– Мир тебе, чужеземец. Как звать тебя?

– Любезный господин! Зовут меня Амнон.

– Чем ты занимаешься?

– Я изготовляю необходимые для работы приспособления.

– А разве недостаточно вам тех, которые велел передать великодушный и великий правитель?

– О, могу­щественный господин! Да приумножат боги мудрость и богатство великого правителя египетского. Но приспособления эти изнуряют человека, потому что требуют приложения огромных усилий. А мои – заставляют работать природу. Человек же прикладывает только мысли и совсем немного физической силы.

– Ты лжешь! Саисе пробовал работать твоими орудиями, но не сумел привести в действие ни одно из них. Признайся! Вам помогают духи? – Бакенхонсу был нетерпелив.

– Мы только лишь высвобождаем силы, находящиеся в камне, и они сами действуют в нужном нам направлении. Знание духовной природы предметов позволяет извлечь эти скрытые силы. А чтобы привести в действие наши приспособления, нужно видеть эти силы, чувствовать их. Нам не нужны верблюды и лошади. Нам известны мельчайшие частицы вещества, называемые атомами. В них – вся сила. Используя ее, можно сдвигать огромные блоки, резать камень, постигать суть предметов.

– Откуда же вы получили эти способности и знания? Кто ваш учитель?

– Нас называют потомками Авраама. Он научил предков наших законам единой Природы.

– Я никогда не слышал об этом человеке. Откуда он?

– Когда–то пришел он в землю Ханаанскую. А родом был из Ура халдейского, что близ Вавилонского царства.

– Этого не может быть! – твердо заявил жрец. – Наши предки были тоже родом из Вавилона. Но никто из нас никогда не слышал об Аврааме. А если это действительно так, то мы – потомки одного народа. И это дает мне надежду, что вы поделитесь необычными знаниями в обмен на расположение всемогущего и великого правителя египетского.

Египет. 1312 год до н.э.

– Больше не можем мы оставаться в Египте! Не для того, чтобы рабами фараона стать, пришли наши отцы в землю египетскую. Они построили фараону прекрасные города Питом и Рамсес. Но забыл правитель нынешний заслуги отцов наших! И все это потому, что сами мы забыли, чему учил нас Авраам, – глаза говорившего, казалось, метали молнии. Борода с проседью шевелилась в такт словам, выдавая почтенный возраст этого человека. – Где вы, мои ученики, которые клялись быть со мною, когда я снова вернусь в этот мир? Может, это был ты, Иошуа? Или ты, Нахшон? Или эта кучка людей, затыкающая уши и не желающая слышать слова правды? – обращался Моисей к толпе. – Когда–то в Вавилоне Природа открыла мне тайны существования. И получил я силу познания, которой не удостаивался ни один человек в мире. Вся сила Природы – это сила любви к творениям. Я научил вас пользоваться этой силой. Есть у вас знания и способности, которыми не наделен ни один человек в мире. Но грех строителей Вавилонской башни снова преследует вас. Вам нужны знания, богатства и почести. Еще не поздно. Я уведу вас из этой земли прочь.

Высокий старец в белой накидке подошел к говорящему. Поднял руку. Сильным голосом произнес:

– Слушайте вашего учителя! И вы вновь обретете вечность! Это говорю вам я – брат Моисея, Аарон! Пусть встанут по правую руку те, кто согласен уйти из Египта, и по левую – те, кто не согласен.

Толпа разделилась.

– Зачем нам твоя вечность?! У нас есть сила! Сила – это вечность. Не слушайте его! Для чего мы получили силы природы, как не для своей пользы? Мы – самые лучшие ее творения! Мы – египтяне! Мы заслужили право брать у природы все, что захотим! Пусть уходят глупцы, куда хотят!

– Вы пытаетесь притянуть в наш мир духовные силы, – говорил Моисей. Его глаза были печальны. – Вы обогатились духовной силой и создали невиданные до сих пор шедевры зодчества. Но вы так и не поняли моих слов. Наш мир мы должны возвысить до уровня духовного!

– Мы не пойдем с тобой, Моисей. Но и в Египте не останемся. Мы сильнее фараона и его жрецов. Уйдем мы в землю, находящуюся за бескрайним океаном. Там мы выстроим свое царство, из которого будем править всеми людьми – теми, кто жил, кто существует ныне, и кто родится в будущем. И будем называть себя майя. Это говорю вам я, Корах!

Глава 31. Предсказатели будущего

308 дней до Конца Света – 17 февраля 2012

  Москва

Миша открыл глаза. Незнакомый дом. За окном – лес. Снег. Подмосковье? Он лежал на большой кровати. Просторная полупустая комната. Белые стены. Стул рядом с кроватью. Черное кресло в углу. Слабость во всем теле. В комнату вошел человек. Интеллигентного вида лет пятидесяти с веселыми, внушающими оптимизм глазами.  Полный. Широкая кожаная куртка придавала ему вид Колобка.

– Пришел в себя? Ну, слава Богу, – сказал он.

– Вы кто?

– Меня зовут Макс, – представился мужчина.

– Исчерпывающая информация. Где мы находимся?

– В Коломне. Не волнуйся, ты в полной безопасности.

   – А мне что, есть о чем беспокоиться?

– Этот вопрос ты должен сам себе задать. У меня пока ответа нет. И не будет, скорее всего, – Миша уловил в его речи еле заметный акцент.

Макс сходил на кухню и принес Мише поднос с едой, на которую тот набросился, неожиданно осознав, что не ел уже, по крайней мере, сутки.

– Давно я у вас тут? – с трудом произнес Миша. Его рот был полностью забит.

– Достаточно, чтобы проголодаться, – пошутил Макс.

Максим Семенович Славкин: 52 года. Родился в Свердловске. С детства мечтал работать разведчиком в КГБ. Не прошел по общеизвестному пункту, который никогда не озвучивается. По тому же пункту поступил в университет лишь со второго раза. В 1988 уехал в Израиль. Моссаду подошел по всем пунктам.

В комнату зашел еще один человек. Пристально посмотрел на Мишу и сел на кресло в углу.

– Это – Фил, – представил Макс своего друга.

Фил улыбнулся. У него не хватало переднего зуба, но это никак не могло испортить очарования его улыбки. Он был немного старше Миши. Волосы зачесаны на пробор. Высокий лоб. Правильные черты лица с крупным прямым носом и твердым взглядом выдавали внутреннее спокойствие и уверенность в себе. Как оказалось впоследствии, сам он плохо говорил по-русски, но, видимо, почти все понимал.

Фил Тэйлор: 38 лет. В возрасте 27 лет попал в автомобильную катастрофу. Пережил клиническую смерть, после чего у него раскрылись сверхъестественные способности. Подробное описание способностей известно только жене и спецслужбам. Считается одним из самых сильных экстрасенсов в мире.

– Это Ваш дом? – поинтересовался Миша, когда на подносе не осталось ничего съедобного.

– Не совсем. Вообще–то, у меня – коттедж на берегу Средиземного моря. А у Фила – даже не знаю, – он посмотрел на Фила.

– У меня квартира в Лaндн, – произнес Фил с английским акцентом.

– Ну вот, – сказал Макс. – Квартира в Лондоне. И интересная работа ...

– Какая работа? – спросил Миша.

К своим собеседникам он относился с явным подозрением. Миша попытался восстановить картину событий. Он помнил только, что приехал домой на такси. Потом его кто–то схватил. Затолкал в машину. Все. Хотя нет. Еще ему снился странный сон. О чем? Он не помнил.

– Человечество всегда хотело знать будущее. А спецслужбы хотели его знать еще больше, чем человечество. В спецслужбах многих стран издавна существовали отделы, занимающиеся прогнозированием будущих событий.

– И в России – тоже? – «Опять спецслужбы», – подумал Миша.

– В России, точнее говоря в Советском Союзе, такой отдел был создан впервые в мире в 1982–м  году тогдашним шефом КГБ Юрием Андроповым. Он был основан на базе группы ученых из сверхсекретного НИИ информационных систем при Первом главном управлении КГБ. Эту группу возглавил «черный Володя» – директор института полковник Владимир Кравченко. Была поставлена задача –  предсказать действия американцев, их возможную атаку на СССР. Постепенно группа пришла к выводу, что информация – факт, определяемый целями его наблюдателя. Значит, нужно попытаться взглянуть на мир глазами противника. Разработка системы была закончена  во второй половине 1980–х. Ее назвали «Сплав». Свой первый экзамен она сдала в 1991–м году, когда предсказала начало операции США  против Ирака в Кувейте с точностью до двух часов.

– А что стало с этим отделом потом?

– После развала СССР НИИ информационных систем был распущен. Кравченко с некоторыми сотрудниками создали компанию «НИТКОН», которая даже помогла Ельцину выиграть выборы в 1996–м году, когда большинство в стране его ненавидело и презирало.

– Интересно. Значит, сегодня ФСБ будущее не предсказывает?

– Я этого не говорил. И не скажу... Лучше поговорим о нас. Лет двадцать назад был создан международный отдел, в который вошли ЦРУ, Моссад и МИ–6. Они объединили свои усилия.  Как ты, наверное, догадываешься, Фил представляет МИ–6. А я – Моссад. В нашей работе мы пытаемся использовать самые разнообразные методики, начиная с математических моделей, расшифровки Библии,  стихов Нострадамуса и кончая картами Таро. Мы даже прибегаем к помощи экстрасенсов. Причем, этот метод, как ни странно, в последнее время зарекомендовал себя как самый эффективный. Естественно, я говорю в процентном отношении, так как точно предсказать будущее невозможно.

– А что вы предсказываете?

– Да все подряд: развитие экономики, региональные и мировые конфликты, кто станет чемпионам мира по футболу и Мисс Вселенной. В основном, конечно,  выполняем правительственные заказы.

– Я где–то слышал такую мысль, что прогнозированием будущего обычно занимается элита. А поскольку эта элита имеет влияние на общество, то прогнозы сбываются, но не  потому, что они были правильно предсказаны, а потому, что элита сама формирует будущее, в соответствии со своими прогнозами. Я, например, убежден, что оглашение результатов предвыборных опросов напрямую влияет на результаты самих выборов.

– Не думаю, что это соответствует истине. Хотя, с другой стороны, доказано, что мысли масс влияют на нашу реальность. Если все будут думать и желать, чтобы какое–то событие произошло, то оно с большой вероятностью произойдет.

– С экстрасенсами не боитесь работать? По–моему, среди них каждый второй, если не каждый первый, шарлатан.

– Ты нас недооцениваешь, – улыбнулся Макс. – Естественно мы не будем слушать каждого встречного, гордо называющего себя экстрасенсом. Но такие люди действительно существуют. Мы их проверяем. Я сам присутствовал во время экспериментов и должен признаться, что  был поражен. То, что они умеют, можно смело назвать чудом. Но нужно понимать, что, используя определенную методику, многих людей можно обучить и развить  в них утонченное восприятие реальности, хотя для этого нужны определенные изначальные данные.

– Все же пока я сам не увижу, не поверю. А может быть, даже если увижу, не поверю, – признался Миша.

– Ну, этого от тебя и не требуется. Знаешь, в последнее время у нас происходит одна странная история. Пять очень сильных экстрасенсов, независимо друг от друга, указывают на тебя, как на объект, от которого зависит дальнейшее развитие человечества. Они не могут ничего точно объяснить, но все сходятся во мнении, что наше ближайшее будущее как-то зависит от тебя. Ну, хоть убей меня, не знаю, что они в тебе нашли. Мы за тобой понаблюдали немного. Ты не обижайся, работа у нас такая. Ничего сверхъестественного. Обычный молодой человек. Может у тебя кнопка есть, как в фильме у Электроника? Смотрел в детстве? «Ури, Ури, где у него кнопка?» Что скажешь?

– Не знаю. У меня такое чувство, что мне кто–то уже об этом говорил. Только не помню, кто и когда.

– О кнопке?

– Да нет. О том, что от меня что–то зависит.

– Да? Интересно. Может, это те мужики, которые тебя за угол утащили?

– Какие мужики?

– Мы за тобой установили наблюдение. Ты приехал домой из аэропорта. Вышел. И тут к тебе два мужика подскочили. Схватили тебя под руки. Потом один из них тебе что–то вколол из шприца. Посадили в машину и увезли. Мы за ними. Но они оказались профессионалами. Мы их потеряли в какой–то момент. Причем, Фил тоже потерял! А это уже – нонсенс.

– Почему?

– Потому что он не шарлатан, как ты выражаешься. При случае сам убедишься. Ему ничего не стоит человека почувствовать в любом конце моей бывшей необъятной родины. А тут вдруг потерял тебя! Ну, мы остановились. Думаем, что делать дальше. Сидели в машине около получаса. Решили, что вернемся на это место через несколько часов. Вернулись к вечеру. Вдруг смотрим – ты на скамейке спишь. Но тебя точно там не было до этого!

– Сколько времени я проспал?

– Около суток, наверное. Наш врач тебя осмотрел. Сказал, что все нормально. Что ты просто спишь. Добудиться не смогли. Наверное, они тебе снотворное вкололи. Большую дозу. Мы тебя сюда привезли. Здесь у нас – лаборатория.

– Какая лаборатория?

– С лучшим в мире оборудованием. Какая же еще? Давай с тобой так договоримся. Услуга за услугу. Скоро конец света. Не думаю, что ты как-то можешь на это дело повлиять. Но, как говорится, «доверяй, да проверяй». Мы тебя обязаны обследовать. Это займет всего один день. Потом тебе завяжут глаза и отвезут домой. Хорошо?

– Ничего хорошего.

– Ну, вот и отлично. Приходи в себя. Через час начнем. Фил будет ждать тебя в этой комнате, – Макс указал куда–то на стену. Только сейчас Миша обратил внимание на дверь, выкрашенную под цвет стен, практически незаметную.

Прошло около часа. Миша постучал. Фил распахнул дверь и сделал приглашающий жест. Миша осторожно вошел внутрь, озираясь по сторонам. Он искал какое–то суперсовременное оборудование, но его удивленному взору предстало овальное помещение, обитое внутри чем–то мягким.

Два широких кресла, одно напротив другого – весь интерьер комнаты. Миша вопросительно посмотрел на Фила. Усмехнувшись, тот сел в кресло, кивнул головой на кресло напротив. Миша сел,  ничего не понимая.

Фил расслабился, прикрыл глаза, и Миша почувствовал, как его тело становится невесомым, а к горлу подкатывает тошнота. Хотел приподняться, но не было сил даже пошевелить рукой. В голове что–то защелкало. Миша отключился.

Через какое–то время он пришел в себя, но не смог открыть глаза. Веки, словно налились свинцом.

– Ничего выдающегося, – донесся издалека голос Фила – Способности выше среднего, баловался наркотиками, потом взялся за ум. Но есть интересное пересечение двух временных измерений и после него появилась информация, которую я не смог расшифровать. Разные исторические эпизоды, индейцы. Может быть, это – какой–то наркотический опыт.

– Какие еще индейцы? – насторожился Макс

– Племя какое–то, лаку…, нет, лакота, вроде. Но от него явно исходит сигнал высокого уровня важности.

– Ну, вот что. Парня отпустим, но из виду выпускать не будем. То, что тебе показалось мусором, может оказаться решающим фактором.  Буди пациента, пора прощаться.

Обследование показало – здоров. Вскрытия не потребовалось. На следующий день Миша был дома. Еще неделю отходил от случившегося.

Глава 32. Закон вечного наслаждения

67 дней до Конца Света – 15 октября 2012

Россия. Первый канал телевидения

Земной шар разделился на бесконечное множество частей, разлетевшихся по всему экрану. Каждая частица постепенно превратилась в человечка. В какой–то момент весь экран заполнили человечки, которые соединились в замысловатую фигуру, символизирующую новый мир. Нескольких метаморфоз, и фигура превратилась в название передачи: «Новый мир». Миллионы россиян каждый день ждали эту знакомую и полюбившуюся всем заставку.

– «Мы наш, мы новый мир построим…», – пропел телеведущий и засмеялся.

– Я рада, что у тебя хорошее настроение, Максим. Добрый день, друзья! Сегодня мы поговорим об очередном законе нового мира.  Все мы очень скоро переедем в этот мир.

– Это будет самый легкий переезд в моей жизни. Знаешь, Наташа, я раньше без паники даже думать не мог о переезде из квартиры в квартиру. Все эти сборы, коробки, веревки, упаковка вещей. Страшно вспомнить.

– Да, Максим. Оказалось, что переехать на ПМЖ в другой мир намного проще, чем переехать из одного района Москвы в другой. Достаточно нажать на кнопку.

– И все это благодаря ученым, проделавшим огромную работу. Спроектировать новый мир, скажу тебе, дело не простое. А вот тебе самой когда-нибудь хотелось создать новый мир, Наташа?

– Конечно.

– И как ты его себе представляла? Наверное, мечта женщины – мир в виде одного большого магазина?

– Ты недооцениваешь женскую фантазию, – Наташа улыбнулась. – Магазинов у нас и так хватает. Давай лучше поговорим о новом мире и его законах. Напомню нашим телезрителям, что в каждой передаче мы рассказываем об одном из законов нового мира. И сегодня мы поговорим о «Законе наслаждения». Ученые установили все недостатки нашего мира и устранили их в спроектированной ими модели. По их мнению, главный недостаток нашего мира – невозможность постоянного наполнения. Сегодня с нами в студии – профессор с мировым именем, специализирующийся в области нейробиологии, Константин Валерьевич Симонов. Здравствуйте, Константин Валерьевич.

– Здравствуйте, Наташа. Здравствуйте, Максим и уважаемые телезрители, – поприветствовал Константин Валерьевич, средних лет мужчина с обвисшими щеками, придававшими ему смешной вид бульдога.

– Константин Валерьевич, мой первый вопрос: «Что такое нейробиология?»

– Нейробиология занимается всем, что связано с нервной системой. Эта наука изучает устройство, функционирование, развитие, генетику, биохимию, физиологию и патологию нервной системы. В последнее время нейробиология все сильнее проникает в область психологии, изучения поведения, поэтому сегодня часто используется альтернативное название «нейронаука».

– Тема нашей передачи – «Наслаждение»…

– Давайте посмотрим на себя со стороны. Возьмем простой пример с едой. Максим, когда Вы в последний раз были в ресторане?

– В воскресенье был. Стэйк, пиво. Все, как полагается. Только у меня одна проблема – я никогда не могу доесть то, что заказываю. Сначала посмотришь – блюда такие аппетитные, хочется все попробовать! Потом начинаешь есть и… через пару минут понимаешь, что ничего тебе уже не хочется.

– Да, так и происходит. В нас возникает желание, которое мы хотим наполнить. Но как только мы начинаем это желание наполнять, оно уменьшается, и в конце концов пропадает. Вы голодны. Вам кажется, что вы готовы съесть стеэйки, закуски, выпить море пива, и еще на десерт – торт и мороженое. Но с каждым кусочком стэйка, попавшим  в рот, ваш голод, а с ним и желание пропадает. Я не случайно привел пример с едой. Он наглядно показывает работу наших желаний.

– Я давно обратила на это внимание. Все мы – рабы наших желаний, а наполнить себя не в состоянии. У меня появляется желание. После этого я могу потратить несколько лет, чтобы его удовлетворить. А вместо того, чтобы чувствовать удовлетворение, я остаюсь опустошенной. Начальное желание пропадает, на его место приходят десять новых, и гонка продолжается. Так проходит наша жизнь, в конце которой мы остаемся ни с чем.

– Вы правы, Наташа. Многие люди обращают на это внимание. Есть и научные доказательства этому феномену. Я много лет занимался исследованием наслаждения. Существуют такие биологически активные химические вещества, называемые нейромедиаторы или нейротрансмиттеры, посредством которых осуществляется передача электрического импульса между двумя нервными клетками. В 50–е годы был открыт один из таких нейромедиаторов, называемый «дофамин». Все наши удовольствия, независимо от причины их происхождения, сопровождаются выбросом дофамина. Установлено, что именно это вещество приводит к наслаждению. Таким образом, наслаждение можно измерять количеством выработанного дофамина. Цель существования биологической сущности – максимальная генерация дофамина. Дофамин определяет способность наслаждаться жизнью. Его длительный дефицит приводит к негативным ощущениям.

Но вот что интересно – дофамин максимально выделяется в предвкушении чего–либо и после достижения цели, а затем начинает разлагаться, и наслаждение постепенно уменьшается, пока вообще ни пропадает.

– Константин Валерьевич, конкретные примеры можете привести?

– Наркотики. Все вещества, вызывающие наркотическую зависимость, изменяют содержание дофамина в головном мозге. Кокаин, например, задерживает разложение дофамина после его работы и таким образом чувство наслаждения увеличивается.

– А любовь? Говорят, что любовь – это наркотик.

– Антрополог университета Ратджерса Хелен Фишер пришла к выводу, что именно дофамин вызывает бессонницу, прилив эмоций, потерю аппетита во время страстной влюбленности. Ученые считают, что, именно по причинам биохимического характера, страстная любовь не вечна. Активность дофамина со временем снижается. По статистике, большинство разводов приходится на первые 2–3 года совместной жизни.

– Значит, кокаин поможет нам сохранить семью, – пошутил Максим.

– Наркотики уничтожают клетки и даже функции головного мозга. Наркоман испытывает большие трудности с получением наслаждения, так как его система, выделяющая дофамин, разрушается. Так что, – не советую. Ищите другие способы сохранения семьи.

– Хорошо. Мы поняли, как работает наша система наслаждения. Точнее говоря, как плохо она работает. В нашем мире, мы просто не можем пребывать в состоянии наслаждения все время, а только лишь на очень короткие периоды или мгновения, ради которых мы должны страдать. Как решили эту проблему ученые в новом, спроектированном ими мире?

– Во-первых, ученые обратили внимание на один очень интересный пример именно в нашем мире. Мать и ребенок. Это, если так можно выразиться, замкнутая система, в которой наслаждение матери зависит от наслаждения ее ребенка. Она постоянно думает о нем и живет не своими, а его желаниями. Она получает наслаждение именно потому, что наполняет его, а не себя. Это – естественный процесс, природа человека так устроена. Получается, что мать таким образом расширяет свое «я». Но к чужому ребенку она ничего подобного не испытывает. В новом мире каждый человек будет чувствовать желания других. Это будет для него естественным состоянием, его природой. И таким образом, наполняя желания других, он будет наполнять себя, и наполнение это будет бесконечным. Он расширяет свой орган получения до максимума, до бесконечности. Следовательно, наслаждение будет максимальным и постоянным.

– Наташа, как жалко, что переход состоится через несколько месяцев, а не завтра. Мне просто не терпится получить вечное наслаждение.

– Почему завтра, Максим. Я не откажусь от вечного наслаждения прямо сейчас…

 

Глава 33. Пластиковый Париж

52 дней до Конца Света – 30 октября 2012

Москва

– Алло, Михаил. Доброе утро.

– Доброе, коль не шутите.

– Марина Рябинкина. Ток–шоу «Здравствуйте, я – ваше Эго». Вы знакомы с нашей телепередачей?

– Видел несколько раз. Было дело.

– На всякий случай напомню, о чем идет речь в нашем ток–шоу. Все мы уже осознали, что не можем наполнить свои постоянно растущие желания. Герои передачи рассказывают об интересных ситуациях, произошедших с ними в жизни, и подтверждающих мое первоначальное утверждение. Как известно, этот недостаток будет устранен в новом мире.

– Вы хотите предложить мне стать героем вашей передачи?

– Да. Мы звоним случайным людям и предлагаем принять участие в ток–шоу. Если у Вас есть желание …

– Которое я не могу наполнить? – пошутил Миша.

– Желание принять участие в передаче, – девушке было не до шуток. По-видимому, Миша был далеко не первый шутник за сегодня. – и Вам есть, что рассказать, буду рада пригласить Вас на кастинг.

Миша на секунду задумался.

– Хорошо. Я приду.

Студия была оформлена довольно просто. Сцена. Несколько больших красных кресел, на которых располагались герои передачи. С двух сторон от сцены в несколько рядов сидели зрители. Фоном служила огромная картина с множеством самолетов, машин, красивых женщин, бутылок пива и кока-колы. Когда на сцену выходил новый участник, к его креслу быстро подносили небольшой стульчик для ведущей – молодой элегантно одетой девушки. Она присаживалась рядом и начинала вести беседу.

– Давайте поприветствуем Михаила Лунина из Москвы.

Зал зааплодировал. Миша вышел на сцену и занял свое кресло.

– Здравствуйте, Михаил. Расскажите немного о себе. Чем вы занимаетесь? Или, скажем так, занимались до известия о конце света. В последние полгода все могло измениться.

– Когда–то я был программистом. Потом открыл свою компьютерную фирму.

– Говорят, программиста ничего не интересует, кроме компьютеров. Это правда?

– Из каждого правила есть исключения, – улыбнулся Миша. – Еще говорят, что отпуск удался, если ты забыл пароль доступа в свой компьютер.

– Я Вас поняла. Ну, хорошо, Михаил. Если не компьютеры, то что? Вы любите путешествовать, например?

– Да. Хотя перелеты ненавижу.

– На машине далеко не уедешь. Во многих странах бывали?

– Вы знаете, я недавно нашел в Интернете сайт путешественника. На одной из страниц был изображен такой большой синий глобус. Нужно было выбирать из списка страны, в которых когда–либо бывал, и они  закрашивались в красный цвет. Я начал отмечать страны, в которых путешествовал или просто бывал по работе. Мой глобус стал постепенно краснеть, и минут через десять синего цвета на экране осталось меньше, чем  красного.

– Вы объездили полмира.

– Больше. В какой–то момент я подумал: «вроде бы, все», и попытался припомнить подробности каких–то своих давних поездок.

– Что вам вспомнилось, Михаил?

– Честно говоря,  в голове был полный винегрет.

– Думаю, многие бы не отказались от такого винегрета. Интересно, из каких ингредиентов он состоял?

– Все, что угодно! США, Англия, Германия, Италия, Испания, Египет и даже мечта всех моих знакомых девушек – Гавайские острова. Тогда я пошел на кухню и сварил себе кофе. После нескольких глотков, почти как в рекламном ролике, на меня нахлынули воспоминания. Париж…

– О, это уже становится интересней! Расскажите нам о Париже.

– У Михаила Веллера есть замечательный рассказ. Называется «Хочу в Париж». Там рассказывается о советском человеке. Он всю сознательную жизнь мечтал о Париже. Самостоятельно выучил французский язык. Знал расположение улиц, названия станций метро, экспозицию Лувра. И вот повезло:  он – обладатель заветной путевки! На старости лет. И что оказалось? Париж – фикция, там все пластиковое, ненастоящее. Но об этом чуть позже. Я ездил  в Париж со своей девушкой лет 15 назад. Звали ее Катя. Для нас это была первая поездка заграницу.

– Почему именно Париж?

– Выбор страны у нас сомнений и разногласий не вызывал – Франция. Париж с его историей, атмосферой,  с французами, наконец. Романтический центр  вселенной! Мы долго готовились к поездке, читали путеводители, обсуждали, куда мы пойдем, даже изучили историю Франции. Потом сборы и предвкушение чего–то нового, необычного, никогда не испытываемые ранее впечатления.

– И вот вы в Париже …

– Да. Долгожданный Париж! Сейчас я увижу его своими глазами, услышу, почувствую его запах, дотронусь до него! Я вышел из самолета, и порыв свежего ветра ударил  мне в лицо. Прошел  сквозь меня. Затронул какие–то глубинные струны. Они заиграли внутри, выводя на поверхность и впервые отчетливо проясняя  так хорошо знакомое мне сегодня чувство. Возбуждение, азарт и в то же время – ощущение опустошенности и страха, страха упустить что–то, не впитать в себя, не поглотить все, что встречается, подворачивается на пути. Такое ненавистное, но вдыхающее жизнь. Словно охотник, который боится  вернуться домой с пустыми руками. Все удовольствия Парижа я обязан увезти с собой!

– Вы очень красиво описали свои чувства. Даже не хочется ничего добавлять, чтобы не испортить. Но все же… Можно ли сказать, что вы впервые осознали, что все время безрезультатно гонитесь за наслаждениями?

– Мы вставали рано утром, а поздно вечером с трудом доползали до кровати. Первым делом, как люди, получившие классическое советское воспитание, мы набросились на музеи, посещали по два – три музея каждый день – Лувр, д`Орсе, Пикассо, Родена, Армии, Искусств и Культуры им Ж. Помпиду,  Дом-музей Виктора Гюго. А в придачу к музеям еще были рестораны, выставки, прогулки по Сене на речном трамвайчике, Елисейские поля, Нотр-Дам, Латинский квартал, Монмантр, и, конечно, Эйфелева башня.

– Такой темп не каждый выдержит.

– Охотник все выдержит! Первый раз в Париже мы поссорились с Катей где–то на третий день. Во время нашей очередной пробежки по оси Лувр–Риволи–Елисейские поля  Катя вдруг решила посидеть на скамейке и отдохнуть. «Но мы же еще должны попасть в музей Родена сегодня! Он рано закрывается. Пойдем!» – заявил я ей. – «Я устала, посижу минут двадцать, и пойдем дальше» – «Двадцать минут? Да знаешь, сколько интересного можно увидеть в Париже за двадцать минут! Ты что сюда приехала сидеть на скамейке?!» Внутри меня все кипело, хотя, если честно, и у меня уже ноги подкашивались.

– Как развивались события дальше?

– На пятый день мы обнаружили себя сидящими  в центре Лувра через десять минут пребывания в нем не в силах подняться. Вокруг нас вращались многочисленные экспонаты и сотни посетителей. Доползли до Джоконды. Взглянули. И все. Ощущение, испытанное мной на трапе самолета, с каждым днем все больше и больше трансформировалось в раздражение и усталость.

На последний день у нас была намечена поездка в Версаль. Мы долго любовались найденными в Интернете фотографиями садов и парков и спорили, что красивее, Петродворец  или Версаль. Я, конечно, как бывший ленинградец, утверждал, что Петродворец. Будильник прозвенел в 6.15 утра, но был мной проигнорирован. «Ты еще не встал? Миш, собирайся, мы же ничего не успеем!», – сказала мне Катя. – «Я никуда не еду», – произнес я, неожиданно для самого себя. Пауза. «Ты что совсем с ума сошел?!» Мне показалось, что я действительно сошел с ума.

– Вы так и не поехали в Версаль?

 – «Я  никуда не еду» – повторил я и отвернулся к стене. К горлу подступили слезы. Через минуту стук хлопнувшей двери заставил меня вздрогнуть. «Обиделась. Что я делаю?» Первым моим порывом было догнать Катю, но гордость постепенно перехватывала инициативу и  записала  на свой счет очередную победу. Весь день я провалялся в постели. Было тошно, я злился на  себя и на Катю, потом мне стало себя жалко. Я не понимал, что со мной происходит. До возвращения в Россию мы не разговаривали.

– Кто первым заговорил? Или вы до сих пор не разговариваете?

– Разговариваем, конечно. В аэропорту в Москве я первым не выдержал. Попросил прощения.

– Катя отнеслась с понимаем к Вашему поступку?

– Она сказала что–то вроде: «Ты сам себя наказал. Не знаю, что на тебя нашло» И принялась рассказывать мне о своей поездке в Версаль. Я слушал ее и думал: «Какой я все-таки идиот, быть в Париже и не увидеть Версаля! Нужно  будет обязательно туда вернуться еще раз». Это смешно. Понятно, что во второй раз ничего не изменилось. Но иначе мы не можем. Знаете, недавно я смотрел фильм о животных. Оказывается, что удав гипнотизирует свою добычу. Кролик, ставший его жертвой сам идет в пасть удава. Это напомнило мне нас самих.

– Спасибо за интересный рассказ, Михаил. Эта страшная дуальность. Желание вобрать в себя наслаждение и подсознательное понимание, что это невозможно. И страх, заставляющий все время искать новое наполнение и растрачивать себя по мелочам, чтобы иметь хоть какое–то ощущение течения жизни. Но сегодня мы понимаем причину. И новый мир принесет нам постоянное наполнение.

 Глава 34.  АнтиТВВисты

1 день до Конца Света – 20 декабря 2012

Москва

Миша посмотрел на часы. Они проговорили с Сюзан три часа.

– Нам нужно прощаться, – как будто прочитав его мысли, грустно сказала Сюзан. – Еще столько работы до завтра. Мне доверили руководить запуском всей системы. Представляешь?!

– Здорово.

– Не слышу энтузиазма в твоем голосе.

– Извини. Ты же знаешь, как я отношусь к этому переходу в другое измерение.

– Знаю. Но ты сделал все, что мог.

– Мухин так и не позвонил. Документов об академике Вавилове из архива у меня нет.

– Не переживай. Это от тебя не зависело.

– Я еще не получил ТВВ. Сейчас пойду на пункт раздачи.

– Давай! А то не хватит, – пошутила Сюзан.

– Только ради тебя.

– Очень хочется тебя встретить в новом мире.

– Мы должны сейчас договориться о встрече! Но узнаем ли мы друг друга? Как мы будем выглядеть там?

– Нас разделяет большое расстояние, но я этого совсем не чувствую. И думаю, что даже если нас разделит другой мир, это не станет помехой. Ведь мы связаны внутренней связью. Это – главное! В новом мире ты будешь чувствовать всех людей как часть себя. Мы обязательно узнаем друг друга! Почувствуем! Я тебя люблю.

– Я тебя – тоже. Никогда не испытывал ничего подобного…

Пункты раздачи ТВВ были разбросаны по всему городу. Миша давно наметил для себя такой пункт – кинотеатр «Россия», но что–то не давало ему приблизиться к этому месту до последнего момента. Сейчас, под воздействием слов Сюзан, он решил съездить на Пушкинскую площадь. Одно единственное обстоятельство заставляло его перейти в новый мир – он не хотел терять Сюзан.

Миша вышел на улицу. Сел в машину. Быстро доехал по полупустой Тверской до Пушкинской площади. Пробок не было. Длинная очередь выстроилась змейкой, заполнив почти все пространство у входа в кинотеатр. Долго пытался понять, где находится хвост. Встал в очередь.

Вдруг Миша услышал сзади себя оглушительную барабанную дробь. Он обернулся. Его взгляду предстала толпа людей, движущаяся по направлению к памятнику Пушкину. Они стекались со всех окрестных улиц, перекрыв движение, и соединялись на площади вокруг памятника. С другой стороны стали подтягиваться силы ОМОНа. Они быстро сгруппировались по стандартной схеме. Форма квадрата. Лидер отряда в центре. Со всех сторон лидер защищен внешними звеньями по десять человек. В центре квадрата – бригада ареста. Поняв, что толпа движется с одной стороны, внешние звенья немедленно повернулись в ее направлении, формируя фронт. Внутри под прикрытием происходила быстрая перегруппировка.

– Что это? – испуганно спросил кто–то в очереди.

– ОМОН.

– Да не это, а это, – мужчина в длинном черном пальто указал в сторону демонстрантов. – ОМОН, он и в Африке ОМОН.

– АнтиТВВисты. Вы что, новости не слушаете? Они устраивают демонстрации рядом с пунктами раздачи ТВВ. Пытаются помешать переходу в новый мир.

– Если я из-за них не успею получить ТВВ, не знаю, что я сделаю!

– Я знаю. Будешь сидеть с этими идотами антиТВВистами без электричества, затопленный вторым всемирным потопом, – предупредил парень в спортивном костюме. – Последний день не дают спокойно прожить, сволочи. Ни себе, ни людям!

– И зачем я тянула до последнего, – негодовала женщина с ребенком. – Говорили мне соседи: «Сходи заранее. Чтобы без паники. Все – не как у людей!»

– Да их стрелять надо! Результат для них тот же самый. Что сегодня погибать, что завтра!

– С такими мыслями вы в новый мир собрались?! Там же только любовь, внутренняя связь между людьми!

– Так это там. А мы пока еще здесь. У нас другие законы – джунглей. Но, если честно, – любви давно хочется.

Тем временем демонстранты притащили деревянную смонтированную сцену. Омоновцы, вооруженные дубинками, под прикрытием защитных щитов выстроились, перекрыв пространство между площадью и кинотеатром «Россия».

На сцену залезло несколько человек. Один из них держал в руке рупор. Остальные – транспаранты с лозунгами: «ТВВ – шаг в рабство ученых!» «ТВВ – опасно для жизни», «Конец света – bred siff cable». Барабанная дробь прекратилась. Мужчина с рупором выдвинулся на край сцены. Шел снег. Через несколько минут его длинные  волосы стали белыми. Это придало ему мистический вид.

– Друзья! Мы здесь, чтобы помочь вам. Прислушайтесь к нашим словам. Мы говорим только правду. Правду, идущую от сердца. О скольких концах света мы уже слышали на своем веку?! На нас зарабатывают деньги. Понимаете?! Голливудские фильмы, книги, телепередачи. Люди все готовы проглотить, чтобы хоть как-то развлечь себя. Не там вы ищите!

– Это че, мессия? – спросил вышедший на улицу заведующий пунктом раздачи. – Почему ОМОН стоит? Разогнать их, и все! Мы продолжаем, не волнуйтесь, – обратился он к очереди. – Спокойно подходим, получаем ТВВ. Все под контролем, – успокоил он народ.

– Я бывший наркоман, – продолжал оратор. – Я в тюрьме сидел за продажу наркотиков. Столько душ сгубил.

«Князь! Это же Князь!» – узнал Миша.

Его первой мыслью было рвануть туда, через заслон ОМОНа, но он заставил себя остаться на месте. И не зря. В следующую минуту ОМОН начал наступление. Переднее звено агрессивно толкало толпу вперёд. Особо буйных и неповинующихся затаскивали внутрь, где бригада ареста хватала и разбиралась с ними своими методами.

– Они делают из нас наркоманов. Ученые предлагают нам наркотик. В красивой упаковке. Бесплатно раздают. Новый мир. Ха! Вколи героин или проглоти ЛСД и будет тебе новый мир. Мир иллюзий! Обман! У нас один мир! Вот он – тут. Потрогайте его, – он сгреб в руку снег с волос. ОМОН приближался к сцене. – Не верьте им!

Князь понял, что не успеет договорить. В программе у демонстрантов остался еще один номер, который они обязаны были исполнить. Без этого не обходилось ни одно мероприятие. К сцене поднесли и накидали в кучу десятки разноцветных шлемов из упаковок ТВВ. Несколько человек начали разбивать хрупкие шлемы ломами и топорами с длинной рукояткой. ОМОН был совсем близко. Сцену, заваленную обломками шлемов, проводами и микросхемами, облили бензином и подожгли. Через несколько минут она рухнула.

Миша заметил, как омоновцы затаскивают Князя внутрь. Кто–то ударил его дубинкой по лицу. Он упал. Его подняли и потащили в машину. Омоновцы с Князем прошли мимо Миши.

– Князь! Это я, Миша Лунин! Помнишь?

Князь повернулся. Из разбитой губы текла кровь.

– Лунин, не повторяй ошибок прошлого! Один раз ты уже чуть не стал наркоманом…

 

Глава 35. Неизвестные факты дела Вавилова

1 день до Конца Света – 20 декабря 2012

Москва

– Алло, Михаил? Это – Мухин.

– Привет, Мухин. Знаешь, какое сегодня число?

– 20–е. Даже месяц знаю – декабрь.

– Так почему Мухин, а не Черепашкин? – терять было нечего.

– Слушай. Если ты меня сейчас разозлишь, я стану Львовым, и тогда не видать тебе академика Вавилова до скончания веков. Это, кстати, еще актуально?

– Да, – Миша уже давно не надеялся получить какую–либо информацию о Николае Ивановиче Вавилове. – Конечно! Мухин, ты просто молодец! Надеюсь, ты не перепутал его с младшим братом – Сергеем Ивановичем.

– Обижаешь, Лунин. Мы все-таки аналитический отдел ФСБ, а не какая-нибудь шарашкина контора.

– Тогда прими от меня благодарность с занесением в личное дело.

– Болтун ты, Лунин. Тебе в архив нужно срочно поехать. Документы вчера пришли. Они, как оказалось, в Питере хранились. Я уговорил архивариуса подойти. Он сможет уделить тебе полчаса. Так что давай. На Лубянку. Покажешь паспорт, тебя пропустят. Понял?

– Понял.

– До встречи в новом мире. Надеюсь, что спецслужб там не будет. Надоело мне.

Через полчаса Миша был на Лубянке. Показал паспорт.

– Третий этаж. Комната 35, – сообщил дежурный. – Вас там ждет архивариус.

Еще через 5 минут Миша вошел в 35-ю комнату.

– Можно?

– Михаил Лунин? – поинтересовался сутулый мужчина в вязаном свитере. На кончике его носа висели очки с толстыми линзами. Вся комната была завалена папками. Они были везде – на полу, на полках, на столе и даже на единственном компьютере.

– Да.

– Меня зовут Леонид Аркадьевич.

– Очень приятно.

– Не знаю, что тут приятного? Вытащили меня сюда за день до конца света, – он обиженно посмотрел в потолок. – Полчаса.

– Хорошо. Большое вам спасибо, Леонид Аркадьевич. Извините за беспокойство.

Леонид Аркадьевич Корсунский: 57 лет. Имеет склонность к коллекционированию. Значки, марки, календарики – в детстве. Монеты – в юности. Антиквариат – в зрелом возрасте. Не любит людей.

– Вы заказывали документы по Вавилову Николаю Ивановичу.

– Да. Меня интересует все, что связано с причиной его ареста.

– История для тех времен довольно типичная. В 1940 было сфабриковано обвинение. Вавилова арестовали. В следующем, 1941 году его приговорили к расстрелу. Затем смягчили приговор, заменив его 20–летним сроком заключения. Через два года после этого он умер в тюрьме от истощения. А в 1955 году был посмертно реабилитирован.

– Он кому–то мешал?

– Скорее всего, его погубило противостояние с Лысенко. Поначалу Вавилов, будучи уже академиком и известным не только в Советском Союзе ученым, поддержал работы молодого агронома из Одессы Трофима Лысенко. Вот стенограмма выступления Вавилова на VI Международном генетическом конгрессе в США в 1932 году. – Леонид Аркадьевич показал документ.

«Замечательное открытие, недавно сделанное Т. Д. Лысенко в Одессе, открывает новые громадные возможности для селекционеров и генетиков… Это открытие позволяет нам использовать в нашем климате тропические и субтропические разновидности»

В 1936 году отношение Вавилова к Лысенко резко изменилось. Это было вызвано тем, что Лысенко возглавил деятельность по разгрому советской генетики, начав с заявления об отрицании законов Менделя и возможности их практического использования в селекционной работе. Если раньше Вавилов говорил о  нем «осторожный исследователь, талантливейший, его эксперименты безукоризненны», то, например, в 1940 году он написал  наркому земледелия письмо, высказав совершенно противоположное мнение. – Леонид Аркадьевич достал из папки письмо.

«Высокое административное положение Т. Д. Лысенко, его нетерпимость, малая культурность приводят к своеобразному внедрению его, для подавляющего большинства знающих эту область, весьма сомнительных идей, близких к уже изжитым наукой (ламаркизм). Пользуясь своим положением, т. Лысенко фактически начал расправу со своими идейными противниками»

– И тогда Лысенко решил расправиться с самим Вавиловым? – спросил Миша.

– Фабрикация его дела была начата еще раньше, в 1931 году. Это – отдельная история. В СССР проводилась широкая кампания по борьбе с остатками внутрипартийной оппозиции, так называемыми «правыми уклонистами». НКВД собирал доносы на Вавилова. Вот сопроводительное письмо НКВД, составленное заместителем Председателя ОГПУ Г. Е. Прокофьевым и отправленное самому Сталину:

«Двурушничество и умелое скрывание убеждений и взглядов являются основными маскирующими средствами контр-революционной работы Вавилова. Так, например, Вавилов в феврале м-це 1932 года рекомендовал специалисту Шимановичу «заняться общественной работой слегка, для видимости окружающих», говоря  – «надо учитывать создавшееся положение, приспособляться, а своих взглядов и убеждений не высказывать».

 Лысенко, естественно, добавил много материалов в дело. Вот, например, докладная записка, написанная ближайшим сторонником Лысенко Исааком Презентом на имя председателя Совнаркома СССР В. М. Молотова.

«Хору капиталистических шавок от генетики в последнее время начали подпевать и наши отечественные морганисты. Вавилов в ряде публичных выступлений заявляет, что «мы пойдём на костёр», изображая дело так, будто бы в нашей стране возрождены времена Галилея. Поведение Вавилова и его группы приобретает в последнее время совершенно нетерпимый характер. Вавилов и вавиловцы окончательно распоясались, и нельзя не сделать вывод, что они постараются использовать международный генетический конгресс для укрепления своих позиций и положения… В настоящее время подготовка к участию в конгрессе находится целиком в руках Вавилова, и это далее никоим образом нельзя терпеть. Если судить по той агрессивности, с которой выступают Вавилов и его единомышленники, то не исключена возможность своеобразной политической демонстрации «в защиту науки» против её «притеснения» в Советской стране. Конгресс может стать средством борьбы против поворота нашей советской науки к практике, к нуждам социалистического производства, средством борьбы против передовой науки»

– Леонид Аркадьевич, я думаю, хватит нам этих документов и записок. Все уже и так ясно. Обычная история времен сталинских репрессий. У меня только один вопрос. Как вы думаете, могло ли быть причиной ареста Вавилова какое–то его открытие? Что–то, что хотела скрыть советская власть?

– Великолепно! Я ждал этого вопроса! И не сомневался, что вы пришли именно за этой информацией! То, о чем мы говорили до сих пор – факты более и менее известные. Но есть тут некая тайна. Лысенко был лишь прикрытием. Существует более глубокая причина произошедшего с академиком. Лысенко в этой игре стал марионеткой в руках самого Сталина.

– Это уже интересней. – Миша нетерпеливо забарабанил пальцами по столу. – Вы хотите сказать, что дело Вавилова контролировал сам Сталин?

– Да. Сталин и Берия. Считается, что Вавилов в основном занимался генетикой растений, но мало кто знает, что главным делом своей жизни он считал исследование человеческой природы и генетики человека. Все эти работы были изъяты Сталиным.

– Что это за работы?

– Это работы о свободе выбора человека. Причем, идеи Вавилов черпал у некоего Бааль Сулама, жившего в Польше. Бааль Сулам говорил по-русски. Они встречались несколько раз. Сначала в Лондоне. Там они познакомились. Потом Вавилов приезжал к Бааль Суламу в Варшаву. В нашем архиве хранятся несколько писем из их переписки. Бааль Сулам не был ученым и непонятно, как он пришел к своим выводам относительно природы человека, но современная наука их полностью подтверждает. Он намного опередил свое время.

– Я могу ознакомиться с работами академика Вавилова?

– Работы бесследно исчезли. В этой папке есть краткие записи и пометки, сделанные ученым. Дело в том, что коммунисты во главе со Сталиным считали, что человека можно изменить, применяя силу и угрозы. Но это идет напрямую в разрез с выводами Вавилова.

– Откуда Вы это знаете?

– Берия приезжал к Вавилову после его ареста. Именно он назначил приговор – расстрел, а после разговора, смягчил наказание на 20 лет заключения. Сохранилась стенограмма их разговора. Я сделал для Вас копию. Вот. Почитайте. А мне пора, – Леонид Аркадьевич протянул Мише конверт.

Миша вышел на улицу. Достал из конверта несколько листов стенограммы и начал читать…

 

Глава 36. Сталин, Берия, Вавилов

19 сентября, 1938 год

Москва

Сталин закурил трубку. Перед ним, на столе скромного кабинета лежала толстая папка. Заголовок – «Вавилов Николай Иванович. Генетика». Секретный гриф. Сталин о чем–то думал. «Позовите ко мне товарища Берия», – медленно произнес он.

– Я только что ознакомился с делом академика Вавилова, – произнес Сталин с акцентом, внушающим ужас даже Берии. – А Вам, Лаврентий Павлович, известно что-нибудь о его работах?

– Да, товарищ Сталин, – ответил Берия, так и не осмелившись сесть в присутствии вождя.

– И что Вы об этом думаете?

 – Я могу сказать правду?

– Правду, – Сталин выпустил изо рта облако дыма. – А разве до сих пор Вы обманывали меня? – вождь засмеялся.

– Я считаю верной его научную концепцию. Но ввиду сложившихся обстоятельств, мы не можем ее использовать. Многие граждане Советского Союза еще не осознали всей пагубности капитализма и выгоды советского режима. Единственное решение в данной ситуации – использование силы. И поощрение тех, кто эту силу будет применять, то есть сотрудников НКВД и партийных работников. Иначе наше государство будет развалено враждебными элементами. Мы идем правильным путем, товарищ Сталин.

– Я хочу, чтобы Вы лично проконтролировали это дело. Идеи Вавилова становятся опасными для будущего советских граждан. Его нужно срочно изолировать. Изъять все его работы. Оставьте только то, что связано с растениями. Из растений нам все равно не удастся сделать коммунистов. Пусть его имя в истории будет связано именно с генетикой растений. Действовать нужно осторожно. Вавилов хорошо известен за рубежом. Что думаете?

– Думаю использовать в этом деле товарища Лысенко, который с недавнего времени ненавидит Вавилова. Они – идейные противники. Лысенко с радостью поможет устранить своего соперника.  Сказывается тяжелое детство. Он нетерпим к своим идейным противникам.

– Хорошо. Это – верный подход.

7 ноября, 1941 год

Саратов. Тюрьма № 1

Дверь в полутемную камеру–одиночку открылась. Измученный человек, лежащий на кровати, попытался привстать. Он повернул голову в сторону вошедших, и, кажется, узнал одного из них. Улыбка на мгновение осветила его усталое лицо.

– Товарищ Берия? – тихо произнес он.

Берия помог ему подняться и сел рядом.

– Вот, – он протянул Вавилову пакет с едой. Потом подкрепитесь. У Вас жалкий вид.

– Спасибо, товарищ Берия, – Вавилов хотел сказать еще что–то.  Вместо этого, на глазах появились слезы.

– Николай Иванович, до меня дошли слухи, что Вы разработали какую–то научную концепцию о воздействии на человека внешних факторов и его свободе выбора.

– Да, товарищ Берия. Это очень важно, – Вавилов взял себя в руки. Я рад, что Вы узнали о моем положении и приехали.

Берия незаметно усмехнулся.

– В чем заключается Ваша теория?

– Это не теория. Это практика. Все, что я Вам расскажу, имеет практическое научное подтверждение. Я хочу, чтобы Вы отстранились от предвзятых взглядов о генетике как о лженауке. Товарищ Лысенко пытается представить ее в таком виде. И для меня не секрет, что именно из-за его дилетантских взглядов я нахожусь здесь.

– Я внимательно Вас слушаю, товарищ Вавилов. У меня мало времени.

– Существует несколько составляющих, которые создают и определяют человеческую личность.

Первая и главная  –  наследственность, или гены. Я назвал ее «основой». Как известно, в мозге человека есть особая область, ответственная за наследственность, называемая «продолговатый мозг», или подсознание. В генах человека заложены неизменные исходные данные.

Приведу пример с пшеницей. Тема растительного мира мне наиболее близка. Посеянная пшеница пригодна для появления нового семени только после того, как сгнила и потеряла предыдущую форму. В капле семени, из которой рождается человек, происходит то же самое – в ней нет больше ничего от формы родителей, кроме генов. Знания, которые были у родителей, в детях становятся предрасположенностью. Они называются инстинктами или привычками.

Замечу, что у человека, естественно, нет свободы выбора в наследственности. Он не выбирает формирующиеся и проявляющиеся в нем наклонности. Например, недоверчивость, склонность удовлетвориться материальной жизнью или стремление к знаниям, жадность, покладистость, дерзость или стеснительность. Все эти проявления в людях являются не их собственным приобретением, а лишь простым наследством, доставшимся от родителей.

– Значит, если отец был противником советской власти, то и сын будет?

– Нужно заметить, что это только склонность и она не обязательно должна проявиться. Причем, она может проявиться как полная противоположность. Есть хорошо известный Вам пример Павлика Морозова.

Хочу поделиться с Вами самым поразительным открытием – существует ген воровства. Оказалось, что у многих воров есть врожденная предрасположенность к воровству.

– Воров мы сажаем в тюрьмы.

– Видите ли, товарищ Берия, мы можем посадить в тюрьму всех воров, но мы не можем исправить их таким образом.  Отказаться от своего занятия – выше их сил.

– Вы хотите сказать, что советская власть не может изменить человека?!

– Может. Я позднее объясню, как это сделать. Вернемся к генам. В своем первоначальном состоянии они не проявлены. И развиться они могут в любом направлении, – Вавилов говорил быстро, как будто боялся, что ему не дадут закончить.

– От чего зависит их развитие?

– Исключительно от окружающей среды – родители, страна, социальная среда. У кого–то есть склонность к обману – сделайте из него дипломата. Это подходящая должность для самого большого хитреца. Иначе он найдет способ обманывать свое государство.

– Но ведь человек не выбирает родителей и страну, в которой родился.

– Правильно, поэтому  у него нет свободы выбора. Его гены будут развиваться по законам его окружения. В одной социальной среде хитрец станет великим дипломатом, в другой – великим махинатором, ворующим у своей страны.

Есть еще один фактор, который не воздействует напрямую на гены. Это желания, которые мы получаем от общества. Я часто бывал заграницей и проводил различные эксперименты. Например, национальные блюда разных стран дегустировали представители других народов. Выяснилось, что в подавляющем большинстве случаев еда, которую сочли деликатесом в одной стране, вызывала крайнее отвращение у представителей другой. И это проявляется не только в еде. Одежда, развлечения, поведение. Большинство воспитанных европейцев никогда не поймут китайца, для которого совершенно естественно и даже обязательно  плеваться на улице. А в Японии на вас посмотрят с огромным недоумением, если вы захотите погладить чужого ребенка по голове. Все это – приобретенные извне стереотипы.

– На них человек тоже не влияет?

– Не влияет. Он получает желания от общества, в котором живет.

– Значит, Вы утверждаете, что у человека не может быть свободы выбора?

– Не совсем. Действительно, все его мысли и желания зависят от окружающей его среды. Но он может выбрать эту окружающую среду. В этом и заключается свобода выбора. Свобода выбора – подставить себя под правильное воздействие, жить в «правильном» обществе.

– Кто определяет это «правильное» общество?

– Каждый человек должен определить это для себя. Поэтому я послал свои рекомендации товарищу Сталину. Люди в первую очередь должны захотеть построить коммунистическое общество. Их нельзя заставить. Но если они захотели и согласились на это, нужно создать систему правильного воспитания. Не только детей, но и взрослых. И только общественное воспитание изменит людей. Иначе создание Советского Союза обречено на провал. Никакие запугивания, тюрьмы, ссылки не изменят людей!

– Это мы еще посмотрим, – Берия встал. – Мне все ясно. Вы ведь приговорены к расстрелу? Я получил Ваше заявление с просьбой о смягчении участи, предоставлении работы по специальности и разрешении общения с семьёй. Я изменю ваш приговор на 20–летнее заключение. С семьей сможете общаться. Проведем научный эксперимент. Вы ведь любите эксперименты? Посмотрим, исправит ли это Вас?

 

 

Глава 37. Переход в другое измерение

5 часов до Конца Света – 21 декабря 2012

Москва

Миша глянул на часы – 5 утра. Он не помнил, когда заснул. Или не спал, а лишь на мгновение сомкнул глаза. Вся жизнь казалась одним мгновением. Что он успел? Мог ли он вообще что–то сделать или успеть? Это всего лишь несколько кадров фильма. Не самые интересные кадры на вечной ленте, которую никто никогда не смог изменить. Сценарий написан заранее. И все же от него что–то зависело. Он был уверен. Что–то очень важное. Он не выполнил своей миссии, не понял, или не захотел понять. И сегодня он безвольно перейдет в другое измерение и будет, как тот дубль в 92-ом, искать возможности связаться с нашим миром и сообщить ему, что другое измерение не спасет людей. Но почему, собственно, не спасет? За последние полгода Миша полюбил этот мир, законы которого так просто и ясно излагали по телевизору, радио, в газетах и журналах каждый день. Он даже ждал этого перехода и в глубине души надеялся, что все будет хорошо. И все люди ждали и надеялись. Новый мир действительно был лучше нашего. Ученые постарались…

Призрачно все в этом мире бушующем,
Есть только миг, за него и держись.
Есть только миг между прошлым и будущим.
Именно он называется «жизнь»...

запели охрипшие за ночь соседи, отмечающие первый Конец Света. Миша вышел на балкон.

– Мужики, отдохните немного! Пять часов осталось. В самый раз немного помолчать, подумать!

– На том свете отдохнем! – пространство заполнил душераздирающий хохот.

Пусть этот мир вдаль летит сквозь столетия,
Но не всегда по дороге мне с ним.
Чем дорожу, чем рискую на свете я?–
Мигом одним, только мигом одним.

Сирена вывела Мишу из оцепенения. Он простоял на балконе почти пять часов, погруженный в свои мысли. Сирена означала, что до конца света осталось 15 минут. Миша сделал глубокий вдох и медленно пошел по направлению к спальне. Он достал из шкафа коробку с ТВВ, полученную в пункте раздачи и положил на кровать. Дизайн упаковки шлема оказался очень скромным. Распечатал, снял крышку. Тщательно распутал провода. Вытащил синий шлем со встроенными микросхемами и нацепил его на голову. Подключил один кабель к маленькому устройству – черной коробочке. Второй вставил в розетку. На правой стенке черной коробочки располагалась красная кнопка. «Кэвин, американец на египетских пирамидах!», – страшная догадка заставила его немедленно схватить трубку телефона. Дрожащими руками, после нескольких попыток он набрал номер.

– Сюзан!

– Миша? Мы же уже попрощались. И договорились встретиться в другом измерении, – у Сюзан явно было приподнятое настроение. – Шучу, шучу. Я всегда рада тебя слышать. Даже за десять минут до конца света.

– Как зовут руководителя проекта ТВВ?

– Кэвин. Кэвин Фелпс.

– Останови систему. Ты должна во что бы то ни стало остановить запуск ТВВ. Это погубит нас.

– Почему погубит? Что с тобой?

– Кэвин Фелпс! Я не могу тебе этого объяснить, но я чувствую, что я должен остановить его. Не случайно судьба столкнула нас в Египте. Как же я раньше не догадался?!

– Ты встречался с ним в Египте?

– Да. Помнишь, я рассказывал тебе? Я принял его за антрополога. Я чувствую, что он хочет властвовать над людьми. Не более. Сейчас мне это ясно из его высказываний. Мы пересекались с ним и в прошлых жизнях!

– Система запущена. Ничего нельзя изменить. Успокойся. Почему ты решил, что в новом мире нам будет плохо? Не обманывай себя! Ты хочешь попасть туда. Все люди хотят.

– Еще я узнал, как Бааль Сулам определил свободу выбора. Вавилов использовал его идеи в своих работах. Свобода выбора заключается в выборе окружения, общества, под воздействие которого ты хочешь себя подставить, чтобы измениться. Других вариантов не существует!

Сюзан не отвечала. Миша понял, что она плачет. Потом он услышал, как она быстро застучала по клавиатуре.

– Мишенька, дорогой мой. Ничего нельзя изменить. Дай мне слово, что перейдешь в новый мир, – ее голос дрожал.

– Хорошо, – отрешенно сказал Миша.

Он уронил трубку и медленно опустился на кровать. Плохо соображая, что с ним происходит, он закрыл влажные от слез глаза.

– Пять, четыре, три, два, один! Он сказал: «Поехали», и махнул рукой! – указательный палец нажал на маленькую красную кнопку.

Глава 38. Аномалии нового мира

29 января 2013

Россия. Первый канал телевидения

– Сегодня 29 января.  Мы начинаем первый выпуск новостей после перехода в новый мир, – с экрана смотрела молодая телеведущая с каштановыми слегка вьющимися волосами до плеч, причесанными на косой пробор, и светло–серыми глазами. – Название нашей передачи «Новые новости». Коротко о главных событиях:

Ученые всего мира объединили свои усилия, чтобы построить новую научную модель мира. Все области науки будут пересмотрены. Мы поговорим с российским представителем организованной две недели назад Международной академии новейших наук – МАНН.

В атмосфере Земли наблюдается тенденция исчезновения озоновых дыр.

Расход бензина в автотранспортных средствах резко сократился.

Об этих и других новостях в нашем выпуске.

12 января, по инициативе американских ученых, была организована Международная академия новейших наук. В организацию вошли представители 55–и стран. Целью МАНН будет исследование мира, создание новой научной концепции, пересмотр существующих областей науки и введение новых. Сейчас мы поговорим с академиком Валерием Витальевичем Кечиновым, официальным представителем России в МАНН, находящемся в данный момент в Нью–Йорке.

На небольшом экране в верхнем углу показался Валерий Витальевич.

– Здравствуйте, Валерий Витальевич.

– Приветствую Вас и телезрителей.

– Валерий Витальевич, расскажите, пожалуйста, о МАНН.

– Организация начала свою работу всего две недели назад. Поэтому о результатах говорить рано. Ее задачи Вы очень точно перечислили. Дело в том, что после перехода сразу стало ясно, что мировоззрение людей изменилось. Кроме этого, ученые начали наблюдать различные аномалии, которые наши классические науки просто не в состоянии объяснить. Необходима организация, которая бы объединила усилия ученых из всех стран в построении новой модели мира. Нужна новая парадигма.

– Что же изменилось в мире, Валерий Витальевич?

– В первую очередь, основа физического мира осталась без изменений. Внешне он выглядит так же, как раньше.

– Является ли это первоначальной задумкой ученых?

– Затрудняюсь ответить на этот вопрос. Мы ждем пресс-конференции, на которой выяснятся все детали.

– Когда состоится пресс-конференция?

– Об этом мне тоже пока не известно.

– Хорошо. Физический мир не изменился. Что изменилось? Можно ли вообще назвать мир новым?

– Не соглашусь с Вами, что физический мир совсем не изменился. Наблюдаются аномалии. В основном они связаны с экологией и расходом энергии. Но об изменениях Вы расскажете телезрителям чуть позже. Многие сегодняшние новости станут сенсацией.  Главное же изменение – это, естественно, внутреннее ощущение. Я бы сказал, что изменилась человеческая природа.  Наука психология должна быть полностью пересмотрена. Этим уже занялись ученые МАНН. До сих пор психологии было известно два принципиально разных типа личности: экстраверты и интраверты. Экстраверты –  тип личности или поведения, который ориентирован в своих проявлениях вовне, на окружающих. Интраверты – тип личности или поведения, ориентированный вовнутрь или на себя. Ученые воспользовались этими терминами и ввели два новых – интравертная и  экстравертная природа человека.

– Что такое интровертная природа человека?

– Интравертная природа человека – до перехода в новый мир. Чем она характеризуется? Эгоистическим отношением к окружающему миру. Внутренней программой, настроенной на максимальное потребление с минимальными затратами, потому что человек не ощущал окружающий его мир частью себя.

– А сегодня это ощущение поменялось?

– Да. И оно названо экстравертной природой человека –  все внутренние расчеты человека включают не только его собственную выгоду, но и принимают во внимание всех остальных. Сегодня говорить «остальных» будет неправильно, так как они ощущаются  как часть его самого.

– Не могли бы Вы привести конкретный пример?

– Попробую. Валерий Витальевич ненадолго задумался. –  Простой житейский пример. Допустим,  жизненная необходимость заставила Вас обзавестись автомобилем. В силу различных причин Вы приняли решение купить машину со вторых рук. Нашли продавца, пришли на встречу, осмотрели товар.

Продавец подробнейшим образом рассказывает Вам обо всех достоинствах и недостатках машины, боясь упустить малейшую деталь. Он демонстрирует Вам все необходимые документы и распечатки результатов техобслуживания. Вы чувствуете, что он боится Вас хоть в чем–то обмануть и хоть что–то от Вас скрыть.

Наконец, вы решаетесь на покупку. Вам обоим известен прейскурант, остается лишь закрыть сделку. Продавец чувствует Вашу заинтересованность, но, не желая нанести ущерба Вашему семейному бюджету, предлагает заплатить всего лишь 60% от реальной стоимости машины. Но и Вы «не лыком шиты»! Вы видите, что машина – в отличном состоянии, так чего ради Вы должны платить меньше, да еще настолько!? Вы тоже не заинтересованы в том, чтобы продавец пострадал хотя бы на копейку, и поэтому начинаете отсчитывать полную цену. Продавец умоляет Вас согласиться хотя бы на символическую скидку. После некоторых уговоров Вы соглашаетесь на компенсацию за проезд и потраченное время. Сделка закрывается.

Я считаю, что такая ситуация вполне возможна и даже типична. Если раньше мы совершенно естественно пытались обмануть покупателя и разбогатеть за его счет, то сегодня, тоже совершенно естественно, мы думаем о покупателе, как о самом себе. И для этого не нужно прилагать никаких усилий. Это – внутреннее ощущение, новая природа. Не будем же мы обманывать и наживаться на самом себе. С другой стороны и наполнение, получаемое другими людьми, ощущается нами как наше собственное.

– Спасибо, Валерий Витальевич. Мы еще вернемся к Вам. А пока главная новость дня – озоновые дыры исчезают. С репортажем – Максим Аронян.

Молодой журналист начал свой репортаж из большой лаборатории с множеством компьютеров, больших мониторов с изображением космоса и поверхности Земли и принтеров, безостановочно что–то распечатывающих. Рядом с журналистом стоял мужчина средних лет в белом халате. За некоторыми компьютерами сидели люди в таких же белых халатах.

– Мы находимся в Центре космического мониторинга, ЦКМ, – начал репортаж Максим. – Михаил Семенович Канторович, руководитель ЦКМ, любезно согласился ответить на несколько моих вопросов. Михаил Семенович, чем занимается ЦКМ?

– Главная цель деятельности ЦКМ – получение, обработка и анализ оперативных данных из космоса в целях предоставления наиболее полной, актуальной и объективной информации о природно-ресурсном потенциале, экономическом и экологическом состоянии регионов.

– Какие изменения произошли после перехода в новый мир?

– Еще совсем недавно мы получали данные со спутников, которые не предвещали человечеству ничего хорошего. Экологическая проблема всегда считалась одной из главных.

– Например, озоновые дыры …

– Все мы знаем из школьных уроков, что на высоте от 10–и до 50–и километров от поверхности Земли находится стратосфера. Именно там и располагается озоновый слой, защищающий нашу планету от опасного ультрафиолетового излучения Солнца. Без озонового слоя на Земле вообще не возникла бы жизнь в тех формах, в каких она существует. По общепринятой в научной среде теории, во второй половине XX века все возрастающее воздействие антропогенного фактора в виде выделения хлор– и бромсодержащих фреонов привело к значительному утончению озонового слоя. Например, впервые озоновая дыра диаметром свыше 1000 километров была обнаружена в 1985 в Южном полушарии над Антарктидой группой британских учёных. Озоновые дыры постепенно разрастались. Но в последний месяц произошло, я бы сказал, чудо. В атмосфере Земли наблюдается тенденция исчезновения озоновых дыр. Взгляните сюда, – он указал на монитор. – Две фотографии. Одна сделана два месяца назад, другая – сегодня. Можно ясно видеть, что озоновая дыра практически исчезла.

– Поразительно! Новый мир преподносит нам сюрпризы. То ли еще будет! Максим Аронян из центра управления спутниками.

– Спасибо Максим. А мы переходим к следующей новости, – продолжила телеведущая. – Расход бензина в автотранспортных средствах резко сократился. Первыми на этот феномен стали обращать внимание водители. После проверки, ученые подтвердили, что, по непонятным пока причинам, расход бензина действительно сократился приблизительно в 50 раз уже на третьей недели после перехода. Похожие явления наблюдаются в ряде других областей. Например, в сельском хозяйстве происходит тенденция сокращения потребления растениями воды. Напомню, что в конце передачи мы попытаемся получить научное объяснение этим удивительным феноменам у нашего сегодняшнего эксперта, российского представителя в МАНН, академика Валерия Витальевича Кечинова. А пока – следующий репортаж Ольги Барковской.

На экране показалась Ольга. Она находилась на пасеке. На ней был пчеловодный костюм. Защитная маска с мелкой сеткой. Комбинезон из плотной ткани на застёжке–молнии. Перчатки.

– Еще несколько месяцев назад, слово «пчеловод» считалась почти архаизмом. За последние два года популяция пчел в  мире сократилась до минимального уровня. Пчелы были внесены в Красную книгу. За ближайший  год мир мог полностью лишиться этих жизненно необходимых для  человека насекомых. Было  установлено, что причиной гибели пчел является сотовая связь. Вскрытие пчел показало наличие незнакомых грибков и бактерий. Излучение сотовых телефонов нарушало  систему ориентации насекомого. Пчела  не  могла найти дорогу обратно в улей и  гибла. Без пчел невозможно опыление растений.  Не будет  растений – не станет  человека! Но посмотрите,  что  происходит.    По  официальным  данным,  за   последний   месяц       использование   сотовых  телефонов    никак   не    изменилось.  А   пчелы   неожиданно появились.

Камера перенеслась на рой пчел на заднем плане.

– Спасибо, Ольга. И последняя новость к этому часу. Главным загрязнителем атмосферы в городах является  автотранспорт. Например,  в Москве его доля составляет  более 90%.  Автопарк  российской столицы  насчитывает около  4 миллионов  машин, и цифра эта с каждым  годом увеличивается  на  10 – 15%. Столичные автомобили ежегодно выбрасывают в окружающую среду около 2  миллионов тонн  твердых, жидких и газообразных отходов,  многие  из  которых крайне  токсичны  для человека. Городские  зеленые  насаждения, призванные оздоровлять среду,  теряют свои функции в результате воздействия автотранспорта. Из всех московских деревьев, а по приблизительным подсчетам, их в городе более 35 миллионов,  произрастающих за пределами городской лесопарковой зоны, лишь около 10 процентов признаны вполне здоровыми. Но … все эти данные верны на 21 декабря 2012 года. По новым данным ученых, при такой же эксплуатации автотранспорта сегодня, не происходит никаких вредных воздействий на человека. Валерий Витальевич, есть ли научное объяснение событиям, происходящим в мире?

– Да. Рабочая  версия  уже существует.  По  мнению  ученых,  все  экологические проблемы, преследующие человека много десятков лет, были вызваны отсутствием равновесия человека и Природы. Все катаклизмы были направлены на коррекцию отношения  человека  к  миру  и  другим людям.  Заранее заложенная  в  Природе программа    приводит человека  к  определенному  состоянию  –  бескорыстному отношению к окружающему его миру, к другим людям. Сегодня, когда мироощущение  человека  изменилось,  эта  коррекция  не  требуется.  Наблюдаемые  нами «аномалии» на самом деле не являются аномалиями. Это – естественное состояние Природы. Аномалией я бы  назвал то, что  происходило с нами  раньше. Все программы по спасению Земли от экологической катастрофы были  изначально  обречены  на провал. У  нас  есть  множество  таких  примеров.  Изменение  внешнего поведения человека никак не влияет на экологию. Мы  можем перестать ездить на машинах,  но озоновые  дыры  будут  продолжать  расти. Или  произойдет что–то другое. И это потому, что мы не знаем, какие действия правильны, а какие – нет. Но если  мы изменяемся внутренне и приходим  к равновесию с Природой, то  любые наши действия автоматически становятся правильными, так как исходят из  совершенно другого понимания мира.

– Если я правильно Вас поняла, Вы хотите сказать, что все экологические проблемы не были вызваны внешними факторами, а лишь являлись следствием  неправильного внутреннего мироощущения человека?

– Да.

Глава 39. Вся правда о ТВВ

14 марта 2013

Москва

Миша медленно шел по Воздвиженке. «В создании ТВВ принимал участие  академик Волгин», – вдруг всплыло из подсознания. Он не сразу понял, откуда к нему пришла эта мысль. Афиша. Он проходил мимо афиши. Миша быстро пошел в  обратном направлении,  пока ни увидел  висевшую рядом  с  Российской  Государственной библиотекой вывеску:

Встреча с академиком Волгиным

Тема беседы: История создания ТВВ

14 марта. 18:00

Миша бесшумно вошел в большой зал библиотеки. Встреча с академиком только что началась. Все сидячие места были заняты. Многие пришедшие стояли в проходах.

– А теперь давайте поприветствуем Леонида Васильевича Волгина, академика, ученого, специализирующегося в области квантовой физики и имевшего прямое отношение к созданию ТВВ. Ваши аплодисменты.

Опираясь на трость, на сцену поднялся Леонид Васильевич, бодрый, немного сутулый старичок лет семидесяти.

– Здравствуйте, друзья, – Леонид Васильевич улыбнулся. – Я очень рад, что вы пришли послушать мою лекцию. К тому же, я хотел бы сделать, можно сказать, сенсационное заявление. Я решил, что не буду собирать никаких пресс-конференций с множеством дотошных журналистов, а просто расскажу о секрете ТВВ людям, которые придут и захотят меня послушать. Я действительно имею непосредственное отношение к созданию ТВВ, – он сделал паузу, собираясь с мыслями. – Я убежден, что человечество своим сегодняшним продвинутым состоянием обязано американскому ученому Кэвину Фелпсу, моему давнему приятелю. Я очень горжусь нашей дружбой и особенно тем, что я помог ему воплотить в жизнь гениальный план перехода человечества на новую ступень развития.

Как вы, конечно, помните, каких–то несколько лет назад в мире царил глобальный кризис. Все системы рушились – экономика, воспитание, семья. Мир захлеснули наркотики, остро обозначились экологические проблемы. Фелпс руководил в то время сверхсекретным отделом исследований при ФБР. Практически все, что было связано с наукой и хоть как-то интересовало правительство США, проходило через этот отдел. Он обладал полной информацией и видел, что мир катится к катастрофе, которую через какое–то время невозможно будет предотвратить. И тогда, в 2007 году он решил воспользоваться случаем. Начался бум, связанный с концом света в 2012 году. Многие ученые в мире пришли к выводу, что существует вероятность гибели нашей планеты. Подтверждения находили даже в древних источниках. Вариантов было предостаточно – столкновение с планетой Х, геомагнитные бури, падение метеорита. Фелпс решил поставить человечество перед лицом опасности. Он сфабриковал выводы своей комиссии, уверив президента США, что конец света наступит с вероятностью почти в сто процентов.

– Значит, на самом деле конец света не должен был состояться? – спросили из зала.

– Я вам приведу несколько примеров несостоявшихся концов света:

26 октября 1997 года – конец света, согласно российским контактерам с планетой Гуфера.

31 декабря 1999 – конец света и Судный день, согласно расчетам Круглого стола американских исследователей Библии: философов Марка Фарина, Сары Бойет, Дианы Станта, Дональда Майерса и священника Джона Трейлера.

Начало 2000 года – конец света, согласно российскому астрологу Владимиру Соболеву. Еще одна версия – из-за        сбоя компьютеров, вызванного проблемой «Ошибка 2000».

2006 год – конец света в результате столкновения Земли с астероидом Икар.

Этот список можно продолжать очень долго. Не думаю, что 2012 год чем–то отличался от предыдущих. Люди любят сенсации. Когда–то на этом делались большие деньги. Но вернемся к мистеру Фелпсу. Поначалу он не планировал создания ТВВ. Он надеялся, что перед лицом опасности человечество изменится, правительство предпримет какие–то шаги. Но ничего этого не произошло.

– И тогда он изобрел ТВВ?

– Да. ТВВ был изобретен. Но нужно было как-то убедить весь мир воспользоваться его изобретением. Он уговорил американское правительство засекретить исследования и изобретение ТВВ. Его план сработал. О ТВВ узнали наши российские спецслужбы и очень этим заинтересовались.

– Если проект был засекречен, как о нем узнали наши спецслужбы? – спросил усатый мужчина, стоящий в проходе.

– На то они и спецслужбы, чтобы узнавать о секретных проектах, – все засмеялись. – На самом деле, и здесь не обошлось без помощи Фелпса. Он попросил свою ассистентку приобрести в России программное обеспечение. Ее приезд сразу заинтересовал ФСБ. В программу был встроен так называемый «бэкдор», то есть возможность получения доступа к системе, на которой установлена программа. Таким образом, Фелпс дал зацепку российским спецслужбам, а остальное было делом техники.

Только сейчас Миша понял смысл фразы, брошенной Сюзан тогда в ресторане: «Я все знаю». Значит, она изначально приехала в роли «приманки». Миша был рад, что не стал расспрашивать ее ни о чем. Кто знает, как могли развернуться события?

– У нас тоже существовал сверхсекретный отдел исследований, которым руководил, как вы, наверное, догадались, ваш покорный слуга. И мы получили заказ: подтвердить или опровергнуть выводы американцев о конце света. В то же время ко мне обратился мой давний друг Кэвин Фелпс с просьбой о помощи. Он попросил меня, так же как он сделал это в своей стране, уверить российское правительство в большой вероятности конца света. Он заранее просчитал реакцию России. Информация о ТВВ просочилась во все СМИ мира.

– Но где в это время были другие ученые? Разве они не понимали, что все это – выдумка?

– Во-первых, некоторые исследования действительно подтвердили выводы комиссии Фелпса. Пусть с меньшим процентом вероятности, но возможность катастрофы существовала. Кроме того, Фелпс очень хорошо понимал психологию ученых, большинство из которых в то время не искало правды, а лишь желало уважения и почестей для себя. Никто не посмел пойти против мирового течения и потерять все, что у него есть.

 После известия о конце света и создании ТВВ, человечество осознало, что стоит на грани гибели. Но это ничего не изменило. Кризис продолжался. Люди не менялись, не осознавали причин, корня всех проблем. Фелпс был в отчаянии. Он не был уверен в том, что люди действительно воспользуются его изобретением. Ему неожиданно помог случай. Он встретил в Египте нашего соотечественника по имени Михаил. Ничего, кроме имени, о нем неизвестно, – мурашки пробежали у Миши по коже.

– Этот самый Михаил рассказал Фелпсу, что в начале 90-х годов у него состоялся контакт с… как бы это назвать, со своим будущим состоянием.  Его дубль из будущего сообщил ему, что в 2012 году человечество перейдет в другое измерение, но не обретет счастья. Переход не решит проблем. Рассказ расставил все точки над i. Фелпс нашел слабое звено. Люди должны добровольно захотеть перейти в новый мир. Это натолкнуло его на мысль о начале международной кампании по рекламе нового мира в мировых СМИ. Полгода нам рассказывали о его законах. Все мы полюбили его и захотели туда попасть, воспользовавшись аппаратом ТВВ.

– Этот Фелпс просто гений! – крикнул кто–то, и зал зааплодировал.

– А как Ваш друг спроектировал законы нового мира, в котором мы сегодня живем? – спросила девушка из первого ряда.

– Эти законы были открыты за много веков до нашей эры. Впервые они были записаны Авраамом. Затем было еще четыре перевоплощения его души, включая всем известного пророка Моисея. В каждой последующей жизни Авраам совершенствовал свое постижение и объяснение. Фелпс долгое время занимался исследованием скрытой части учения Авраама и Моисея. Все законы он вывел оттуда.

– Почему мир внешне не изменился? Это было заранее запланировано?

– Скажу вам честно, тут произошел какой–то сбой системы. На самом деле, внешне наш мир должен был отличаться от старого очень сильно. Произошло что–то непредвиденное, и мы до сих пор не знаем причины. Но, с другой стороны, все обошлось, и внутреннее изменение людей состоялось. А в том, что мы остались в нашем физическом мире, я лично ничего плохого не вижу.

Миша вышел на улицу. В голове вихрем проносились мысли. Зазвонил мобильный.

– Алло.

– Мишенька, привет. Это Сюзан.

– Сюзан?! Куда ты пропала?

– Новый мир, новые дела. Но я часто думала о тебе. А ты почему пропал?

– Не знаю… После нашего последнего разговора как-то не решался позвонить. Я тоже думал о тебе.

– Я в Москве, в Шереметьево.

– Как?! Почему ты не предупредила о своем приезде?

– Хотела сделать тебе сюрприз. И еще рассказать две новости.

– Две новости?

– Заезжай за мной скорее.

 

Через час в аэропорту Шереметьево

Миша сразу заметил в толпе сияющую Сюзан. Он подбежал к ней, и они обнялись.

– Ты стала еще прекрасней, чем раньше!

– Переезд в новый мир на меня благоприятно подействовал, – улыбнулась Сюзан. – Я по тебе очень соскучилась.

– Правда? Я – тоже.

– Я должна тебе кое-что рассказать. Не хотела делать это по телефону.

– Две новости?

– Да. Первая, но не главная – 21 декабря я не запустила систему ТВВ.

– Как не запустила?! Но ведь наше сознание изменилось. Мы перешли в новый мир с новыми законами. Ты меня обманула тогда?! Как ты могла? – обида подавила все остальные чувства. Миша с трудом сдержал себя, чтобы не развернуться и не уйти.

– Извини, но я не могла сказать тебе правду. Я знаю, что ты сейчас чувствуешь, но выслушай меня до конца. Я работала у Кэвина Фелпса с самого начала разработки ТВВ. Он – ученый, и для него не существует ничего, кроме науки. Он не понимает, что такое чувства, только формулы. Люди ему были совершенно безразличны. Он хотел спасти человечество, но не ради самого человечества, а ради собственной славы и самоутверждения. Он делал, как могло показаться, правильные вещи, но ТВВ был обречен на провал. В какой–то момент я это поняла. Никакие физические воздействия на тело человека не могут изменить его природу. Точно так же, как никакие регуляторы не могут вывести из кризиса. Должна измениться человеческая природа, его желания, устремления, а на это никакие химические или электронные воздействия повлиять не в состоянии. Они могут сделать из человека робота или наркомана, но не более того. Изменение должно прийти изнутри. Человек сам должен захотеть стать лучше, что–то изменить в себе, в своем отношении к другим. Я много думала об этом. Как я действительно могу повлиять на самые сокровенные желания людей? И пришла к выводу, что менять в планах Фелпса ничего не нужно. Реклама нового прекрасного мира, в котором властвует любовь – это все, что требуется. Ни в коем случае не делать это насильно. Просто убедить их. Это – всего лишь психологическая проблема. Сила мысли способна творить чудеса. Когда миллиарды людей хотят попасть в мир любви и гармонии, ничто не способно остановить их. Никакие препятствия! Но я сомневалась до последнего момента. И вдруг произошло чудо! Позвонил ты и рассказал об определении свободы воли Бааль Суламом. Ты развеял все мои сомнения. Ведь это именно то, что человечество сделало – создало сообщество, мировую социальную среду. Оно впервые рекламировало любовь, а не кока-колу, машины и драгоценности. И каждый человек, который захочет получить желание любить других, мог присоединиться к этому обществу и получить его желания.

– Но почему ты мне не рассказала об этом?!